За войну с «блатным правом» помощнику нотариуса предъявили новые обвинения

09/26/2008 - 08:52

Помощнику нотариуса Инне Ермошкиной, объявившей войну чиновникам, которые пристраивают своих родственников на доходные места нотариусов, вчера предъявили новые обвинения. В ответ на поданные ею иски в Симоновский райсуд о признании незаконными результатов конкурсов на замещение вакантных должностей нотариусов, которые выигрывались только теми, кто мог похвастать громкой фамилией своего мужа, любовника, отца или тестя, а не теми, кто отдал годы юридической профессии, следователи ГСУ ГУВД Москвы инкриминировали г-же Ермошкиной аж семь эпизодов мошенничества в крупном размере, совершенного организованной преступной группой. Эта ОПГ, как решило следствие, состоит из самой Инны и ее супруга. А вмененные ей мошенничества -- все сделки с недвижимостью, которые г-жа Ермошкина и ее родственники когда-либо совершали в своей жизни. Как при непосредственном участии г-жи Ермошкиной, так и без него.

В производстве Симоновского суда находится три иска, в них речь идет о десятках нотариусов, которые, по мнению г-жи Ермошкиной, стали таковыми исключительно по блату или за большие деньги. В среду должно было состояться заседание суда по одному из этих исков, в котором, в частности, оспаривается назначение нотариусом дочери спикера Мосгордумы Владимира Платонова, Ксении. Уже в 13-й раз суд пытается приступить к рассмотрению иска по существу, но слушание каждый раз откладывается по различным техническим причинам -- то нотариусов не известили о дате суда, то их адвокатов, то кто-то отправился в очередной отпуск. Так было и на сей раз -- уведомления не получили Министерство юстиции и московское управление Федеральной регистрационной службы, выступающие ответчиками по делу. Слушание отложили до 16 октября.

9 октября после очередного откладывания планируется рассмотреть иск, в котором блатными Инна Ермошкина (на снимке) назвала: жену заместителя генпрокурора Александра Буксмана, Ирину; супругу бывшего первого зампредседателя Верховного суда Владимира Радченко, Людмилу; родственника главы МЧС Сергея Шойгу Алексея Кузовкова; хорошую знакомую умершего в конце прошлого года президента Нотариальной палаты Виктора Репина -- Елену Борунову; Александра Пронина, сына милицейского генерала.

Кроме того, Симоновский суд принял решение возобновить производство еще по одному иску. В нем г-жа Ермошкина оспорила назначение еще 20 нотариусов, среди которых и супруга известного адвоката Генриха Падвы, а остальные, по словам истицы, «дети нотариусов». Кстати, г-н Падва и представляет в этом грандиозном судилище интересы многих нотариусов, чья репутация теперь поставлена под вопрос.

Еще на прошлой неделе Инна Ермошкина рассказала, что ей пригрозили новыми обвинениями и что выступить на суде по существу своих исков ей так и не придется. Похоже, в ГСУ ГУВД Москвы зря слов на ветер не бросают. В среду, сразу после несостоявшегося суда, Инна отправилась к следователю Елене Марченко, чтобы выслушать анонсированные обвинения. Но, как сообщил ее адвокат Андрей Муратов, по дороге у нее случился сердечный приступ, и доехать до следователя она так и не смогла. Вчера встреча состоялась. Услышав о том, что теперь она обвиняется в семи эпизодах мошенничества, совершенного организованной группой в крупном размере, г-жа Ермошкина снова почувствовала себя плохо, ей пришлось вызывать «скорую» прямо в кабинет следователя.

Новое обвинение в совершении серии тяжких преступлений позволяет следствию ходатайствовать об избрании в качестве меры пресечения ареста, правда пока к нему прибегать не стали. В тюрьме Инна Ермошкина уже была, провела за решеткой два месяца -- с мая по июль. Но потом Тверской суд не нашел оснований для продления сроков ареста и отпустил женщину на свободу.

Собственно, кроме правосудия, больше ей надеяться не на что. Словно Дон Кихот, Инна Ермошкина сражается практически со всеми правоохранительными органами -- как столичными, так и федеральными. Она написала огромное количество жалоб на действия следствия, но пока везде получила отказ.

Изначально ее обвинили в мошенничествах десятилетней давности, которые якобы произошли в 1999 году. Г-жу Ермошкину подозревают в том, что она, используя свои полномочия помощника нотариуса, вместе с «неустановленными лицами» захватила квартиру своей соседки Данилочкиной и отправила ее вместе с несовершеннолетним ребенком в провинцию, в Волгоград.

Сама г-жа Ермошкина рассказала, что сделка была совершена легально, что ее соседка хотела поменять малогабаритную квартиру в хрущевке на хороший дом в Волгоградской области. Договор обмена был одобрен местными органами опеки и попечительства, впоследствии законность сделки подтвердил Волгоградский суд, а московское ОВД «Марьинский парк» трижды отказывало Данилочкиной в возбуждении уголовного дела. «Сын Данилочкиной, когда ему 15 лет было и он еще в Москве жил, был судим за кражу. Потом, уже в Волгограде, его задержали по подозрению в торговле наркотиками и, по слухам, велели его матери отправляться в Москву и писать на меня заявление, угрожая в противном случае засадить ее сына, -- рассказала г-жа Ермошкина. -- Кстати, те три постановления ОВД «Марьинский парк» об отказе в возбуждении уголовного дела теперь каким-то таинственным образом исчезли».

Вторая претензия ГСУ связана с якобы имевшим место в том же 1999 году захватом половины квартиры у гражданок Аношиной и Китаевой. Однако решение Таганского суда по данному вопросу говорит о другом -- женщины в свое время взяли в долг у Ермошкиной 337 тыс. руб., но возвращать не стали, и суд их к этому принудил, а пристав в возмещение долга перевел в собственность истицы ту самую половину квартиры. С Аношиной, кстати, связан один из эпизодов нового обвинения. «В свое время мой супруг по просьбе первого мужа Аношиной оформил для него квартиру, которую тот получил в наследство, потом по доверенности продал ее и купил для этого человека новую. При этом сам для себя он ничего не приобрел, а лишь выполнил данное ему поручение, а я вообще никакого отношения к этому не имела», -- рассказала помощник нотариуса.

По словам г-жи Ермошкиной, в ГСУ сочли преступлением то, что она в прошлом году получила в наследство квартиру от умершего дяди. А также то, что в 2002 году помогла оформить покупку квартиры своему отцу. «Следствие при этом настаивает на том, что я совершила все это, будучи помощником нотариуса, то есть использовала свои полномочия, но я пришла работать в нотариат только в 2004 году, а до этого десять лет была старшим бухгалтером Центра международной торговли, -- сказала Инна. -- Меня обвиняют в том, что моя семья слишком выгодные сделки совершила, но что в этом такого? Все было сделано легально, были заключены договоры, которые, в свою очередь, были признаны законными судебными решениями. Если следствие будет нам навязывать свои цены на недвижимость, то в чем тогда вообще смысл гражданско-правовых отношений?»

Инну Ермошкину били, сажали в тюрьму, угрожали, били и ее мужа, за всей семьей круглосуточно по пятам следуют оперативники. Над ней смеются, ее считают сумасшедшей. «Мне говорят, что со мной разбираются "по понятиям" и что я по этим же «понятиям» должна уступить и отозвать свои иски. Но я «по понятиям» не умею, я умею только по закону», -- сказала «Времени новостей» Инна Ермошкина сразу перед тем, как отправиться к следователю.
Источник "Время Новостей"

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: