«Смертельный удар» Саакашвили. Москва считает, что Тбилиси лишил себя шансов вернуть Южную Осетию

08/11/2008 - 08:48

За четыре дня трагических событий в Южной Осетии погибло более 2 тыс. человек, заявил вчера замминистра иностранных дел России Григорий Карасин, «в основном осетины, большинство -- граждане России». Эти ужасные цифры можно считать первым официальным признанием со стороны российских властей количества жертв начавшейся в ночь на 8 августа операции грузинской армии по «восстановлению конституционного порядка» в Южной Осетии, переросшей затем в полномасштабные военные действия между Грузией и Россией.

Каких-либо документальных свидетельств такого количества погибших пока нет. По утверждению лидера непризнанной Южной Осетии Эдуарда Кокойты, сделанному им утром 8 августа, жертвами ночных обстрелов и бомбардировок Цхинвали, совершенных грузинской армией, уже тогда стали 1400 жителей республики. Проверить эти цифры сегодня невозможно, но очевидно, что погибших очень много, подавляющее большинство -- женщины, дети и старики.

Наступление грузинских военных на Цхинвали произошло в момент, когда президент Медведев продолжал свой отпуск на Волге, а премьер Путин «открывал» в Пекине Олимпиаду. Он первым отозвался из китайской столицы на события, призвав находившегося там же президента США Буша оказать давление на Тбилиси и прекратить обстрелы Цхинвали. Затем пришли сообщения из сочинской резиденции российского президента, где прервавший свой отпуск Дмитрий Медведев провел срочное заседание Совбеза. Перед его началом он сделал заявление, в котором, в частности, было сказано, что президент «обязан защищать жизнь и достоинство российских граждан, где бы они ни находились». «Мы не допустим безнаказанной гибели наших соотечественников, -- сказал Медведев, -- виновные понесут заслуженное наказание».

Вслед за этим в цхинвальский регион, формально являющийся территорией Грузии, были введены части 58-й российской армии, дислоцированной на Северном Кавказе. Согласно официальным объяснениям, во исполнение полученного Россией миротворческого мандата, «для защиты российских миротворцев, подвергшихся нападению». На следующий день Москва назвала эти действия операцией «по понуждению к миру». Именно такое определение дал президент Медведев в состоявшемся 9 августа телефонном разговоре с президентом Бушем.

Тем временем в регионе появились все признаки гуманитарной катастрофы. Десятки тысяч беженцев из цхинвальского региона устремились в поисках спасения: осетины -- в Россию, грузины -- во внутренние районы Грузии. Владимир Путин, изменивший график своей поездки на Олимпиаду и в условиях строжайшей секретности прибывший 9 августа во Владикавказ, выступил там на совещании, сообщив, что из 34 тыс. беженцев, перешедших российско-грузинскую границу со 2 по 9 августа и зарегистрированных в миграционной службе, 22 тыс. остались на российской территории.

Российское телевидение в течение всех выходных непрерывно показывало кадры того, как российские военные спасают жителей Цхинвали в своих укрытиях. Женщины и дети передают друг другу ковшики с водой, ее не хватает, плачут дети... Дымящиеся остовы грузинских танков, разбросанные части фюзеляжа грузинского военного самолета...

Однако самым впечатляющим выглядел репортаж о посещении Путиным лагеря южноосетинских беженцев во Владикавказе. Плачущие женщины рассказывали российскому премьеру о зверствах грузинских военных. Ссылались на рассказы очевидцев, телефонные звонки -- там застрелили полуторагодовалого ребенка, в другом месте грузинский танк наехал на старуху с детьми... Путин назвал это «полным геноцидом».

Слова, сказанные Путиным во Владикавказе, очевидно, во многом будут предвосхищать российскую позицию по постконфликтному решению политических и территориальных проблем в регионе. Назвав действия грузинских властей в Южной Осетии «преступлением против собственного народа», Путин заявил, что этим «нанесен смертельный удар по территориальной целостности самой Грузии, а значит, огромный удар по ее государственности». «Трудно себе представить, -- сказал он, -- как после всего случившегося... убедить Южную Осетию войти в состав грузинского государства».

Вчера президент Медведев в ходе встречи с премьером Путиным заявил, что «все преступления грузинских сил против гражданского населения Южной Осетии должны быть задокументированы военной прокуратурой...». Впрочем, можно не сомневаться, что подобные же действия предпримут и грузинские власти в отношении жертв среди своего населения после ударов, нанесенных российской авиацией.

Вчера замначальника Генштаба ВС России генерал-полковник Анатолий Ноговицын вынужден был отвечать на эти обвинения Тбилиси. По его словам, «идет подмена понятий». «Мы ведем воздушную разведку, вскрываем группировку сил второго эшелона, -- заявил генерал, -- нас интересуют только они, и только по ним наносятся удары». К сожалению, история военных операций последних лет по «понуждению к миру» (как российских вооруженных сил, так и западных военных структур, к примеру, в бывшей Югославии, на Ближнем и Среднем Востоке) показывает, что удары никогда не оказывались достаточно выверенными и точными и их жертвами почти всегда оказывалось гражданское население...

«Агрессия Грузии против Южной Осетии полностью обрушила процесс урегулирования грузино-осетинской проблемы, -- заявил вчера замминистра иностранных дел России Григорий Карасин. -- Ситуация отброшена на десятилетия назад». По его словам, в Москве «полностью подорвано доверие к нынешнему грузинскому руководству, которое продемонстрировало свою безответственность». Следует ли из этого, что Москва не считает возможным иметь дело с нынешним руководством в Тбилиси, вступая с ним переговоры, сказать трудно. Судя по отдельным высказываниям западных политиков, и там были бы рады иметь дело с другими лидерами Грузии, которые не стремились бы так демонстративно и с такой маниакальной настойчивостью втянуть США и Евросоюз в войну с Россией.

А ведь именно так многими в США было воспринято интервью президента Грузии Михаила Саакашвили телеканалу CNN. Он заявил, что действия России в отношении Грузии являются «моментом истины для всех, для президента Джорджа Буша, для США, для остального западного мира, если мы хотим встать на защиту наших собственных идеалов и сражаться за свободу». По словам Саакашвили, из своей учебы в американских университетах он вынес, что «Америка всегда встает на защиту своих свобод и всегда помогает свободолюбивым странам».

В связи с этим весьма выразительным выглядело обращение грузинского президента к собственному народу о введении военного положения в стране, сделанное почему-то на английском языке... Из той же череды странных символов флаг Евросоюза, который почему-то виднелся за спиной Михаила Саакашвили.

Вчера к вечеру стало известно о том, что российское посольство в Тбилиси получило ноту грузинской стороны о готовности к переговорам. В Москве, однако, дали понять, что пока грузинские войска остаются на территории Южной Осетии, переговоры с Тбилиси невозможны.

«Если грузинские войска уйдут из Южной Осетии, между Грузией и Южной Осетией будет подписано соглашение о неприменении силы, мир будет восстановлен, независимо от дальнейшей судьбы Саакашвили», -- заявил вечером журналистам Сергей Лавров. Впрочем, он прокомментировал и судьбу Саакашвили: «Человек, отдавший приказ совершать военные преступления, в результате которых погибли тысячи российских граждан, включая миротворцев, не может рассматриваться Россией в качестве партнера».

Вчера вечером активную посредническую миссию взял на себя президент Франции Николя Саркози. Первым делом он позвонил Дмитрию Медведеву. Спустя два часа Саркози позвонил снова. «В ходе разговора Саркози информировал об осуществлении им контактов с руководством ряда стран Евросоюза, а также с Тбилиси с учетом изложенных Дмитрием Медведевым оценок ситуации и подходов, -- сказали ИТАР-ТАСС в пресс-службе Кремля. -- Главы государств договорились продолжить обсуждение в Москве, куда Николя Саркози намерен прибыть по приглашению Медведева в начале наступающей недели.

Судя по всему, именно результатом этих «контактов» стало вечернее заявление Михаила Саакашвили. В телеобращении он сказал, что Грузия «объявляет о прекращении огня» и «готова подписать документ о неприменении силы». «Нам необходимо остановить боевые действия. Нам не нужны новые военные действия. Нам необходимо остановить их и восстановить мир. Мы объявляем о прекращении огня и готовы подписать документ о неприменении силы и невозобновлении боевых действий. Мы готовы быть настолько гибкими, насколько это возможно. Мы должны восстановить мир и остановить эти бессмысленные, жестокие и совершенно неприемлемые убийства», -- приводит ТАСС слова Саакашвили. При этом он признал, что Москва и Тбилиси поддерживают контакты «на уровне министров и заместителей министров» иностранных дел. Сам же он, по его словам, несколько раз разговаривал по телефону с президентом Франции Саркози, а также контактирует с «президентом, вице-президентом и госсекретарем США, руководителями других ведущих стран».

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: