Главный итог хабаровского саммита: Баррозу расслышал Медведева

05/25/2009 - 07:11

Часто бывает, что когда участникам высоких переговоров нечего представить после их завершения, они говорят о дружеской обстановке, которая сопутствовала общению. Саммит Россия--Евросоюз, который состоялся в конце прошлой недели в Хабаровске, можно было бы отнести к разряду таких мероприятий. Если бы не одно «но». От него изначально никто не ждал прорывов -- ни в России, ни в Европе. Повестка была согласована аморфная, а градус напряжения в отношениях между Москвой и Брюсселем по ключевым темам сотрудничества в последние несколько месяцев был близок к критическому уровню. В этих условиях тот факт, что между российским президентом и европейскими гостями состоялся длинный и содержательный разговор по проблемам энергетического взаимодействия, может рассматриваться как позитивный шаг.

Тем не менее между строк заметно, что стороны остались на диаметрально противоположных позициях относительно Энергетической хартии и ситуации с Украиной. Кремль рассчитывает организовать и возглавить с «нуля» процесс нового универсального документа, регулирующего глобальный оборот энергоресурсов. Европейцы придерживаются хартийного процесса как правовой базы в сфере международного энергетического сотрудничества, признавая возможность актуализации и модернизации. Москва требует от Брюсселя четкой позиции в отношении украинского транзита и готовности поровну поделить коммерческие и политические риски. Гости выражают надежду, что Россия и Украина не допустят повторения январских событий и не будут делать заложников из европейских потребителей, но брать на себя часть ответственности за поведение Киева они не хотят.

Взаимоотношения в сфере энергетики не значились в официальной повестке саммита, но уже за столом переговоров Дмитрий Медведев предложил гостям все-таки уделить этим вопросам повышенное внимание. И в итоге их обсуждение заняло львиную долю переговорного времени.

Дмитрию Медведеву, по его собственному признанию, «показалось», что «европейские коллеги с интересом воспринимают» предложенный им месяц назад «Концептуальный подход к формированию правовой базы международного энергетического сотрудничества». И коллеги тактично не стали это отрицать, но выдали свое толкование сказанного на переговорах.

Перед европейцами стоит непростая задача -- им нужно осознать и принять, что Кремль ни при каких обстоятельствах не намерен ратифицировать Энергохартию в ее нынешнем виде, и это не является предметом торга. Это по-настоящему непросто, ведь прежде торговаться удавалось -- хорошо известно, как пять лет назад Романо Проди и Владимир Путин «разменяли» согласие Брюсселя на присоединение России к ВТО на согласие Москвы включиться в киотский процесс. Сейчас, как и в случаях с Косово или расширением НАТО, Россия снова проявляет бескомпромиссный подход. Проблема для Брюсселя в том, что в данном случае это невозможно игнорировать.

Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу отлично продемонстрировал все метания, которые испытывают европейские чиновники. «Я приветствую идею господина Медведева об актуализации Энергетической хартии, с тем чтобы наилучшим образом использовать те идеи, которые были высказаны господином Медведевым относительно новых правил в области энергетики», -- сделал он реверанс в адрес инициативы российского руководства. Но тут же оговорился: «Как было правильно сказано, мы считаем, что ряд этих идей весьма полезен, и их необходимо обсудить в рамках процесса обзора Энергетической хартии». По его словам, Брюссель открыт к проведению дискуссий на международном уровне об «усовершенствовании существующих режимов». «Но мы не должны отказываться от тех договоренностей, которые уже имеются, переговоры о которых велись в течение многих лет», -- подчеркнул политик, имея в виду более чем 20-летний опыт принятия и развития Энергетической хартии и юридически обязывающего договора к ней. «Мы четко понимаем, что Россия не поддерживает Энергетическую хартию в ее нынешнем виде, но в то же время мы понимаем, что Россия готова подключиться к процессу обсуждения некоторых предложений в рамках обзора договора к Энергетической хартии», -- эту дилемму, словно мантру, г-н Баррозу повторил несколько раз в течение одной минуты.

Фактически Еврокомиссия предлагает России вернуться за стол переговоров по модернизации положений Договора к Энергетической хартии, например, за счет согласования Транзитного протокола. По мысли Брюсселя, на этой площадке можно было бы конструктивно и предметно обсудить и другие предложения Москвы в части создания механизма неполитического урегулирования транзитных споров, специального международного арбитража.

Но, судя по словам г-на Медведева, его позиция непримирима. Президент несколько раз повторил, что наша страна не является участником Энергетической хартии (хотя это совсем не корректно с юридической точки зрения, поскольку Россия применяет ДЭХ на временной основе) и «не собирается участвовать в Энергетической хартии в действующей ее редакции». Даже если предположить, что Москва уже готова запустить официальный механизм выхода из ДЭХ (а это, по некоторым данным, так и есть), говорить о неучастии в процессе довольно странно.

В то же время ясно, что Кремль хочет сформировать новую площадку для обсуждения своих предложений. Как отметил российский президент, опыт хартийного процесса «нужно использовать для создания более эффективных энергетических инструментов, в том числе путем подготовки либо нового отдельного соглашения по тем процедурам, о которых мы договоримся, либо подготовки новой версии Энергетической хартии, но опять же в рамках тех процедур, которые нами будут отдельно согласованы». Но, судя по всему, определить подходящую площадку для построения новой правовой базы пока не удалось. По словам информированного источника «Времени новостей», стороны договорились начать консультации на уровне экспертов, но никаких конкретных сроков или даже рамок этого процесса не установлено.

Как известно, одной из двух более или менее обоснованных претензий к Энергохартии, которые выдвинула Москва, является неучастие в действующем документе крупных производителей и потребителей энергоресурсов за исключением ЕС и его членов. Второй очевидный изъян ДЭХ - это отсутствие механизма оперативного разрешения спора и воздействия на нарушителей положений Хартии. Это стало понятно в ходе январского кризиса, когда, по выражению г-на Медведева, украинцы, будучи полноправными участниками этого международного соглашения, «что хотели, то и сделали, наплевали на эту Энергетическую хартию и на договор к ней».

Претензии вполне обоснованы и признаются самими европейцами, но необходимости для их удовлетворения отказываться от многостороннего международного договора никто не видит. И уж тем более, пока никто из серьезных партнеров не изъявил желания строить новую правовую систему глобального масштаба «по российским стандартам».

На саммите стороны остались далеки друг от друга и в оценке ситуации с украинским транзитом. Г-н Баррозу, как было анонсировано, привез в Хабаровск предложения Еврокомиссии о создании системы раннего предупреждения об энергетических кризисах и мониторинга ситуации. По словам источника «Времени новостей» в российской делегации, эта инициатива была изложена весьма туманно, в самых общих выражениях. И г-н Медведев не поленился еще раз заранее оповестить гостей о проблемах Украины с закачкой газа в подземные хранилища, что чревато сбоями транзита российского газа в Европу в отопительный период. «Мы готовы помочь украинскому государству, но хотели бы, чтобы значительную часть этой работы взял бы на себя также и, может быть, Европейский союз, те страны, которые заинтересованы в надежности и безопасности энергосотрудничества», -- заявил российский президент, исходя из разумного принципа разделения рисков.

Но г-н Баррозу оставил эту мысль без комментариев, переложив всю тяжесть ответственности за будущие кризисы (если они будут) на Москву и Киев: «Конечно, мы рассчитываем на то, что и Россия, и Украина сделают все от них зависящее, для того чтобы европейские потребители, которые не виновны в возникновении таких проблем, вновь не оказались в ситуации, когда они страдают от таких негативных последствий».

Вместо него европейскую реакцию на российские предложения по сути озвучил Владимир Путин, который несколькими часами позже в кулуарах Совета глав правительств СНГ встречался с Юлией Тимошенко. «Я уже говорил, мы обратились в Еврокомиссию, -- рассказал после встречи г-н Путин. -- Нам ответили там устами министра финансов: «для Украины у нас денег нет». Но это все-таки наша общая проблема... И все должны это понимать и нести свою долю ответственности».

Премьеры в итоге признали, что договориться об условиях оплаты за газ, который Украина должна в теплое время года закачать в подземные хранилища (около 20 млрд кубометров на сумму 4,8 млрд долл.), пока не удалось. Москва предложила сделать соответствующую частичную предоплату за транзит газа в ближайшие 5 лет, естественно, по действующей транзитной ставке. Но глава правительства Украины, во-первых, понимает, что такие договоренности станут прекрасным поводом для газовой атаки со стороны президента Виктора Ющенко, и, во-вторых, все еще старается получить межправительственный кредит в 5 млрд долларов. Хотя и его Москва увязывает с рядом уступок, например, возврата к идее международного консорциума по управлению и развитию газотранспортной системы Украины.
*

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: