Ваш адвокат. Открытое письмо директору ФСБ России

01/22/2009 - 12:34

Директору Федеральной службы безопасности России
А.В. БОРТНИКОВУ
Уважаемый Александр Васильевич!
Обращается к Вам мать сотрудника милиции Елена Алексеевна Малевич из города Каменска-Шахтинского Ростовской области.
Мой сын – Сергей Николаевич Ларин – сын офицера запаса Внутренних войск МВД России, воспитанник Суворовского училища, с 16 лет служит в органах внутренних дел. Окончил Ростовский юридический институт (некогда – Высшая школа милиции), стал офицером. Последнее звание – капитан милиции. До 19 июня прошлого года служил в должности оперуполномоченного уголовного розыска линейного отдела внутренних дел на станции Лихая Северо-Кавказского Управления внутренних дел на транспорте (это неподалеку от нашего города Каменска-Шахтинского). Имеет звание «Лучший оперуполномоченный юга России», награжден медалью «За отличие в службе».
18 июня прошлого года в поселке Первомайском Красносулинского района Ростовской области (этот поселок входит в зону обслуживания их линейного отдела милиции) мой сын, вместе со своим непосредственным начальником – майором милиции Виктором Алексеевичем Васильчиковым – и коллегой – оперуполномоченным уголовного розыска этого же линейного отдела милиции капитаном Шуваевым, были задержаны сотрудниками Управления ФСБ по Ростовской области по подозрению в совершении преступления по статье 159 части третьей Уголовного кодекса Российской Федерации (мошенничество) и водворены в изолятор временного содержания. После чего следователем Южного следственного управления на транспорте было возбуждено уголовное дело № 2815210.
От адвоката, защищающего моего сына, я узнала о том, в чем пытаются обвинить моего сына и его товарищей. Оказалось, что в июне прошлого года в отделение уголовного розыска линотдела милиции станции Лихая, где и служил мой сын, поступила оперативная информация о том, что в поселке Первомайском лица цыганской национальности занимаются незаконным сбытом наркотиков – героина и опия. Начальник отделения уголовного розыска майор милиции Васильчиков поручил моему сыну и его сослуживцу – капитану Шуваеву проверить эту информацию. Всё подтвердилось, и мой сын доложил своему начальнику о результатах проверки.
По указанию руководства отдела моим сыном был подобран кандидат для проведения закупки наркотиков, чтобы задержать преступников с поличным. Проверочная закупка была проведена успешно, и было возбуждено уголовное дело против наркоторговцев. Через несколько дней совместно со следователем линотдела милиции станции Лихая была проведена еще одна закупка, в результате которой за сбыт наркотиков был задержан некто Стороженко. В итоге следователь вынес постановление о проведении неотложного обыска у гражданки Бурлуцкой Т.Г. в том же поселке Первомайский. В ходе обыска были обнаружены деньги, используемые при закупке наркотиков. Бурлуцкая пояснила, что эти деньги принес Стороженко и отдал их в счет долга. А без протокола Стороженко пояснил, что наркотики он получал от Бурлуцкой и ее мужа, умершего незадолго до этих событий. Но «под протокол» он показания давать боится, так как у Бурлуцкой есть «крыша» – бывший сотрудник УБОП по городу Красный Сулин. И она ему платит по 20 тысяч рублей, а он за это «закрывает глаза» на ее незаконные дела. В доверительной беседе Бурлуцкая сообщила, что она владеет информацией о сбытчиках и курьерах наркотиков и готова предоставить ее. Так же она говорила, что скоро будут очень интересные сведения, при этом интересовалась, какие показания дает Стороженко, и просила почитать их.
16 июня прошлого года мой сын доложил своему непосредственному начальнику Васильчикову, что Бурлуцкая предлагает взятку для того, чтобы не фигурировать в суде по делу Стороженко. Васильчиков дал письменное распоряжение моему сыну оформить все документы для задержания Бурлуцкой при даче взятки.
Как рассказывают сотрудники моего сына, в оперативных целях был написан протокол допроса Стороженко для того, чтобы показать его Бурлуцкой и не вызвать у нее каких-либо подозрений. Но в тот день, когда намечалось задержание, по независящим от сотрудников милиции обстоятельствам операцию пришлось перенести. Однако Бурлуцкая звонила и настаивала на немедленной встрече. Тогда было принято решение встретиться с ней, но потянуть время и мероприятия провести на следующий день.
Поехали на машине Шуваева. Майор Васильчиков и мой сын зашли в дом, где их скрутили сотрудники ФСБ, бросили на землю, сковали наручниками, грозили пистолетом, тыкали стволом в лицо, были рукояткой по спине.
Денег ни у Васильчиков, ни у моего сына обнаружено не было. Как позже рассказывал сын, в ходе задержания, руководивший всей этой «операцией» сотрудник ФСБ Парамонов пытался подсунуть сыну в задний карман брюк пакет с деньгами, но сын закрывал карманы руками. Когда вошли свидетели и понятые, Парамонов бросил пакет на пол. Позже, спустя часа четыре после задержания, пакет с 39 тысячами рублей «обнаружили» на полу одной из комнат. Отпечатков пальцев ни Васильчикова, ни моего сына на нем
обнаружено не было.
По словам моего сына, его всё это время били и заставляли признаться в получении взятки. И всё это происходило в присутствии и при активном участии бывшего сотрудника УБОПа Шевцова, которого и называли «крышей» наркоторговцев.
Более четырех часов сотрудников милиции продержали скованными наручниками на земле, на виду у всех во дворе дома наркоторговцев. Их избивали и заставляли признаться в том, в чем они не были виноваты. В наручниках их содержали в общей сложности 19 часов. Отвезли в областной центр, в Ростов. И в итоге была избрана мера пресечения – содержание под стражей. Основания даже мне, не юристу, кажутся абсурдными: мол, сын не имеет постоянной прописки в областном центре (но ведь он живет, прописан и работает в
Каменске-Шахтинском, при чем здесь Ростов?). И второе – может скрыться от следствия. Это офицер милиции, имеющий кучу поощрений от руководства и только положительные
характеристики? Или его непосредственный начальник – майор милиции Васильчиков, сыщик с многолетним стажем, награжденный 12 медалями?
Вот уже более полугода мой сын находится в заключении. Следствие практически стоит на месте, никаких следственных мероприятий не проводится. Имеющиеся оперативные материалы, которые позволили бы подтвердить показания моего сына, не рассматриваются и к делу не приобщаются. Его даже на допросы не вызывают, хотя воздействие на него, и, мягко говоря, физическое, как он сам говорит, оказывается постоянно.
Дважды отклонялось ходатайство о проведении очной ставки между моим сыном и сотрудником ФСБ Парамоновым, хотя есть существенные разногласия между ними в свидетельских показаниях. В то же время Парамонов принимает участие в допросах моего сына и даже там, в присутствии следователя, оказывает на него психологическое давление. Больше того, Парамонов пытался допрашивать в следственном изоляторе моего сына и его коллег без участия адвокатов. Что это, как не произвол?
После задержания сотрудники ФСБ, обыскивая рабочие места моего сына и его сотрудников, не вскрыли сейфы с оперативной информацией. А когда, четыре месяца спустя после ареста и уже после личного обращения защитника на приеме в Генеральной прокуратуре в Москве, сейфы сотрудников уголовного розыска линейного отдела милиции всё же вскрыли, выяснилось, что в сейфе моего сына лежал рапорт на имя начальника отделения уголовного розыска с визой последнего о проведении оперативных мероприятий в отношении Бурлуцкой, датированный еще 18 июня.
Более месяца моему сыну и его товарищам не давали ознакомиться с оперативными аудио- и видеозаписями, убеждая их, что там находятся веские доказательства их вины. Но в конце концов выяснилось, что видеозаписей нет вообще, а из аудиозаписей ничего невозможно понять. Что это, как не шантаж?
Уважаемый Александр Васильевич! Я не прошу у Вас защиты. Я не прошу Вас вмешиваться в ход следствия. Но всё происходящее с моим сыном и его товарищами заставляет
меня серьезно усомниться в законности творящегося над ними беспредела. Больше того, я глубоко убеждена в том, что дело это инспирировано сотрудником ФСБ Парамоновым с подачи бывшего сотрудника УБОП Шевцова. И действуют они исходя только из корыстных побуждений, используя свое служебное положение сугубо в личных целях.
Это притом, что в этом случае уголовные дела возбуждаются не на наркоторговцев, которые вдруг попадают в ранг потерпевших, а на работников уголовного розыска, пытавшихся честно выполнить свой профессиональный долг. Весь поселок прекрасно знает и видит, что та же Бурлуцкая чуть ли не открыто торгует наркотиками. Но под арестом не она, а сотрудники милиции. Люди в шоке!
Александр Васильевич! Я уверена, что Ваше личное вмешательство, участие сотрудников Вашего ведомства, занимающихся чистотой рядов Федеральной службы безопасности России, выявит подлинное лицо этого Парамонова. Тогда все обвинения в адрес моего сына и его коллег распадутся за недоказанностью, и от этого дела ничего не останется, настолько оно нелепо и надумано.
Очень надеюсь на Вашу помощь и справедливость.
С уважением Елена Алексеевна МАЛЕВИЧ,
Ростовская область, город Каменск-Шахтинский

Раздел: 
Ваш адвокат
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: