Южная Осетия балансирует на грани войны.

08/04/2008 - 10:05

Беспрецедентного обострения достигла ситуация в зоне грузино-югоосетинского конфликта. Кто начал стрелять, как всегда, неясно.

Президент непризнанной республики Южная Осетия Эдуард Кокойты заявил, что обстрелов, подобных тому, которому подвергся Цхинвали в ночь на 2 августа, не было с лета 2004 года. Югоосетинская сторона говорит о многочасовом снайперском и минометном обстреле, шести убитых и 15 раненых. Цхинвали во второй раз за месяц объявил всеобщую мобилизацию резервистов и ждет помощи от добровольцев «со всего Северного Кавказа». Югоосетинские власти сообщили о начале эвакуации мирного населения, в первую очередь детей, в безопасные районы самой Южной Осетии и в Северную Осетию, которая является частью России.

Грузинская сторона также сообщает о фактах обстрела расположенных в зоне конфликта грузинских сел, о подрыве машины грузинских полицейских в ночь на субботу и о нескольких раненых мирных жителях. В воскресенье поступила информация о том, что Грузия стягивает в регион конфликта дополнительные войска, в частности артиллерийский дивизион 4-й мотострелковой бригады министерства обороны Грузии.

Мир в зоне конфликта по Дагомысским соглашениям 1992 года поддерживают Смешанные силы по поддержанию мира (ССПМ) -- три батальона по 519 человек, укомплектованные соответственно грузинскими, российскими и осетинскими военными и подчиняющиеся генералу Марату Кулахметову. Генерал подчинен Смешанной контрольной комиссии (СКК) -- единственной международно признанной гражданской инстанции в зоне конфликта, состоящей из четырех сопредседателей -- от России, от Грузии и от обеих Осетий.

Помощник командующего ССПМ Владимир Иванов назвал вчера ситуацию в зоне конфликта «крайне напряженной». Миротворцы несут службу в усиленном режиме, выставили дополнительный пост в одном из многочисленных мест возможного соприкосновения грузинских и осетинских позиций и ведут постоянный мониторинг зоны конфликта.

Грузинский министр реинтеграции Темури Якобашвили считает, что Цхинвали хочет втянуть Грузию в военный конфликт. Министр посетил зону противостояния, где встретился с командующим ССПМ генералом Маратом Кулахметовым и главой центра миротворческих операций минобороны Грузии бригадным генералом Мамукой Курашвили. Оба генерала выразили готовность принять срочные меры, необходимые для разрядки ситуации. Г-н Якобашвили был готов к прямым переговорам с администрацией Эдуарда Кокойты, но контакт не состоялся из-за категорического отказа югоосетинской стороны.

Сам официальный Цхинвали приглашает оппонентов к переговорам. «Призываем грузинскую сторону отказаться от попыток силового решения грузино-осетинского конфликта и сесть за стол переговоров», -- говорится в заявлении югоосетинской части от 3 августа 2008 года. Однако в тот же день сопредседатель СКК от Южной Осетии Борис Чочиев назвал «фарсом» стремление грузинской стороны к переговорам и объявил их невозможными после того, как одна из сторон (грузинская) нанесла оскорбление другой (югоосетинской).

Заявление югоосетинской части СКК перекликается с заявлением российского МИДа, также требующего возобновить переговоры «в формате СКК», поскольку «силовые сценарии окончательно обрушат надежды на урегулирование грузино-осетинского конфликта».

Но призывать к возобновлению переговоров в формате СКК в августе 2008 года как минимум странно, поскольку Грузия официально объявила о своем выходе из СКК еще в марте, объяснив, что ее не устраивает формат, в котором она обладает лишь одним голосом при трех голосах оппонентов -- России и обеих Осетий. Взамен Грузия предлагает формат «2+2+2»: Россия плюс Грузия, власти Цхинвали плюс власти грузинских анклавов Южной Осетии, Евросоюз плюс ОБСЕ.

Это предложение, в свою очередь, не устраивает Москву и Цхинвали. Москву нынешний формат устраивает как инструмент давления на Тбилиси, рвущийся в НАТО и тем вызывающий раздражение в Кремле. А режим Эдуарда Кокойты, к которому даже у Москвы есть, судя по всему, ряд серьезных вопросов в связи с расходованием денег, ассигнованных на развитие непризнанной республики, в случае прогресса переговоров рискует остаться без средств к существованию.

Югоосетинская часть СКК, а за ней и российский МИД обозначили конфликт в Южной Осетии как грузино-осетинский. Ускользнувшее из этого сочетания словечко «юго-» означает, что авторы заявлений склонны рассматривать происходящее так, как его уже много лет рассматривает большинство этнических осетин, то есть как конфликт грузинского народа с осетинским, большая часть которого проживает в российской Северной Осетии. Вчера во Владикавказе собрался митинг в поддержку Южной Осетии. «Юг и Север едины!» -- было написано на транспарантах.

Глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров назвал «варварскими выходками» ночные обстрелы Цхинвали и заверил, что Северная Осетия готова оказать «цивилизованную помощь» своим южным братьям. По его словам, термин «добровольцы» в данном случае неуместен. «Если реальные братья на таком расстоянии узнают, что одному тяжело и он в опасности, другой, естественно, сразу же придет на помощь», -- сказал г-н Мамсуров.

Волонтеры из Северной Осетии действительно приходили на помощь Южной Осетии во время конфликта в 1989--1992 годах и позднее, например во время летнего обострения в 2004-м. Точно так же ополченцы из Южной Осетии поддерживали северян в 1992 году в осетино-ингушском конфликте в Пригородном районе. Предположить, что в случае эскалации насилия в окрестности Цхинвали придут многочисленные добровольцы из других районов Северного Кавказа, как это было в Абхазии в 1992--1993 годах, сложно по причине, которую Осетия сама всегда подчеркивала. Носители специфической христианской традиции осетины изолированы культурно от своих исламских соседей по Северному Кавказу в значительно большей степени, чем те же абхазы, состоящие в родстве с многочисленными черкесскими этносами. Военную помощь Южной Осетии в последние годы щедро обещал лишь президент Чечни Рамзан Кадыров. Но он сейчас серьезно озабочен домашней ситуацией, и помощь чеченцев сводится пока к нескольким десяткам бойцов батальона «Восток» в составе российского миротворческого батальона.

Вчера в комитете по печати и информации Южной Осетии «Времени новостей» сказали, что эвакуация детей из непризнанной республики не проводилась со времени грузино-осетинского конфликта 1989--1992 годов. По данным комитета, российские миротворцы и наблюдатели ОБСЕ приняли участие в этом процессе, сопровождая транспорт из отдаленных сел в Цхинвали. Всего во Владикавказ должно быть вывезено до 1000 детей, причем некоторые вместе с родителями. Комитет сообщил, что 534 человека, в том числе 390 детей, прибыли в Северную Осетию.

Но глава Северной Осетии г-н Мамсуров не хотел бы обозначать их как беженцев: люди «уезжают из Осетии и приезжают тоже в Осетию». По его данным, граница функционирует в обычном режиме, число уехавших с севера на юг в последние дни не превышало встречного потока, но и не уступало ему. Первый вице-премьер Северной Осетии Ермак Дзансолов и вовсе считает, что правильнее говорить не про эвакуацию, а про летний отдых детей из Южной Осетии. Это вполне обычное гуманитарное начинание является не экстренной мерой, а частью программы Таймураза Мамсурова по оказанию помощи братской непризнанной республике.

Из российских официальных лиц самым горячим сторонником оказания немедленной помощи Южной Осетии оказался командующий российскими Воздушно-десантными войсками генерал Валерий Евтухович, который заявил в субботу о готовности «голубых беретов» поддержать российских миротворцев. Но даже отмечавшийся 2 августа День десантника не заставил генерала забыть о том, что решение о расширении российского военного присутствия в зоне конфликта "находится в компетенции Совета безопасности и президента".

Даже президентское решение не будет рассматриваться как юридически безупречное: Россия в любом случае не является единственным архитектором грузино-югоосетинского урегулирования. Часть российских элит явно склонна в последнее время ставить под сомнение принцип территориальной целостности Грузии, который до признания Косово в феврале этого года неизменно поддерживался российским МИДом. Но другие глобальные акторы, в частности США, по-прежнему уверены, что урегулирование конфликтов возможно только при соблюдении этого принципа. Таким образом, Южная Осетия, как и Абхазия, становится одним из вызовов для президента Дмитрия Медведева и его будущих отношений с Западом.

Пока есть надежда, что субботнее обострение удастся сгладить. Официальный представитель МВД Грузии Шота Утиашвили заверил вчера «Время новостей», что сведения о сосредоточении дополнительных грузинских сил у фактических границ Южной Осетии не соответствуют действительности. «Мы надеемся, что ситуация разрядится», -- сказал он.

В МИД Грузии полагают, что причиной обострения является неэффективный формат переговоров и миротворческой операции. «Мы не раз заостряли внимание международного сообщества, в том числе Российской Федерации, на том обстоятельстве, что криминальный режим в Цхинвальском регионе создает угрозу миру и стабильности на всем Кавказе», -- говорится в заявлении грузинского внешнеполитического ведомства. В Тбилиси ждут визита действующего председателя ОБСЕ, главы МИД Финляндии Александра Стабба, который уже осудил «бесполезное насилие» в зоне грузино-осетинского конфликта.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: