Коррупция и преступность.Прокурорская косаи... милицейский камень.

11/27/2009 - 14:13

Иногда слушаешь людей, приходящих в редакцию газеты «Коррупция и преступность» со своими бедами, и, кажется, вот закрыть сейчас глаза, чтобы пропали из поля зрения мониторы и прочие атрибуты XXI века, – и вот они! Трижды проклятые, оставшиеся в памяти народной 1937–38-й! История, вообще-то, движется по спирали. Всё возвращается «на круги своя». Но если следователи образца 37-го года, были отъявленными подонками, холуями людоеда-Хозяина, то нынешние «следаки» вкупе с так называемыми оперативниками сохраняют и успешно приумножают незабвенные и всенародно в веках проклятые традиции.
Если вчитаться в Закон, то нетрудно разглядеть его мудрую простоту. Следователь (по закону) является лицом процессуально самостоятельным. И главная и единственная его задача – это установить истину по делу. Заметьте, не засадить в тюрягу любой ценой, а установить истину. А вот здесь, как говорится, стоп!
Реалии современной России, увы, являют совсем иную картину.
Ну вот хотя бы… В прошлом году жителю города Шахты Ростовской области Славику Гаврилову его, прямо скажем, шапочный знакомый по имени Роман предложил заработать. Само по себе предложение для девятнадцатилетнего парня, конечно же, привлекательно. И Славика Гаврилова не насторожило поначалу, что Роман не поторопился рассказать, о каком заработке идет речь. Молодость легковерна… А дальше начался форменный детектив. Через некоторое время Рома привел своего знакомого по имени Павлик. А Павлик в свою очередь организовал воистину историческую встречу с «работодателем». Им оказался некий Вова по прозвищу «Пират».
Вова-Пират в кафе около Главного железнодорожного вокзала в г. Ростове-на-Дону, наконец, поведал о том, какую работу следует выполнить «за солидное вознаграждение».
А работа Роману и Славику предстояла до ужаса «романтическая». Вова-Пират предложил парням… обокрасть офис одной ростовской фирмы!
– Нет, нет! – заверил Пират Рому со Славиком, ничего страшного, на самом деле это вовсе будет не кража… Это будет имитация. Ну, типа, спектакль. Нужно просто войти, обойти хиленького охранника, потом залезть в открытый сейф и … забрать свой собственный гонорар! А уж «обворованная» фирма срубит «капустки» на страховой премии. И всё будет о'кей!.. А чтобы вообще устранить всякие сомнения, тот же Павлик привел еще одного человечка – ну очень заинтересованного в спектакле. А именно некоего Сергея, который представился начальником охраны этой самой фирмы, предназначенной к «обворовыванию». «Начальник охраны» со своей стороны тоже заверил будущих «воров», что всё и правда будет «путём».
Опуская малозначительные подробности, скажем: Роман и Славик сдуру сначала согласились на этот, как им показалось, забавный спектакль. И даже приехали к месту действия. И тут Славик Гаврилов воочию увидел офис фирмы, куда войти оказалось гораздо сложнее, чем в туалет в своей квартире. Увидел и охранника – здоровенного мужика. Взбунтовался Славик: не пойду, мол, что-то тут не чисто. И тогда его бросились дружно уговаривать. Причем уговоры изобиловали такими аргументами – ну, например: если не пойдешь, то на твоей семье окажется долг в миллионы рублей (!), а угрозы расправой чередовались обещаниями «сменить охрану». Много ли надо дурковатому пацану? При таком-то прессе? Сдался Славик. Пошёл. И когда вошли они в здание, увидел он в руках подельника Романа Гаджикаибова… обрез охотничьего ружья! Славик даже не успел сообразить, что стал участником разбойного нападения, а вовсе не дурацкой имитации кражи. Не успел сообразить, потому что, на него и Романа стремительно навалились бойцы спецназа…
Обоих взяли под стражу. Началось следствие. Обоим «разбойникам» было предъявлено обвинение. Я подчеркиваю – обоим. Только им двоим. Как-то в стороне оказались те, кто: 1. Предложил совершить «кражу». 2. Сформировал группу из Романа и Славика, снабдил планом офиса. 3. «Менял охранников» и угрожал Гаврилову, толкая его на преступление. 4. И, наконец, вручил Роману огнестрельное оружие, обеспечивая максимальную тяжесть обвинения для двоих, по сути, обманутых балбесов.
И загадочный инициатор Павлик, и разработчик спектакля Вова-Пират, и «начальник охраны» Сергей остались, что называется, за кадром. Они теперь «ну, как бы свидетели». Здесь мне кажется уместным небольшой экскурс в историю отечественной криминалистики. В застойно-советские времена (конец 60-х – начало 70-х годов XX столетия) в Ростове орудовала банда братьев Толстопятовых, более известных как «Фантомасы». Сами налеты на магазины, учреждения, сберкассы исполняли бандиты Самосюк, Горшков и младший Толстопятов. Старший же его брат никогда ни в кого не стрелял, не угонял машин, не вырывал из рук убитого инкассатора мешков с деньгами. Он сидел дома. Планировал, рассчитывал время. Заказывал детали и из них изготовлял оружие, готовил тайники, распоряжался награбленным. По делу Фантомасов проходило около 15 человек. Но к высшей мере наказания – расстрелу тогда приговорили (и исполнили приговор) не только непосредственных убийц – участников бандитских налётов, но и организатора – Толстопятова-старшего.
Герои описываемой нами истории, «разбойники» Славик и Рома, отдуваются на тюремной шконке за всю «бригаду».
И вот – следствие. Вообще-то, по закону дела о разбоях ведут милицейские следователи. Так оно вначале и было. Но продолжалось недолго. Дальше во всей своей красе развернулся очередной спектакль вполне современного российского театра абсурда. Родители арестованного Славика Гаврилова первыми почуяли неладное в такой снисходительности правоохранителей к остальным участникам преступления – организаторам и подстрекателям. На их запрос Управление собственной безопасности ГУ МВД по ЮФО прислало совершенно четкий ответ: «… в действиях некоторых сотрудников ОРБ-1 (оперативно-розыскное бюро) УВД по ЮФО допущены злоупотребления должностными полномочиями, в отношении гр-на Гаврилова… усматриваются признаки преступления…» К такому заключению оперативники ОСБ пришли совсем не зря. Даже самая простая проверка обстоятельств подготовки и совершения преступления привела к простым и однозначным выводам – подготовка, организация, вооружение, выбор объекта для нападения, вознаграждение для нападавших, – словом, все детали преступления были разработаны работниками милиции! И исполнены их агентами. Провокаторами. Такими же, как их милицейские кураторы. Я приношу извинения нашим читателям за длинноватую цитату, но она, право же, стоит того. В своем объяснении уже известный читателю Павлик рассказывает: «…в начале августа 2008 года ко мне обратились работники ОРБ-1 ГУ МВД по ЮФО – Саша и Сергей. Я знаю, что ими руководил гр-н Лобарев, на тот момент он был их начальником, с просьбой помочь им подыскать людей, которых можно было бы использовать для вовлечения в совершение преступления и, тем самым, повысить показатели качества работы ОРБ-1. Я не мог отказать оперативным работникам, так как опасался их…»!
Ещё бы не опасаться, когда тебе, имеющему грешки, такие люди предлагают такое, нетрудно догадаться, что в случае отказа ты и сам легко станешь «преступником». А, проще говоря, ради симуляции кипучей деятельности в этом самом ОРБ-1 просто-напросто поставили всё с ног на голову. Представлено это было таким образом, что существует-де некая преступная группа, а в неё орлы-сыщики внедрили агентуру, что и позволило взять преступников с поличным.
О том, что в ОРБ-1 ГУ МВД по ЮФО орудует самая настоящая преступная группировка фальсификаторов преступлений, свидетельствуют обстоятельства, уже известные читателю, и материалы проверки Управления собственной безопасности ГУВД по ЮФО, а ещё есть однозначная точка зрения органов прокурорского надзора. Прокурор Ростовской области В.А. Кузнецов в мае нынешнего года вынес постановление, где, что называется, открытым текстом указано, что милицейский осведомитель под псевдонимом Мажунов С.С. «…указал обвиняемым объект преступления, стоимость имущества, которым можно завладеть…предоставил план-схему офиса, обеспечил беспрепятственный вход в него… вошел в доверие через Аносова П., который… передал оружие».
И ещё одна деталь, и существенная. В том же прокурорском постановлении «… обвиняемые фактически отказались от совершения преступления… Однако Мажунов С.С. осуществил замену охранника на физически более слабого и в телефонной беседе убедил обвиняемых вернуться на место совершения преступления». Вот так. Невольно вопрос возникает: так кто же здесь настоящий преступник?
Этому прокурорскому документу предшествовали несколько актов прокурорского реагирования. В марте 2009 года принятия законного решения требовал заместитель прокурора Ростовской области. Но стойкий и принципиальный заместитель руководителя Следственного комитета при прокуратуре (!) г-н Плиев продемонстрировал полную независимость от Закона и, само собой, от прокурорского надзора. У Следственного комитета Ростовской области своя, ну очень своеобразная, точка зрения. И стоит Следственный комитет на этой точке нерушимый как скала. И не может не вызывать изумления точное совпадение позиций следователей (обязанных установить истину по делу) и уличенных фальсификаторов-провокаторов из ОРБ-1 ГУ МВД по ЮФО.
Трогательное единение, что и говорить… Но и это ещё не всё. 17 июля 2009 года заместитель прокурора Ростовской области, старший советник юстиции Д.В. Демешин выносит уже не постановление, а направляет в Следственный комитет документ, который называется «Требование об устранении нарушений Федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного расследования». В этом документе подробно расписаны все милицейские преступления и следственные усилия по их сокрытию (что само по себе тоже преступление).
Российский Закон об оперативно-розыскной деятельности предельно ясно указывает на то, что можно и нужно делать для раскрытия преступления. И он же не менее четко определяет, что запрещено. А запрещено – подстрекать, склонять и побуждать к совершению противоправных действий. А также запрещено фальсифицировать результаты этой самой оперативно-розыскной деятельности. По этому уголовному делу сменилось уже несколько следователей – и милицейских, и из Следственного комитета при прокуратуре. Только вот результат пока один-единственный. Упорство, с которым прокурорские следователи любой ценой стараются дотащить до суда дело именно таким, какое оно есть – откровенно сфальсифицированным, уже даже не удивляет. С этими следователями, как говорят, уже всё ясно. Истина по делу для них понятие более чем абстрактно-эфемерное.
Но настораживает еще одна деталь. Как рассказала нам мать одного из обвиняемых, по ходатайству следствия заместитель председателя Пролетарского суда г. Ростова-на-Дону Владимир Носов принял решение, по которому обвиняемые должны ознакомиться с уголовным делом (это их конституционное право) за … 12 часов. Ну-ка, уважаемый читатель, попробуйте за полтора рабочих дня изучить шесть томов уголовного дела. Особенно такого. А в деле ещё, помимо протоколов, есть аудио- и видеозаписи! А ведь тщательное знакомство с делом – это одна из составляющих такого конституционного права любого из нас, как право на защиту.
Редакция обещает читателям – это не последняя наша публикация об этом, воистину знаковом для нашего времени деле.
И ещё. К родственникам обвиняемых уже «подкатывали» доброхоты, предлагавшие «всё уладить». И всего за миллион рублей… Может быть, здесь и кроется секрет следовательского упорства в откровенном беззаконии.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: