Гарантами сделок мафиози, арестованных в рамках операции "Тройка", были "высокопоставленные официальные лица" из правительства и военных ведомств России

07/07/2008 - 10:12

Они напрямую связывались с этими лицами, разговоры были делом рутинным, за день совершались десятки таких "рабочих" звонков", от 230 записей "волосы встают дыбом", отмечают источники
Расследование агентов Центрального управления по борьбе с наркотиками и организованной преступностью (Udyco) Главного комиссариата уголовного розыска и службы информации Гражданской гвардии по делу русской мафии в Испании выявило "деликатные" сведения, которые могут повлиять на отношения Испании и России. Полиция получила доступ к разговорам, в которых задержанные главари (главные среди них – Геннадий Петров, Александр Малышев и Виталий Изгилов, тогда как Кузьмин не приехал, как ожидалось) называли в качестве гарантов беспрепятственного осуществления сомнительных сделок высокопоставленных представителей российских властей, не только из правительства, но и из военных ведомств.

Источники ABC объясняют, что иногда мафиози напрямую связывались с этими высокопоставленными официальными лицами своей страны и даже называли их имена, чтобы заверить своего собеседника в том, что они достигнут своих целей. Наибольшее беспокойство вызывает тот факт, что в результате главарь мафии без малейших проблем заключал эти сделки. И разговоры эти были делом рутинным: за день совершались десятки таких "рабочих" звонков.

Хотя этот прямой контакт не называется, данные, выявленные в ходе следствия, продолжавшегося два года, указывают на то, что "воры в законе", арестованные в рамках операции "Тройка", имели возможность подкупить самые высшие эшелоны российской власти, и беззастенчиво этой возможностью пользовались. С тех пор как в 2007 году российское правительство создало государственные структуры для развития инфраструктуры и торгового флота, разоблаченные в Испании мафиозные группировки получали выгодные контракты на выполнение госзаказа, на которые они неоднократно ссылались. Они получали эти контракты, не имея даже специалистов для ведения работ, необходимых при заключении договоров подобного уровня. Не ускользнули от их влияния и военные. Высокопоставленному российскому военному надо было по работе лететь в одну кавказскую республику, но одна сепаратистская группировка угрожала убить его. Поездка была отложена до тех пор, пока военный не получил "разрешения" мафии в результате переговоров с ее главарями о том, чтобы они отозвали приказ о его ликвидации.

Ведущий дело следователь пятого отдела Национальной судебной палаты Бальтасар Гарсон, проделавший огромную работу для успеха операции совместно с отделом прокуратуры по борьбе с коррупцией, осознает, насколько щекотливо это расследование ввиду его международного контекста. Для исключения утечки информации и для защиты следователей, занимающихся изучением деятельности этих группировок в Испании, прокуратура засекретила ход следствия.

Десяток агентов
Размах этого дела таков, что десяток агентов едва справляются с расследованием, в результате которого за решеткой оказались главари трех самых влиятельных группировок русской мафии: "тамбовской" под руководством Петрова; "малышевской" под руководством Малышева и группировки Изгилова, набиравшей в последние месяцы обороты после его выхода из тюрьмы, где он оказался после ареста в рамках "операции Оса", завершившейся задержанием главаря "номер один" всех мафиозных сетей, Захара Калашова.

На протяжении всего расследования полиция имела доступ к тысячам телефонных разговоров обвиняемых – сначала их было семеро, но потом стало больше. От 230 записей "волосы встают дыбом", отмечают источники, потому что эти разговоры "свидетельствуют об огромной власти арестованных главарей", их связях в России и бывших республиках СССР, целом спектре преступлений: убийствах, торговле оружием, наркотиками и влиянием, вымогательстве, подкупах, незаконных сделках, контрабанде кобальта и табака, заказных нападениях, угрозах... Руководство всеми этими операциями осуществлялось из Испании, куда главари мафии перебрались в 1996 году для конспирации.

Одна из конкурирующих группировок уже совершала нападение с гранатометом на Малышева, и спастись ему удалось только чудом. Из-за войны с влиятельнейшим Владимиром Кумариным он был вынужден бежать и сменить имя. Он стал Алехандро Лагнасом Гонсалесом, приехав в Испанию со своей женой (тоже арестованной), железной рукой распоряжавшейся награбленными миллионами и игравшей ключевую роль. Одного из главарей более низкого уровня, Виктора Гавриленкова, скрывавшегося от агентов после бегства из Хавеа (провинция Аликанте), двое киллеров пытались убить в санкт-петербургском отеле "Вена", после чего он бежал в нашу страну. За его охрану отвечали два сержанта.

Хотя "офисы" и командные пункты мафиози располагались на Майорке, в Аликанте и Малаге, они со своими приспешниками почти каждую неделю ездили в Россию, чтобы лично отдавать приказы и встречаться с "коллегами". Обычно их путь пролегал через Швейцарию с технической остановкой в Германии. Последняя встреча состоялась 12 апреля этого года. Верхушка "тамбовско-малышевской" группировки, включая чету Малышевых, собралась в Берлине по случаю дня рождения Михаила Ребо, второго лица группировки, который был арестован через несколько дней после испанской операции как лидер немецкой ветви мафиозного клана. "Главари поддерживали тесные, дружеские отношения", – утверждают агенты. Действительно, Петров с Малышевым вместе обосновались на Коста-дель-Соль, когда приехали в Испанию покупать дома. Потом их дороги разошлись, но их влияние лишь усиливалось. Ничего не происходило без их ведома. Подчиненные не могли ни шагу сделать без разрешения босса, даже навестить больную мать.

Самое удивительное, что главари мафии боялись не испанской полиции – во всяком случае, они не знали, что за ними следят, – а спецслужб своей страны. КГБ преследовал их, потому что они впали в немилость у собственных властей, что стало прелюдией к их упадку и последующему исчезновению.

Беспокойство в России
Как и во время операции "Оса", российские власти были не в курсе расследования полиции и Гражданской гвардии, что вызвало беспокойство в правящих кругах и особенно в КГБ. Симптоматично, что в публичном обращении антикоррупционного отдела в связи с операцией "Тройка" при перечислении иностранных структур, помогавших расследованию, не было упоминания ни об одном подразделении российских правоохранительных органов. Дело в том, что к ним не обращались за помощью ввиду бесполезности этого шага, а также во избежание оповещения подозреваемых о слежке. После операции "Оса" российские политики уже оказывали на Национальную судебную палату давление с требованием освободить Калашова, арестованного в Дубае Центральной бригадой по борьбе с организованной преступностью. Сейчас Калашов содержится под строжайшей охраной в одиночной камере тюрьмы города Суэра (провинция Сарагоса), из которой его пытается вытащить адвокат, бывший следователь Национальной судебной палаты Хавьер Гомес де Лианьо.

Источник InoPressa

на фото: Геннадий Петров, один из задержанных главарей

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: