Муху Алиев: Нам есть что отстаивать

12/30/2009 - 10:55

Накануне Нового года, пока Дагестан ждет решения Дмитрия Медведева по кандидатуре будущего президента республики, действующий глава республики Муху АЛИЕВ ответил на вопросы обозревателя "Времени новостей" Ивана СУХОВА.

-- Муху Гимбатович, последние несколько месяцев в Дагестане как никогда активна оппозиция. Чего, с вашей точки зрения, добиваются ваши противники?

-- Прежде всего у оппозиции должна быть позиция: например, альтернативная программа экономического развития. А у нас «оппозицией» называют людей, которые, накопив денег, рвутся во власть, критикуя нынешнюю. При этом конструктивных решений не предлагают. Есть дагестанцы, которые помогают республике: строят за счет своих средств заводы, дорогу, спонсируют футбольную команду. Известный меценат Омари Каллаев создал благотворительный фонд «Дагестан без сирот». Другой дагестанский бизнесмен Абдужелил Абдулкеримов безвозмездно передал школам республики более 1000 компьютеров. Крупный предприниматель Зиявутдин Магомедов (брат одного из кандидатов в президенты Дагестана по списку "Единой России" Магомеда Магомедова. -- Ред.) инвестирует средства в проект по развитию широкополосного высокоскоростного доступа в Интернет. Но есть очень богатые дагестанцы, которые не жалеют средств для дестабилизации ситуации в республике, действуют по принципу «чем хуже, тем лучше», чтобы прийти к власти или привести сюда марионетку, которой смогут манипулировать. Им все равно, с чего начать -- с Дербента, Хасавюрта, Махачкалы. Они не жалеют средств, мобилизуют прессу, подкупают федеральных чиновников, раздают деньги на местах, запугивают людей. Ведь весь ажиотаж и вокруг назначения главы управления федеральной налоговой службы по Дагестану (зимой 2008 -- 2009 годов. -- Ред.), и вокруг выборов мэра Дербента (состоялись 11 октября 2009 года, позднее были признаны незаконными городским судом Дербента и Верховным судом Дагестана. -- Ред.) создавался в Москве. Многие сегодняшние проблемы -- это ответ на наше противодействие клановости, назначениям по признаку родства, торговле должностями. Если так, такая «оппозиция» делает честь власти.

-- Как на Дагестане сказался экономический кризис?

-- Уходящий год был непростым: из-за кризиса снизился грузооборот морского и железнодорожного транспорта, пострадали предприятия, которые были встроены в общероссийские хозяйственные связи. Но те, кто не имел выхода на общероссийский и тем более международный рынки, продолжают стабильно работать. Поэтому нет столь большого падения, как в других регионах. У нас даже выросло производство, увеличился приток инвестиций, товарооборот, объем платных услуг. Хотя темпы роста и ниже, чем в предыдущие годы, но рост есть. Кризис не повлиял на строительство жилья: к концу года будет построено примерно столько же, сколько в прошлом году, -- 950 тыс. кв. м. Это в полтора раза больше, чем в 2005 году. Источник -- в основном доходы населения, которые за четыре года выросли в два раза. ВРП с 2005 года вырос в 1,7 раза, объем промышленного производства -- в 1,7 раза, сельского хозяйства -- в 1,2 раза. Доля граждан, имеющих доходы ниже прожиточного минимума, снизилась с 24% в 2005 году до 10%. Построены 53 школы, 75 объектов здравоохранения, два театра, четыре малые ГЭС, 124 км водопроводных и канализационных сетей, 526 км газовых сетей. Газ получили 57 населенных пунктов, в том числе высоко в горах. На дороги за четыре года освоено более 12 млрд руб. В следующем году после реконструкции откроется движение по Гимринскому тоннелю, будут заасфальтированы дороги до горных райцентров. Своевременно производим все социальные выплаты, долги по зарплате на 1 декабря составили всего 600 тыс. руб. по единственной организации. Республика развивается быстрее, чем в целом Южный федеральный округ. Хотя по уровню социально-экономического развития мы продолжаем отставать от средних показателей страны, и сегодняшний уровень развития экономики нас совершенно не удовлетворяет.

Мы разработали стратегию социально-экономического развития Дагестана до 2020 года, она в двух чтениях одобрена парламентом. Речь идет о структурной перестройке экономики, об опережающем развитии промышленности, и прежде всего машиностроения. Доля промышленности в ВРП должна составить не менее 20%, а объемы производства увеличатся в 12 раз по сравнению с 2006 годом. Дотационность, которая в 2005 году составляла более 80%, мы бы хотели видеть на уровне 35%. На 2010 год бюджет республики утвержден с дотационностью в пределах 65%.

-- Это все равно пока очень высокий уровень дотационности.

-- Да, но у нас есть возможности роста. В республику впервые пришли частные инвестиции. Формируются крупные предприятия. В нынешнем году введен в строй консервный завод в Хасавюрте. В Дагестане производится, пожалуй, самое большее количество овощей в России -- свыше 900 тыс. тонн, но до сих пор не было переработки. Новый завод будет выпускать продукции вдесятеро больше, чем до сих пор вся республика. Это 600 рабочих мест. Завод построили за счет кредитов Россельхозбанка, причем республика возмещала предприятию процентную ставку. Таких примеров пока немного, но они есть. В Дагестане 5 млн овец и коз -- больше, чем где-либо в России. Крупного рогатого скота -- 900 тыс. Животноводство могло бы приносить огромные поступления в виде налогов, но не приносит. Мясо везут в Москву, другие регионы России, в Азербайджан, где оно в полтора-два раза дороже. Нам нужна своя переработка. Мы уже построили крупный молочный комплекс в Кизляре. За счет частных инвестиций строится современный стекольный завод, который будет делать тару в количестве, достаточном для всего Дагестана.

-- Вкупе с дотационностью региона обычно говорят о безработице в Дагестане.

-- Создание новых рабочих мест -- наш приоритет. С учетом огромного естественного прироста населения нам необходимо ежегодно создавать не менее 25--30 тыс. рабочих мест. Демографические успехи -- это хорошо, но, с другой стороны, мы просто не в состоянии обеспечить всех работой. Есть острейшая проблема трудоустройства молодежи. Не найдя приемлемой работы, молодые люди уезжают в другие регионы страны -- каждый год примерно 10 тыс. человек. Мы создаем примерно 10 тыс. постоянных рабочих мест ежегодно. В 2009 году создали даже около 13 тыс. рабочих мест. Из этой цифры 5500 -- индивидуальные предприниматели, бывшие безработные, которым оказано содействие в открытии собственного дела в рамках программы снижения напряженности на рынке труда. Все эти данные выкладываются на сайте министерства труда и социального развития Дагестана -- вплоть до фамилий граждан, которые стали предпринимателями и встали на налоговый учет. Регистрируемая безработица потихоньку сокращается: в 2005-м она составляла 22,3% трудоспособного населения, а сейчас -- 13,6%. Мы стараемся поддерживать малый бизнес, для нас это вопрос не только экономический, но и политический. Доля этого сектора высока в торговле, сельском хозяйстве и строительстве. Для его развития создана нормативно-правовая база, есть программа развития малого и среднего предпринимательства на 2009--2011 годы, создан совет по развитию малого и среднего предпринимательства при президенте республики, фонды содействия кредитованию и микрофинансированию субъектов малого бизнеса. На поддержку малого бизнеса из бюджета республики в этом году направлено 116 млн руб. Налоговые поступления от малого бизнеса с 2006 года выросли в 2,5 раза.

-- Из ваших слов может показаться, что Дагестан стабильно развивается и вообще является чуть ли не самым благополучным регионом на Северном Кавказе, хотя кругом только и разговоров о социально-экономических проблемах региона.

-- Проблем действительно еще много. Мешают административные барьеры, мало инновационных предприятий. Многие все еще находятся «в тени», уклоняются от выплаты налогов, «прячут» зарплату. Вообще для дагестанской экономики выход из «тени» - актуальнейшая проблема. К сожалению, мы на всех уровнях власти недостаточно работаем в этом направлении. Значительная часть жителей республики живет, мягко говоря, скромно. Но мы стараемся их поддерживать с учетом возможностей бюджета. Понемногу увеличиваем детские пособия. Обеспечиваем школы горячим питанием -- это уже существенная поддержка для многих многодетных семей. В Дагестане введена новая система оплаты труда бюджетников, повышена зарплата работникам культуры, пенсии людям, имеющим особые заслуги перед республикой. Каждый год 9 мая из бюджета республики каждый ветеран Отечественной войны получает 10 тыс. руб. В этом году выделено 137 квартир детям-сиротам. В бюджете будущего года на эти цели заложено вдвое больше денег. Будут обеспечены жильем семьи всех работников правоохранительных органов, погибших после 2000 года от рук бандподполья. Предусмотрены средства для приобретения жилья воинам-«афганцам». Ясно, что всего этого недостаточно, проблем у людей много, но бюджет пока не позволяет большего. Чтобы достичь намеченных целей, нужны общие усилия органов власти на всех уровнях. Надо помнить о необычайном своеобразии республики, о специфике ее социально-экономических, межнациональных, межконфессиональных, общественно-политических проблем. Исключительно острой темой остается противодействие религиозно-политическому экстремизму.

-- Насколько велик риск распространения исламского фундаментализма?

-- В этом году покушений на работников правоохранительных органов значительно больше, чем в прошлом. Как вы знаете, в июне был убит министр внутренних дел республики (Адильгирей Магометтагиров. -- Ред.) Были покушения на представителей духовенства. Но при этом криминогенная обстановка в целом лучше, чем в других регионах и в среднем по стране, если исходить из числа преступлений на 10 тыс. жителей. Хотя не скажу, что религиозная составляющая ушла на второй план. Мы много раз говорили представителям нетрадиционного ислама: ради Бога, никто вам не мешает, молитесь, как считаете нужным. За идеи никто преследовать не будет. Но зачем брать в руки автомат? Эти люди в леса уходят не за религией. Это бандиты, которые за деньги выполняют задания. Некоторое время назад в Дагестане был убит так называемый «шариатский судья». При проведении обыска у него дома были обнаружены написанные им письма с угрозами в адрес чиновников и бизнесменов: угрожая расправой, он требовал от них денег. Какой же это «судья»? Это обычный бандит. Цели, которые ставят перед собой экстремисты, утопичны, они и сами в них не верят, не говоря о подавляющем большинстве населения. Никакую веру нельзя навязывать с помощью оружия. А люди, которые оправдывают свои противоправные действия существованием коррупции, ничуть не лучше тех, кто берет взятки. Коррупция не причина брать автомат в руки. Если все безработные и недовольные возьмут автоматы в руки, мы уничтожим сами себя. Если вас так раздражают клановость, беспредел и коррупция, давайте говорить об этом и вместе решать проблему. Но зачем стрелять в милиционера или имама? Как верующий человек может забирать чью-то жизнь? Дагестан сейчас проходит очень ответственный этап развития. Пока говорить о необратимости начатых преобразований трудно: коррупция, клановость, преступность слишком долго пытались утвердиться в республике как образ жизни. Все это во многом деформировало нашу систему ценностей и продолжает негативно влиять на жизнь дагестанцев. Наши противники сопротивляются: им есть что защищать. Но и нам есть что отстаивать.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: