Эхуд Ольмерт уходит в отставку из-за коррупционных скандалов

08/01/2008 - 08:46

Вечером в среду, 30 июля, премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт выступил перед журналистами со ступеней своей иерусалимской резиденции, заявив, что не будет выставлять кандидатуру на предстоящих 17 сентября внутрипартийных выборах председателя партии "Кадима". Поскольку пост премьера в Израиле занимает именно глава доминирующей в Кнессете партии, отказ Ольмерта переизбираться означает, что после двух лет премьерства он уходит в отставку.
Ольмерт пообещал, что сразу после внутрипартийных выборов подаст президенту страны Шимону Пересу прошение об отставке и одновременно рекомендует на пост главы правительства нового главу "Кадимы". Очевидно, что отставка Ольмерта окажет сильнейшее влияние не только на внутриполитическую ситуацию, но и на внешнюю политику Израиля и на процесс мирного урегулирования на Ближнем Востоке в целом.

И тем не менее Эхуд Ольмерт еще может остаться: если новый председатель или председательница "Кадимы" не сможет сформировать коалиционное правительство, Ольмерт будет исполнять обязанности главы кабинета до следующих всеобщих выборов, намеченных на весну 2009 года, или же до внеочередных выборов, которые могут пройти раньше.

Эхуд Ольмерт не скрывал, что главной причиной, вынудившей его оставить премьерский пост, являются многочисленные антикоррупционные расследования, предпринятые прокуратурой и полицией в его отношении.

Напомним, что Ольмерт является фигурантом, по меньшей мере, пяти дел о коррупции . Его подозревают в спекуляциях недвижимостью в бытность мэром Иерусалима, в незаконном лоббировании интересов знакомых бизнесменов, когда он занимал пост министра промышленности и торговли, в получении взяток, замаскированных под пожертвования на предвыборную кампанию от американского бизнесмена Морриса (Моше) Талански, и, наконец, что кажется совсем уж нелепым, в мелком жульничестве при оплате своих премьерских перелетов: Ольмерт якобы посылал счета за оплату билетов в различные госучреждения, добиваясь, чтобы расходы покрывались не единожды, а многократно, и клал разницу себе в карман.
Ранее Эхуд Ольмерт неоднократно заявлял, что не уйдет со свого поста, пока ему не предъявят официальных обвинений. Тот факт, что он все же решился на отставку, свидетельствует о том, что ситуация стала совсем уж невыносимой. Выступая перед журналистами, он еще раз отметил, что не считает себя виновным, более того, подчеркнул, что горд тем фактом, что в Израиле полиция может начать расследование даже в отношении человека занимающего высший пост в государстве, однако при этом четко дал понять, что его фактически затравили.

"Как гражданин демократического государства, я был уверен, что когда кто-то становится премьер-министром, даже те, кто голосовал против него на выборах, будут желать ему успеха. Однако вместо элементарно необходимого уровня доверия с первых дней своего премьерства я стал объектом многочисленных расследований и резкой критики… Будучи премьером, я был лишен такого элементарного права как презумпция невиновности… Премьер-министр не должен стоять над законом, но ставить его вне закона тоже нельзя", - заявил Ольмерт.

Тем не менее, по словам Ольмерта, отставка вызвана не столько личными причинами - премьер отметил, что у него есть силы отстаивать свое доброе имя - а тем, что скандал вокруг его имени подрывает авторитет его партии, политических союзников и внешнеполитический имидж Израиля в целом. "Оказавшись перед выбором между способностью отстаивать собственную невиновность и интересами государства, я выбираю последнее", - заявил он.

Разумеется, что помимо заботы о государственном благе и стремления отстоять свою невиновность в действиях Ольмерта присутствует холодный политический расчет. За время своего премьерства он показал себя прагматичным и жестким политиком. Его отставки требовали уже в 2006 году, после окончания крайне противоречивой по своим результатам Второй ливанской войны, и казалось, что уход Ольмерта, как и министра обороны Амира Переца и начгенштаба Дана Халуца, потерявших свои посты, фактически предрешен. Однако несмотря ни на что, Ольмерт сохранил за собой премьерское кресло.

Поэтому нельзя сказать, что коррупционные скандалы не оставили Ольмерту иного выхода кроме отставки. Выход был, не было шансов. Ольмерт мог выставить свою кандидатуру на внутрипартийных выборах, однако многочисленные опросы внутри "Кадимы" свидетельствовали о том, что однопартийцы его не поддержат. Сам факт, что "Кадима" 10 июля решилась на проведение внутрипартийных выборов нового руководства, недвусмысленно говорил о том, что от Ольмерта отвернулись: из лидера он стал обузой.

Решение о выборах фактически явилось выполнением требований ультиматума, который вдвинул Ольмерту министр обороны Эхуд Барак, возглавляющий партию "Авода" - главного партнера "Кадимы" по правительственной коалиции. В конце мая Барак заявил, что из-за коррупционных скандалов Ольмерт не может эффективно решать возложенные на него задачи, и потребовал от "Кадимы" рассмотреть вопрос об избрании нового лидера, который займет пост премьера. На Барака тогда зашикали, и он предпочел отказаться от ультиматума, однако имеющие уши услышали его слова.

"Кадима" отнюдь не монолитна, как и в любой партии, в ней существует множество течений и потенциальных лидеров, которые стремятся занять первенствующее положение. Не удивительно, что решение Ольмерта не переизбираться вызвало одобрительную реакцию претендентов на пост председателя "Кадимы". В настоящее время их четверо: министр иностранных дел Ципи Ливни, министр транспорта Шауль Мофаз (Shaul Mofaz), министр внутренних дел Меир Шитрит (Meir Sheetrit) и министр общественной безопасности Ави Дихтер (Avi Dichter).

Фаворитами считаются Ципи Ливни и Шауль Мофаз, которые, по некоторым данным, пользуются фактически одинаковой поддержкой однопартийцев и идут "ноздря в ноздрю". Тем не менее помимо борьбы на выборах победившему кандидату предстоит куда более сложная задача: формирование коалиционного правительства: неудача может привести к потерей "Кадимой" власти. У каждого кандидата свое видение, каким должен быть будущий кабинет.

К примеру, Шауль Мофаз уже заявил, что постарается создать самое широкое коалиционное правительство - правительство национального единства - и пригласить туда даже политических противников таких, как лидер "Ликуда" Беньямин Нетаниягу. По мысли Мофаза, это позволит избежать досрочных всеобщих выборов и стать им достойной альтернативой. А вот Меир Шитрит придерживается прямо противоположной точки зрения: он уже заявил, что если выиграет внутрипартийные выборы, вместо того, чтобы создавать коалицию инициирует досрочные парламентские выборы.

По его мнению, в своем нынешнем виде правительство нефункционально, будущая коалиция будет хлипкой, а конечном итоге рядовой избиратель будет полностью дезориентирован. "Создание коалиционного правительства соответствует интересам многих в Кнессете, но это не в интересах страны", - отметил Шитрит. Как ни странно, его точка зрения совпадает с намерениями политических противников "Кадимы", в частности Беньямина Нетаниягу из "Ликуда". Тот уже почувствовал запах крови и призвал провести в стране досрочные выборы.

По словам Нетаниягу, правительство в нынешнем виде исчерпало себя. Уже не имеет значения, кто возглавляет доминирующую в Кнессете "Кадиму", поэтому необходимо обратиться к народу. Некоторые обозреватели оценивают шансы "Ликуда" достаточно высоко: он может получить большинство голосов, в то время как его основным соперникам едва удастся набрать 15 процентов голосов. Таким образом, очевидное намерение "Кадимы" избавится от Эхуда Ольмерта, чтобы остаться у власти, может привести к тому, что партия останется и без Ольмерта и без власти. И совсем уж неудобно получится, если потом окажется, что коррупционные подозрения в отношении Ольмерта были безосновательны.

В целом, все происходящее вокруг Ольмерта поднимает вопрос о функционировании израильской демократии и ее способности противостоять политическим кризисам. Эхуд Ольмерт сам отметил это, когда заявил о намерении уйти в отставку. Говоря о том, что премьер-министр часто оказывается беззащитен и как бы вне закона, он заявил, что это не его личная проблема, а вызов государственным институтам, которые должны обеспечивать стабильность демократического режима.

Может быть, действительно имело смысл предоставить премьеру иммунитет на время отправления своих полномочий, каким пользуется, к примеру, президент Франции. Жака Ширака, помнится, тоже пытались вызвать на допрос по делу "Клэрстрим", а он сказал, что не пойдет и не пошел. Когда закончился президентский срок, все ожидали, что вот-вот его посадят. Однако этого не произошло: Ширака допросили, но обвинений не предъявили: он ушел на покой и даже организовал собственный фонд. А в итоге одним политическим кризисом стало меньше.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: