ЭМАНСИПИРОВАННАЯ ХАЛАТНОСТЬ ИЛИ ДТП С УБИЙСТВОМ ПО ПРИХОТИ?

11/19/2009 - 13:12

Крупное ДТП в Кабардино-Балкарии на федеральной трассе «Кавказ» унесло жизни восьми человек. Виновник-водитель на момент аварии находился под судом за совершенное ранее ДТП. Новосибирская девушка насмерть сбила на своем авто сотрудника ДПС. Виновница отделалась колонией-поселения и лишением прав всего на три года. Безутешные родственники милиционера чувствуют себя оскорбленными.
Доколе подсудным садиться за руль?
Результатом ДТП в Кабардино-Балкарии на федеральной трассе на Кавказ 5 ноября 2009 года стала гибель восьми и госпитализация пяти человек. Пассажирский «Соболь» проигнорировал сплошную линию и, выехав на встречную полосу, столкнулся  с грузовиком. Виновник аварии – водитель «Соболя» уже привлекался за аналогичное правонарушение к административной ответственности два месяца назад и водил машину по временному разрешению. Водитель, виновный в аварии, находился под судом за подобное же нарушение. Кто позволил ему сесть за руль? Чья «благородная» санкция оставила «при делах» водителя, сделав его рецидивистом?
К тому же в ГИБДД Кабардино-Балкарии сообщили, что у водителя микроавтобуса не было необходимой для перевозки пассажиров лицензии, а также его транспортное средство «Соболь» не было маршрутным такси, что водитель просто возил желающих в Пятигорск на рынок.
Плачевная риторика: не было, отсутствовало, не являлся. Но на поверку – дважды виновен! Такое ощущение, что правоохранительная система превращается в бюро статистических данных, фиксируя свершенные факты.
Сегодня, среди множества фобий, связанных с угрозой лишиться жизни, в обществе зримо зарождается неподдельный страх – принять смерть по вине водителя транспортного средства, не единожды нарушившего ПДД, но так и не понесшего заслуженного наказания. Эйфория водителя-преступника от потери «малой крови», оставленной в правоохранительных органах, в судах, приводит к катастрофическим последствиям! Вновь совершается ДТП и зачастую приводит к гибели пассажиров и участников движения. Система наказаний для водителей-нарушителей сегодня настолько сконцентрирована на пополнении различного рода бюджетов, что судебная система, призванная участвовать в нейтрализации страшных последствий ДТП, сбивается порой на умильные порицания и штрафы. Отчего становится действительно страшно. Как можно квалифицировать ДТП с человеческими жертвами, если водитель осознанно идет на нарушение? Убийство по неосторожности? Халатность, приведшая к гибели людей? Или просто нарушение ПДД, пусть и с тяжкими последствиями? Мягкие меры наказания для водителей-убийц – это прямой путь к беспределу на дорогах.
О скоростных участках автострад и вообще говорить не приходится. Российские «автобаны» – полигон для шумахеров, только вот не Шумахеры они. Скорее потенциальные злодеи или жертвы своих же деяний.
Президент России на совещании по проблемам безопасности дорожного движения потребовал принять радикальные меры для улучшения ситуации на российских дорогах. Критике подверглись работа ГИБДД, поведение водителей на дорогах.
Дмитрий Медведев призвал власти России принять жесткие, радикальные решения для улучшения ситуации с безопасностью на дорогах. По его словам, совокупные потери экономики России от ДТП за пять лет составили 5,5 трлн рублей. «Это сопоставимо со всеми расходами на здравоохранение за этот же период», – отметил глава страны на совещании по проблемам безопасности дорожного движения. Президент раскритиковал работу сотрудников ГИБДД. «Основная претензия – что они не стремятся предупреждать правонарушения, а наказывают за уже совершенные действия», – сказал Медведев.
Требования Президента открыто прозвучали в адрес правоохранительных структур сразу после самого крупного за последнее время ДТП в Ростовской области летом этого года. Тогда на трассе в 35 км от Ростова-на-Дону масловоз вылетел на встречную полосу и столкнулся лоб в лоб с рейсовым автобусом, в котором ехали почти 30 человек. Удар оказался такой силы, что от обеих машин осталась только груда металла. Эта авария унесла жизни 21 человека.
«Выезд на встречную полосу – это опаснейшее нарушение с очень высокой тяжестью последствий, поэтому я бы не стал смягчать наказание, устанавливая штраф в пять тысяч рублей вместо безальтернативного лишения прав», – говорит  лидер Движения автомобилистов России Виктор Похмелкин. А можно и продолжить его мысль в призыв возвести реальную уголовную ответственность за ДТП со смертельными исходами по вине водителей в ранг неотвратимой и не приемлющей смягчения наказания. Только такие меры станут действенными актуальными в непростой день сегодняшний. Когда автомобильные дороги превращаются во фронты работ для служб МЧС, скорой медицинской помощи и передвижных реанимационных центров. А зачастую и для катафалков.
Закон суров, да приговор мягок!
Вторая, не менее болезненная часть этой темы – аварии на дорогах по вине представительниц слабого пола. Парадоксальная ситуация. Женщины за рулем, оказывается, пользуются «особыми» процессуальными привилегиями при совершении ДТП с тяжкими последствиями, нежели мужчины.
Но парадоксально другое. Российские женщины попадают в ДТП чаще мужчин. По статистике страховых компаний, 96,35 % страховых случаев выпадает на 100 % женщин, тогда как водители-мужчины попадают в аварии с частотой 70,75 %. И наказания, как оказывается, мягче как раз для тех, кто на дорогах опаснее.
Наказание, полученное жительницей Новосибирска Ольгой Мельниченко, которая, управляя в нетрезвом виде спорткаром, сбила насмерть молодого инспектора ДПС, а затем, покинув место происшествия, отослала получившую всероссийскую известность эсэмэску про «заю», – 4,5 года колонии-поселения.
По данным следствия, Ольга Мельниченко разогналась на спортивной Toyota Soarer и сбила на одной из городских магистралей инспектора Дмитрия Чулкова, который дежурил на дороге в составе экипажа ДПС. От травм он погиб на месте. Проведенная экспертиза показала у девушки троекратное (!) превышение допустимой нормы алкоголя.
Сотрудники милиции утверждают, что незадолго до случившегося задержанная на пару с подругой выпила шесть литров пива и поехала кататься. Ранее представители следствия предали огласке эсэмэс-переписку с телефона обвиняемой, которая после инцидента написала бойфренду: «Зая, я убила мента. Что делать?»
«Сделанное» судебная система воплотила в четыре с половиной года колонии-поселения.
И что мы имеем в сухом остатке? Максимум через три года (УДО неминуемо) эта девушка, поправив нервную систему на деревенских харчах и на свежем воздухе колонии-поселения, воспользуется разрешительным правом усесться за руль очередного спорткара и… Дай бог здоровья этой девушке и всем, кто попадется на ее пути. Смерть сотрудника милиции, государственного человека при исполнении, воплощена в моральную компенсацию родственникам погибшего в виде выдворения с глаз долой (на поселение) виновницы трагедии. И при всём при этом те самые «ДО СЕМИ ЛЕТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ» так и остаются бумажной страшилкой без реальных сроков.
Квалификация преступления стороной обвинения – «нарушение правил дорожного движения в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека» – вообще не выдерживает критики. Какая неосторожность, если пьяная девушка садится за руль полихачить? Или у нас состояние опьянения – это уже не отягчающие обстоятельства? Подросток за кражу сигарет из ларька отправляется на два года в «малолетку», и никто не задумывается о степени тяжести наказания. «Стритрейсерша» сбивает насмерть сотрудника ДПС и отправляется, по меркам уголовного мира, на курорт. Видимо, сценарий «Вокзала для двоих» писали марсиане? А герой Олега Басилашвили напрасно взял вину супруги на себя? В зону-то она не поехала бы ни в коем случае, сложись подобная ситуация сегодня.
Но мы ведь на земле живем, по земле ходим, по ней же, родимой, ездим? А если ездим преступно, а если мы женского полу, то и пивка тройку литров выпить не страшно. И – за руль…Земля большая, поселений много, авось, и «отбывка» быстро пролетит. А там и права водительские «воскреснут». Вот только погибшего сотрудника милиции никто уже никогда не воскресит.
«Человек, в алкогольном опьянении севший за руль, – убийца. Руководство страны и министр Нургалиев – все говорят об этом. Для нее – поселение? Я не знаю, почему у нас такие законы», – сказала тогда Тамара Чулкова, мать погибшего.
А сколько лихачат на своих спорткарах дамы с вполне допустимыми дозами спиртного? Причем лихачат, практически не имея навыков вождения не только в экстремальных условиях, но и просто в случае интенсивного движения? Ответ лежит в глубине великого таинства под названием «приобретение водительских прав».
Жесткой критике со стороны Президента были подвергнуты российские автошколы. По его словам, в них нет квалифицированных инструкторов, экзамены сдаются формально, а водители не получают должных навыков. «В автошколах сегодня нет практически никакой ответственности за поведение их выпускников на дорогах. Нет ни современной материально-технической базы, ни квалифицированных инструкторов», – сказал Медведев на совещании по вопросам безопасности дорожного движения. «Да и права, мы знаем, как даются после этих автошкол. Кругом взятки. Экзамены на права сдаются абсолютно формально. Пройдя такую школу, ничего, кроме отвращения к ней, не получишь», – заметил Дмитрий Медведев.
…А Мельниченко присудили четыре с половиной года в колонии-поселении на основании части 4 статьи 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека), которая предусматривает ДО СЕМИ ЛЕТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ! Парадоксально, не правда ли? Полная безответственность на дороге при низкой ответственности перед законом. Причем с подачи стороны обвинения. А как же равенство прав и ответственности? Особь мужского пола в такой ситуации пару-тройку лет колонии общего режима (читай, реальный срок) точно записала бы в актив своей горемычной судьбы.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: