Кавказ - полигон по выстраиванию Российской идентичности и становлению России в качестве региональной державы

12/25/2009 - 14:40

Президент России Д.Медведев в послании Федеральному Собранию РФ от 12 ноября 2009 года и подводя итоги уходящего года 24 декабря обозначил в качестве приоритета во внутренней политике федерального центра Северокавказское направление. Особо подчеркнул важность и насущную необходимость взять под контроль федерального центра политические процессы проходящие на Северном Кавказе.
Д.Медведев объявил о своей личной готовности назначить в самое ближайшее время конкретное должностное лицо ответственное за устойчивое развитие Северного Кавказа в целом. Достаточно прозрачно обозначено стремление вернуть Кавказ под Российское влияние.
У США также есть свои стратегические интересы на Кавказе, определяющие политику сдерживания России в этом важном геополитическом регионе. Эти интересы приводят к постоянным попыткам структурировать это исключительно важное для Российской Федерации пространство как антироссийское содружество. Но для России после «пятидневной войны» выпал уникальный шанс стать региональной державой и начать движение к этой цели именно с Кавказского региона. Однако стратегическая неопределенность в Российской политике на Кавказе является серьезным препятствием в реализации этой цели. Пока Россия не станет безусловным центром притяжения на Кавказе, не станет она и региональной державой.
Кавказский регион, как постсоветское пространство, в настоящее время конструирует свою политическую идентичность как за счет притяжения к России, так и за счет отталкивания от России. Россия не смогла до сих пор определиться с тем, какой она хочет видеть себя на Кавказе. России, до «пятидневной войны», бывшим советским республикам на Кавказе вообще нечего было предложить. Уход части кавказских республик из-под Российского влияния связан в первую очередь с тем, что у них просто нет иных вариантов. Россия, хотя её позиция по прежнему остается решающей для развития региона в целом, им ничего конкретно не предлагала. Кавказ в Российской политике, до нынешнего высказывания Медведева, никакого особого статуса «жизненно важных интересов и территорий» не получал. У России нет четкого представления о том, какими она хотела бы видеть свои отношения с Кавказскими государствами и даже с Северокавказскими государственными образованиями. Внутреннюю и внешнюю политику России, проводимую на Кавказе, до сих пор можно было выразить одной фразой: «лишь бы не шумели и не беспокоили». В лучшем случае Россия выступала до сих пор в роли «пожарной команды». Такая политика не могла и не может найти и выстроить стратегически приемлемый формат партнерства, как с Северокавказскими квазигосударственными образованиями, так и с Южнокавказскими постсоветскими государствами. Но такая политика не может продолжаться вечно. Или Россия определяет Кавказ зоной своих «жизненно важных интересов» и начинает проводить внятную внутреннюю и внешнюю политику, или она уходит с Кавказа. Кавказ не терпит «вялых» игроков. Пришло время осознания Россией своей роли и места на Кавказе, а также постановки долговременных стратегических целей.
В первую очередь, конечно, необходимо определиться со своим внутренним Северокавказским пространством. Медведев собственно обозначил насущную необходимость взять под контроль федерального центра политические процессы, протекающие на Северном Кавказе фактически «самотеком». Степень важности, которую Президент России придает в настоящее время Кавказу, можно опосредованно оценить по недвусмысленному высказыванию Медведева о необходимости назначить персонально ответственного за Кавказ, по выражению Сергея Маркедонова - «начальника Кавказа». Но в определенной степени это определенный управленческий парадокс, даже нонсенс. Вся система вертикального управления страной федеральным центром в своей основе выстроена по отраслевому принципу. Министерства и ведомства, через свои территориальные органы «разруливают» свои ведомственные интересы. И к ним зачастую и в частности претензий вроде бы и не возникает. Но в целом «костюм» – и скособочен, и нелеп. Территориальный же принцип управления реально используется лишь на уровне субъектов РФ. И вдруг такое достаточно неординарное намерение Президента Российской Федерации отстроить управление огромной территорией, фактически игнорируя границы субъектов Российской Федерации в Южном федеральном округе (ЮФО) и сложившуюся систему управления. Невольно возникает вопрос о нужности Полномочного представителя Президента РФ в ЮФО, да собственно и о дальнейших перспективах всех других полпредов президента РФ в федеральных округах. Возможно ли что, эксперимент с полпредами близок к завершению?!
Хотя для чиновников и граждан уже давно не секрет, что фактические полномочия у полпредов не велики и реально полпред является лишь «оком государевым», у которого нет «рук». Возникает также масса и других вопросов. В частности множество вопросов взаимосвязанных с национальностью граждан Российской Федерации проживающих на Северном Кавказе. Как известно декларируемая ранее общность «советский народ» была вполне сформировавшейся, долго лелеемой, но утопией. «Советский народ» при случае расселился из союзной «коммуналки» по своим национальным квартирам (конечно, те из них кому удалось их получить), и с упоением начал расширять границы собственной жилплощади, не брезгуя и стрельбой в соседей. Оставшаяся не расселенной другая часть «коммуналки» также не успокоилась и, в настоящее время, процесс получения хотя бы «изолированной жилплощади» далеко не завершен.
Процесс внутренней суверенизации продолжается. Он безусловен в субъектах Российской Федерации. Стабильности на Кавказе нет. Жители Кавказа не желают быть «лицами кавказской национальности», но и новая «российская общность», также как и предыдущая общность «советский народ», вероятно, в реальности, является очередной утопией, как бы это кому-то не хотелось отрицать.
Российская ассиметричная федерация вызывает на Северном Кавказе чувство внутренней неуверенности и у отдельных граждан, и у целых народов её населяющих. Реально сохраняется возможность кровавого и бесконечного процесса перекраивания внутренних границ как между квазигосударственными Северокавказскими образованиями, так и внутри них, на уровне муниципальных образований.
На решение главной своей задачи - восстановление целостности и единства «своих исконных территорий» и «исторических прав», Северокавказские этносы направляют весь свой потенциал развития, всю свою энергию. Возможно, это является одной из причин «поголовной» дотационности всех Северокавказских республик из федерального центра.
Наличие сильной национальной идеологии направленной на национально-государственное строительство не позволяет этноэлитам, упустившим шанс в эпоху развала союза получить «свой» субъект РФ, построенный по национально-территориальному признаку или хотя бы автономное муниципальное образование, в полной мере встроиться в общероссийское социально-правовое поле. Эта же идеология не позволяет этим этноэлитам быть полноценным субъектом внутриполитических отношений в России. Вся их политика определена проблемой несоответствия заявленной внутрироссийской идеологии с реальностью. Ассиметричная Российская федерация не может обеспечить все российские этносы моноавтаномией. Этносов желающих получить свою, пусть и квазигосударственность слишком много, а территории мало. Этноэлиты желающие напрямую получать выплаты от федерального центра, по сути, за внутриполитическую лояльность, не смирятся с отсутствием у себя механизма обеспечивающего получение таких выплат – квазигосударственного национального образования, до фактической ликвидации ассиметричной федерации в России. Пока субъекты Российской Федерации будут сформированы не только по территориальному, но и национальному признаку конфликты неизбежны.
Что же касается конкретной привязки к эпохальному высказыванию Президента России Д.Медведева, то структура ответственная за Северный Кавказ, способная развернуть и весь Кавказ в целом в сферу реальных интересов Российской Федерации, по своей сути, должна иметь делегированные полномочия Правительства России, располагаться на пересечении коммуникационных и транспортных магистралей Северокавказского региона и выполнять функции политического планирования, по аналогии соответствующие оперативному управлению в вооруженных силах РФ. Такая структура, в качестве механизма позволяющего осуществлять приоритетные задачи внутренней и внешней политики РФ на Кавказе, может быть создана при Правительстве РФ в виде его структурного подразделения по Кавказу и территориально располагаться на Кавказских Минеральных водах. Соответственно и в субъектах Российской Федерации следует создать структуры способные координировать всю внутреннюю и внешнюю политику РФ на Кавказе, проводимую через субъекты РФ и собственно субъектами РФ в части их касаемой.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: