Дмитрий Медведев дал первое большое интервью мировым СМИ

06/25/2008 - 16:13

Президент России дал первое большое интервью мировым СМИ после своей инаугурации. Трое корреспондентов агентства Reuters распрашивали Дмитрия медведева обо всем больше часа. Он заверил Запад, что государство не будет вмешиваться в экономику, а внешняя политика страны принципиально не изменится, хотя тон и стиль, конечно, будут другие.
Дмитрий Медведев дал большое интервью иностранным журналистам в преддверии саммита Россия-ЕС, который пройдет в Ханты-Мансийске 26—27 июня. Это первая для нового президента встреча такого рода, которую провело агентство Reuters. Джэнет Макбрайд, Дэвид Шлезингер и Майкл Стотт проговорили с российским лидером полтора часа. Интервью состоялось в минувший понедельник.

На вопрос, чья была инициатива провести интервью, в Reuters сообщили, что желание было взаимным.

После беседы журналисты рассказали, что, что у Медведева свой собственный тон и стиль, а разница в словах с его предшественником Владимиром Путиным «поразительна». «За полтора часа разговора не было ни одной нападки на Запад, которые стали торговой маркой Путина в последние годы его президентства, — говорится в сообщении агентства. — Вместо этого, тщательно выбрав слова, новый человек в Кремле подчеркнул верховенство свободы, закона и частной собственности».
О верховенстве частной собственности Медведев говорил, отвечая на вопрос о ситуации с компанией ТНК-BP, «когда ее акционеры используют административные ресурсы, в частности налоговую полицию и службу безопасности, для решения проблем собственности». Журналисты поинтересовались, как Россия может защитить европейские компании, в частности BP, на российском рынке. «Во-первых, нужно правильно партнеров себе выбирать. А во-вторых, использовать те процедуры, которые основаны на законе», — довольно жестко ответил их собеседник.

Он пояснил, что эта ситуация произошла в частном секторе. «Они должны были договориться о принципах своего взаимодействия на годы вперед. Государство к этому не имеет никакого отношения вообще. И если сейчас у них возник конфликт, то он должен разрешаться в правовой плоскости. Иного как юрист я просто себе не мыслю», — ответил он.

«Поэтому попытки привлечь государство для разрешения внутрикорпоративного спора я иначе как неправовыми назвать не могу», — отметил Медведев.
Президент заметил, что есть в этой истории некоторая абсурдность, поскольку руководству страны говорят, что государство избыточно вмешивается в деятельность частных компаний, а в этой ситуации просят сделать именно это.

«То есть вы не хотите, чтобы «Газпром» или «Роснефть» получили часть этой компании?» — уточнил у Медведева Скотт. «Вы знаете, я таких переговоров даже в должности председателя совета директоров «Газпрома» не вел, — заверил президент. — Но на самом деле целей приобрести частную долю у государственных компаний сейчас нет».
Медведев вообще заверил, что на данный момент времени «нет никаких оснований говорить об укреплении, дополнительном укреплении присутствия государства в экономике». Хотя и отметил, что в разные периоды такая необходимость может быть. «Какого-то дополнительного укрепления роли государства, увеличения его присутствия в экономике не предвидится. Напротив, мы будем предпринимать действия по снижению присутствия государства в экономике», — сказал он.

Медведев впервые много говорил о внешней политики России. Он заявил, что это направление при нем не претерпит серьезных изменений и будет продолжен курс Путина. А в том, что при его предшественнике Россию часто критиковали, нынешний глава государства проблемы не видит: «ничего в этом страшного нет». «Другой вопрос, что заряд этой критики, на мой взгляд, должен быть все-таки в большей степени позитивным», — пояснил Медведев.

«Что же касается нашей внешней политики, то она, конечно, будет определяться не объемом критики, которая звучит в наш адрес, а нашими внутренними ценностными установками», — повторил он своими словами не раз озвученную Путиным мысль. « В этом смысле это та внешняя политика, которую Российская Федерация выстрадала за всю новейшую историю, за последние два десятилетия», — пояснил он. «А мы считаем для себя определяющими ценности свободы, демократии, защиты права собственности. Вот их мы и будем отстаивать в наших взаимоотношениях с другими международными партнерами», — заявил Медведев.

Но если конкретика и суть внешней политики остаются те же, будут ли небольшие нюансы в тоне, который использовался Путиным и который будет использовать новым президентом, поинтересовались журналисты.

«Понимаете, нюансы тона, нюансы произношения, нюансы стиля всегда присутствуют, это совершенно очевидно. Они должны быть у любого человека. Политик — тоже человек, у него тоже должен быть свой стиль и свой тон. Но это не меняет базовых основ политики», — ответил Медведев.
Более конкретно Медведев высказался о Евросоюзе, который, по его словам, является «в целом вполне комфортным партнером», хотя и бывают некоторые проблемы. «Одним из ключевых принципов работы Евросоюза является принцип европейской солидарности. И евросолидарность зачастую создает проблемы функционирования механизма самого Евросоюза», — пояснил он главную сложность взаимоотношений. Это может, как заблокировать переговоры с другими странами, так и повлиять на интересы ЕС внутри самого союза.

Медведев рассказал, что является угрозами для российской национальной безопасности. По его мнению, в современном мире они универсальны. В сфере экономике это угрозы, связанные с международной финансовой нестабильностью, продовольственным кризисом и всеми проблемами, которые вытекают из этих процессов. «Если говорить о других факторах, то они тоже очевидны: терроризм, наличие международной преступности», — пояснил он. Специфическими проблемами для России президент назвал бедность и коррупцию.

Новый президент затронул и тему отношений со своим предшественником, а ныне премьер-министром, о тандеме с которым Медведев говорил на протяжении всей предвыборной кампании. «Вы знаете, я считаю, что у нас действительно здесь неплохой союз для решения тех сложнейших задач, которые стоят перед Российской Федерацией. И мы будем работать столько, сколько это потребуется для достижения тех целей, которые стоят перед нашей страной, естественно, в рамках, отведенных законом», — сказал он.

Журналисты не могли не поинтересоваться, что Медведев думает о свободе СМИ в России, заметив, что одной из отличительных черт президентства Путина был контроль над средствами информации. Президент не согласился, что это была какая-то характерная черта. «Никакого специального контроля за средствами массовой информации, который бы отличался от тех форм контроля, которые существует в других странах, у нас нет», — поделился своим знанием глава государства. По его мнению, все зависит от хозяев ресурса, которые определяют редакционную политику. «Если речь идет о частных средствах массовой информации, то они определяют редакционную политику, на государственных каналах есть соответствующие редакционные советы. Но считать, что эти редакционные советы, что эти органы управления проводят какую-то особенную политику, я не могу», — пояснил он. «В этом смысле проблемы информационной закрытости в России нет сегодня, не было вчера и не будет никогда в будущем. Можете в этом не сомневаться», — пообещал Медведев. А то, что есть люди, которые считают российскую прессу несвободной, Медведева не удивляет. «Знаете, в каждой стране есть набор политических лузеров, которые считают, что их средства массовой информации не свободны, потому что они не представлены там каждый день. Но это их собственные проблемы, а не проблемы СМИ», — заключил он.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: