"Три кита" в первом чтении. Началось рассмотрение скандального дела о контрабанде мебели

06/17/2008 - 07:52

В городском суде подмосковного Наро-Фоминска вчера началось рассмотрение одного из самых громких уголовных дел последних лет -- о контрабанде элитной мебели через торговые дома «Три кита» и «Гранд». Девять подсудимых, среди которых бывший владелец мебельного бизнеса Сергей Зуев (на снимке), охранялись особо -- в здании суда расквартировался целый отряд милиции, спецназа и приставов. Большего внимания из всех прочих российских подсудимых ранее удостаивался, пожалуй, только Михаил Ходорковский.

Один из лучших гособвинителей Генпрокуратуры Виктор Антипов вчера начал зачитывать обвинительное заключение. В ходе процесса он попытается доказать вину подсудимых не только в контрабанде мебели, но и в легализации добытого преступным путем имущества, неуплате налогов и таможенных платежей. Действиями обвиняемых, по мнению прокуратуры, был нанесен ущерб государству в размере 18 млн долл. За восемь лет расследования это дело «распухло» и еле поместилось в 600 томах, из которых свыше 60 приходится на одно только обвинительное заключение. В ходе расследования, как выяснилось, было допрошено около 3 тыс. свидетелей.

Адвокаты в свою очередь вчера недоумевали, из-за чего столько шума -- такое количество свидетелей допрашивали разве что во время Нюрнбергского процесса. Они также отметили, что ущерб по неуплате таможенных платежей, хотя и весьма спорный, был возмещен г-ном Зуевым еще до возбуждения уголовного дела. Потерпевших в деле нет. Нет даже самого главного вещдока -- 150 контейнеров с той самой мебелью, которую следствие считает контрабандной. Несколько лет назад они просто исчезли по вине одного из оперативников таможни, дело о «халатной рассеянности» которого до сих пор расследуется. Адвокаты утверждают, что подоплека этого дела в столкновении бизнес-интересов -- раньше г-н Зуев владел торговыми домами «Три кита» и «Гранд», а теперь нет.

Дело «Трех китов» прославилось не столько из-за собственно предмета расследования -- масштабной контрабанды, сколько из-за целой серии сопутствующих скандалов в правоохранительных органах. Изначально -- летом 2000 года -- его расследование начали сотрудники Государственного таможенного комитета (ГТК) и Следственного комитета (СК) при МВД, которые обнаружили на складах торговых центров 150 контейнеров с дорогой мебелью. Следствие пришло к выводу, что мебель была ввезена контрабандой -- с подделкой таможенных деклараций, занижением ее стоимости и уклонением от уплаты пошлин -- и совершила все это «организованная преступная группа» бизнесменов, связанных с владельцем «Трех китов» и «Гранда» Сергеем Зуевым, через подставные фирмы «Лига Марс», «Бастион», «Сэфтранс», «Альянс-95», «Альянс-96», «ФМ Группа».

В ноябре 2000 года в расследование вмешалась Генпрокуратура, которая не только прекратила дело в отношении г-на Зуева и его сотрудников, но и отправила на скамью подсудимых по обвинению в должностных преступлениях милиционеров и таможенников, инициировавших дело о контрабанде. И если начальника таможенной инспекции ГТК Александра Волкова и замначальника управления таможенного расследования и дознания ГТК Марата Файззулина суд оправдал, то следователь СК Павел Зайцев в конечном итоге был хотя и условно, но осужден.

В 2002 году по требованию Госдумы расследование «трехкитового дела» было возобновлено, и вести его по инициативе самого президента Путина было поручено «независимому» следователю Леноблпрокуратуры Владимиру Лоскутову.

Последующие четыре года никаких подвижек не происходило. Гром грянул после отставки генпрокурора Владимира Устинова. Летом 2006 года были арестованы Сергей Зуев и несколько предполагаемых соучастников "оргпреступной группы" контрабандистов -- глава «Сэфтранса» Андрей Саенко, гендиректор «Альянса-96» Андрей Латушкин, начальник отдела продаж мебельного центра «Гранд» Екатерина Леладзе, главбух представительства латвийской компании «ФМ Группы» Ирина Подсотская, менеджер ТК «Гранд» Андрей Беляков, а также ее супруг, менеджер этого представительства Павел Подсотский. Сейчас под стражей находятся только Зуев, Саенко, Латушкин и Леладзе. Супруги Подсотские и Беляков были отпущены под подписку о невыезде. Кроме того, под подпиской находятся сотрудник банка «Центркредит» Анатолий Мельничук и глава «ФМ Групп» Павел Поляков.

Следователь Лоскутов тогда признал, что смог провести аресты лишь после смены руководства Генпрокуратуры, официально заявив, что все подозреваемые имели «большие связи в правоохранительных органах, которые препятствовали следствию». Последовавшие вскоре после этого отставки почти двух десятков высокопоставленных чинов из ФСБ, прокуратуры и ФТС подлили масла в огонь, ибо их стали связывать именно с расследованием уголовного дела «Трех китов».

Свой след «Три кита» оставили и в деле арестованного прошлой осенью генерала ФСКН Александра Бульбова, которого подозревают в незаконном прослушивании телефонных переговоров. Он не раз заявлял, что попал за решетку по милости чинов ФСБ, которые якобы таким образом отомстили генералу за то, что когда-то он вел оперативное сопровождение следствия по контрабанде мебели.

Следователь Лоскутов закончил следствие и передал дело в суд. Но лавров героя не удостоился и, как многие посчитали, был отправлен в почетную ссылку -- был назначен замруководителя управления Следственного комитета при прокуратуре по Ленинградской области.

Генпрокуратура отправила дело в Наро-Фоминск, где «грязная» мебель якобы проходила таможенную «очистку». Адвокаты сначала смогли убедить наро-фоминских судей, что дело должно рассматриваться в Петербурге, через который ввозилась мебель. Спор разрешил Мособлсуд, велевший рассматривать дело именно в Наро-Фоминске.

И вот вчера, наконец, начался суд. Бывший мебельный магнат Сергей Зуев появился в суде в сопровождении конвоя спецназа с автоматами, но в настроении весьма приподнятом. Некогда преуспевающий бизнесмен теперь стал похож на попа -- с длинной, по грудь нестриженой бородой и остатками волос на голове, собранными в хвост. Схожесть образа с православным батюшкой добавляли следовавшие по пятам две престарелые дамы, облаченные в длинные до пола светлые льняные платья и такие же светлые, на манер монашеских головных уборов, шапочки. С одуванчиками и молитвенниками в руках старушки славили Сергея Васильевича, за которого «молится вся православная церковь», кляли прокуроров, «служащих антихристу», и напоминали всем о Суде божьем, который всех нас ждет. Маленький зал Наро-Фоминского суда, явно не рассчитанный на такое количество публики, еле вместил девять подсудимых, их 13 адвокатов, родственников, друзей, журналистов и старушек-богомолок. Трем судьям пришлось буквально протискиваться к своему постаменту. «Здравствуйте! Поздравляю всех с праздником! И прокуратуру - с праздником!» -- воскликнул подсудимый Зуев. Православная церковь вчера праздновала следующий за Троицей День Святого Духа.

Председательствующий судья Владимир Подкопаев перед тем, как предоставить слово прокурору, спросил, нет ли у сторон каких-либо ходатайств. Таковых у подсудимых и их адвокатов оказалось много. Г-н Саенко потребовал приобщить те документы, который значились еще в «старом», начатом в 2000 году, деле. Он перечислили множество платежных поручений, актов выполнения договоров, выписок с расчетных счетов компаний об оплате таможенных пошлин за ввозившуюся мебель. Как пояснил г-н Зуев, те же просьбы они высказывали и следователю Лоскутову, но тот их проигнорировал. «Кто перевозил мебель, кто ее взвешивал, кто принимал - вся эта информация из материалов уголовного дела исключена», -- сказал он. По утверждениям подсудимых и защиты, легальность импорта мебели должна была подтверждаться документами балтийской таможни и показаниями ее сотрудников. «Но следователи в устной беседе с Саенко сказали ему, что Балтийскую таможню трогать нельзя», -- сказал его адвокат Алексей Виноградов.

Адвокат бывшего владельца «Трех китов» Станислав Акимов попросил суд заставить прокуратуру изложить обвинительное заключение в полном объеме, то есть зачитать все 64 тома, и при этом «изложить его в доступной форме», так как его подзащитному совершенно непонятна его суть. В частности, по словам адвоката Акимова, в деле «перечислено большое количество людей, с которыми Зуев не только не был знаком, но даже и никогда не слышал о них». «Если обвинять Зуев в организации преступной группы, то точно такое же обвинение можно предъявить любому предпринимателю, занимающемуся импортом, -- сказал адвокат, -- И как можно привлекать человека к ответственности за причиненный ущерб, если этот ущерб был возмещен им много лет назад?».

Другой его адвокат -- Кирилл Полищук -- попросил истребовать у следствия материалы другого уголовного дела - в отношении оперативника Центральной оперативной таможни Гришнова. Как оказалось, еще летом 2000 года именно он оказался ответственным за изъятие 150 контейнеров контрабандной мебели. «В отношении этого дознавателя было возбуждено уголовное дело о том, будто бы он эти фуры «халатно потерял». Но как можно было «потерять» 150 фур с мебелью? И как обвиняемые в таком случае могли легализовать «потерянную» мебель?» -- сказал адвокат Полищук и попросил у суда еще и допросить Гришнова в качестве свидетеля. «150 фур товара взяли и вывезли - не описывали, не взвешивали. А теперь они - якобы контрабанда и якобы отмытая», -- вставил реплику Зуев.

Защита придралась и к формулировке обвинения, гласящей, что был занижен вес импортной мебели. «Мебель - это не сахар, не соль, не кофе. Ее не оценивают по весу, ее оценивают поштучно, ведь в одном контейнере могли быть стулья, а в другом шкафы или диваны, и, понятно, что их стоимость не будет одинаковой», -- пояснил свою позицию «Времени новостей» адвокат Саенко, Евгений Володин. Он отметил, что теперь совершенно невозможно определить, какая часть товара была ввезена легально, а какая, возможно, с нарушением таможенных правил. В связи с этим адвокат напомнил о недавнем решении Конституционного суда, который счел неконституционным положение ч. 1 ст. 188 УК (контрабанда), признающее преступлением даже незначительное превышение разрешенной для ввоза в РФ суммы валюты без письменного декларирования. В свою очередь, адвокат Полищук уверен, что дело «Трех китов» -- не уголовное и должно рассматриваться в гражданско-правовом порядке.

Суд ни одно из этих ходатайств не удовлетворил. Но не потому, что они не важны, а потому, как подчеркнул судья Подкопаев, что они «заявлены преждевременно» -- суд еще не преступил к расследованию обстоятельств дела. После этого гособвинитель Виктор Антипов смог приступить к оглашению обвинительного заключения. Предположительно, на чтение у прокурора уйдет несколько дней.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: