«Величайший политический идиотизм»

08/08/2008 - 15:33

«Когда стреляют – это уже война», – сходятся во мнении эксперты и политики.
Алексей Малашенко, член научного совета Московского центра Карнеги:

– Это все-таки война: есть танки и самолеты. Это может кончиться и завтра – потому что долгая война на такой территория невозможна, больше просто некуда идти. Массивные действия вскоре будут приостановлены, а там посмотрим, будет ли партизанская война, рейдерство и так далее.

Такое ощущение, что Россия себя сдерживает, потому что ситуация для нее непростая: открытое вмешательство означает неприятные международные позиции, да и внутри страны, особенно на Северном Кавказе, популярность власти падает.

По факту Россия почти воюет, и это непонятная ситуация. Россия заинтересована в том, чтобы как можно быстрее это остановить. Хотя, если грузины уже поставили свой флаг в Цхинвали, для Москвы тут уже мало хорошего. Ведь, когда возобновятся переговоры между Россией и Грузией, они возобновятся на других условиях.

Игорь Лебедев, депутат Госдумы, лидер фракции ЛДПР:

– Я думаю, что это война. По крайней мере, вчера об этом заявили все стороны конфликта, и наши миротворцы на брифинге дали понять, что это война.

Военный конфликт в том виде, в котором он сейчас, закончится довольно быстро. Грузия имеет хорошее вооружение, последнее время выделяла больше средств на вооружение, что говорит о том, что Тбилиси готовился к конфликту.

Хотя Южная Осетия говорит, что будет стоять до последнего, осетины не смогут долго противостоять. Но сам конфликт продлится довольно долго. Это напоминает мне то, что происходило в Чечне 8 лет назад.

Осетины уйдут в горы и будут наносить точечные удары по грузинским городам. Днем они будут мирными жителями, а ночью брать автомат в руки.

Саакашвили долго к этому готовился и, скорее всего, получил поддержку от западных стран, в том числе от США. Трудно сказать, кто виноват в том, что конфликт перерос в войну. Когда Гитлер нападал, было понятно, кто виноват. А тут трудно сказать, что именно, например, Саакашвили виноват, потому что конфликт длится более 15 лет. За это время поменялся не один президент, как в Грузии, так и в России. И никто так и не смог найти решение конфликта несиловым путем. Подобные ситуации есть и в Европе, когда дипломатические методы не позволяют разрешить ситуацию.

Геннадий Гудков, депутат Госдумы, фракция «Справедливая Россия»:

– Это война, которую ведет руководство Грузии, решившее таким образом решить проблему с Южной Осетией и спорными территориями. Это война, которая проводится жесткими методами, поскольку используется установки залпового огня «Град», что недопустимо, когда в зоне конфликта находятся мирные жители. Действия Грузии приведут к многочисленным жертвам.

Эта война может продлиться от одного дня до бесконечности.

Понятно, что решение ситуации военным путем – это не решение. Если Южной Осетии окажут поддержку, то Грузия не справится с сопротивлением.

Грузия сейчас умышленно втягивает Россию в конфликт, а мы не сможем спокойно смотреть, когда у нас на границе происходят военные действия. Если не вмешиваться, это может привести к войне на всем Кавказе. Сейчас это серьезное испытание для внешней политики, в том числе российской внешней политики.

По большему счету, виноваты в развертывании конфликта те страны, которые говорили Грузии, что она демократическая страна, что у нее все в порядке. Это вскружило голову руководству Грузии, и оно решило, что может и так решать свои проблемы. В свое время такая же история произошла с Гамсахурдия (первый президент Грузии Звиад Гамсахурдия – «Газета.Ru»), когда он объявил о независимости Грузии. История повторяется, но, как показывает практика, уроки из нее не делаются, во всяком случае грузинским руководством.

Сейчас мы стоим на пороге серьезного конфликта.

Алексей Власов, заместитель директора Информационно-аналитического центра МГУ по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве:

–Это начало горячей фазы конфликта.

Расчет Саакашвили – перевести Южную Осетию в подконтрольное ему правительство и объявить, что конституционный порядок восстановлен. Международное сообщество пока не готово осудить грузинское руководство, и российскому руководству не стоит рассчитывать на то, что Совбез ООН будет делать более жесткие заявления.

Все будет зависеть от того, насколько эффективны действия грузинских сил и насколько будет оказано упорное сопротивление. Возможны два сценария развития событий:

1. Конфликт затянется хотя бы на несколько дней, и это в информационном и имиджевом плане сыграет не на пользу Саакашвили – обосновать легитимность своих действий ему будет все сложнее.

2. Грузии удастся сломить сопротивление южноосетинских силовых структур, и Саакашвили окажется победителем.

Вопрос в том, почему ни в планах Южной Осетии, ни в планах России оказалось не предусмотрено наступление грузинских войск, несмотря на известность об имеющейся в распоряжении Грузии силы.

Пока растерянные заявления российского руководство вызывают и у меня недоумение: неужели Россия не предполагала, что Саакашвили рискнет? Эта странная растерянность не свойственна ни политическому, ни военному руководству. Видимо, мы отвыкли от бардака вроде того, что был во время чеченского конфликта. Такое ощущение, что все это действительно стало неожиданностью для Кремля.

Что касается возможной позиции России, думаю, будет сделано максимально жесткое заявление, но в такой степени жесткости, которое не даст России перейти в класс участников конфликта. А план Саакашвили может быть и таков, чтобы выставить Россию в глазах международного сообщества как активного участника конфликта на стороне Южной Осетии. Чтобы этого не произошло, России придется проявить максимальное искусство дипломатии. А пока есть ощущение, что у российского руководства хороших ходов нет.

Растерянности поспособствовало и то, что Путин в Пекине, а Медведев в рабочем отпуске на Волге.

Путин уже разговаривал с Назарбаевым – похоже, что он решает задачу создания единого фронта внутри постсоветского пространства против Грузии. Однако в Баку особой симпатии к России пока не высказывают. Максимум, на что мы можем рассчитывать на территории СНГ, – поддержка Средней Азии и Лукашенко, а единого фронта все равно не получится.

Первые часы конфликта пока не в нашу пользу.

Виктор Илюхин, депутат Госдумы от КПРФ:

– Это действительно война, а насколько она долго будет продолжаться, зависит от России. От того, насколько активно будет Россия вмешиваться в этот конфликт, как она будет защищать свои границы.

Если Россия будет ограничиваться только заявлениями со Смоленской площади, то эта война надолго. Осетины уйдут в горы и будут вести партизанскую войну. Мы должны в это вмешаться, и речь идет именно об использовании военной силы. Не надо прятать голову в песок.

Давно уже надо было решить вопрос о признании независимости Южной Осетии и Абхазии и решать вопрос о включении их в состав Российской Федерации. Поэтому в значительной степени российская сторона виновата в том, что сейчас произошло.

Вывод из этого горький: Россия, несмотря на то что говорят о возрождении России как серьезного игрока на международном уровне, таковым не стала.

Сергей Митрохин, председатель партии «Яблоко»:

– Безусловно, это настоящая война. Хоть пока и локальная. Но есть угроза, что она уже очень скоро может перерасти в крупномасштабный военный конфликт на Кавказе. И Россия в этом случае должна быть чрезвычайно внимательна. Необходимо провести трехсторонние переговоры. Причем инициатором как раз должна стать Россия. В этой ситуации очень важно, чтобы Москва смогла решить конфликт без военного вмешательства и не занимая позицию ни одной из сторон.

Александр Коновалов, президент Института стратегических оценок:

– Война ли это? Когда стреляют танки и сбиваются самолеты – это война. Чья война – не знаю. До вчерашнего дня я бы сказал, что есть какая-та третья сила, которой в ее экономических интересах нужна война. В войне не заинтересованы ни грузинское, ни осетинское, ни тем более российское руководство. Но в полночь было объявлено, что начинается операция по восстановлению конституционного строя в Южной Осетии.
Такое впечатление, что Саакашвили пытается воспользоваться моментом, когда у него есть численное превосходство и возможность воспользоваться эффектом внезапности.

Я не знаю, какие могли бы быть адекватные действия России. Вся постановка вопроса – возможный конфликт между Грузией и Россией – это страшный идиотизм. Это не мыслимо ни исторически, ни культурно. Если руководство обеих сторон доведет до того, что придется воевать друг с другом, это будет величайший политический идиотизм.

Никита Белых, лидер СПС:

– Это не та ситуация, когда нужно искать правых и виноватых. Тут нужно говорить о серьезных ошибках как грузинского руководства, так и российского. Я бы не стал называть это российско-грузинской войной. Все-таки это война между Грузией и Южной Осетией. Правда, страдают при этом российские миротворцы. И Россия не может закрыть на это глаза. Продолжительность военных действий сегодня зависит от умения сторон договариваться. Сейчас главную роль должна сыграть дипломатия

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: