Горячая линия СЖР. Смерть следователя. Вопросов больше чем ответов.

04/08/2008 - 11:50

2 декабря 2005 года в центре станицы Константиновской, в уютном кафе, собралась районная правоохранительная элита. Приглашал районный прокурор А. Стрыжаков. Повод более чем достойный – повышение. Гости – судьи, следователи, милицейские и прокурорские чины. Около 20.00 в кафе приехал ещё один из приглашённых – начальник следственного отделения местного ОВД майор милиции Александр Кочетов. Далее из постановления следователя: «…Около 00 часов водитель прокурора района Пологов повёз Кочетова А.А. домой, однако последний указал неверный адрес. После этого Пологов привёз Кочетова обратно в кафе и оставил его в машине. Больше Кочетова А.А. никто не видел…» Добавлю, не видел живым. Через сутки тело майора Кочетова было обнаружено в 1,5 км от этого кафе. Странности в этом деле, находятся, что называется, на поверхности. Каким образом майор оказался в рощице на берегу Дона? В полутора верстах от центра посёлка, в районе Константиновского гидроузла? Почему на трупе оказался чужой пиджак? На трупе не было обуви, в то же время, как утверждают родственники, носки были чистыми.
Когда Александр Кочетов не вернулся домой ночевать, на его мобильный телефон позвонила родственница. Ответил на звонок незнакомый мужчина, – сказал, что Кочетов сейчас говорить не может. Конечно же, тело майора Кочетова было подвергнуто судебно-медицинскому исследованию. И тут странности продолжились. По заключению судмедэксперта Сергея Козлова, смерть Кочетова наступила от переохлаждения. (Напомню, дело было в начале декабря.) На лице и коже свода черепа Кочетова обнаружены несколько ссадин, образовавшихся, по мнению эксперта, в результате падения. Однако кости черепа целы.
В крови погибшего обнаружен винный алкоголь в количестве 1,8 процентопромилле. Вообще-то, такое количества алкоголя в крови свидетельствует о средней степени опьянения (3,8 %о у судебных медиков считается уже алкогольным отравлением).
Казалось бы, более загадочной картины смерти придумать трудно.
Как попал на берег Дона Кочетов? Пришёл пешком? В одних носках? Да ещё падал по дороге? А потом прилёг в зимней рощице вздремнуть? И разве свежие ссадины на скуловой, височной и подбородочной областях, на левой (!) щеке и в области левого (!) лобного бугра однозначно свидетельствуют о падениях? Сколько же раз надо было падать, ударяясь различными частями головы об землю? Что-то, воля ваша, мне эти ссадины куда больше напоминают последствия потасовки, когда удары наносят с нескольких сторон. А ещё в правой теменной области судмедэксперт обнаружил ушибленную рану. Длиной 2,5 см. Это тоже от падения? Попробуйте-ка представить механизм такого падения. Теменем в землю…
Однако все эти странности нисколько не смутили следователя Семикаракорской райпрокуратуры Алексея Городецкого. Через два (!) дня он выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела!
Я готов допустить, что за эти два неполных дня он успел опросить всех участников вечеринки – 19 человек, которые только-то и сообщили, что «не располагают данными» о совершении в отношении Кочетова преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ (убийство). Не было конфликтов в кафе. Но ведь кто-то привёз Кочетова на берег Дона! И оставил там с раной на голове.
15 марта уже 2006 года Ростовская областная прокуратура отменяет поспешное постановление следователя и направляет материал для новой проверки. «Проверка» дала столь же потрясающий, сколь и привычный результат – уже через пять дней следователь той же Семикаракорской прокуратуры Распопов вновь выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
07.07.2006 года прокуратура Ростовской области вновь направляет материалы для «проверки». Следующий районный отказ состоялся 15 августа. А потом следователь Скибинский уже 22 августа вновь не усматривает ни события, ни состава преступления. Тянется эта история до сегодняшнего дня. Но есть и занятная новость – около года назад (как сообщили корреспонденту родственники погибшего) к уголовной ответственности был привлечён… судмедэксперт. Тот самый, который исследовал тело Кочетова. Причём привлечен за дачу заведомо ложного заключения.
И в связи с этим обстоятельством как-то невольно напрашивается вопрос – а так ли уж безобидна ушибленная рана на темени Кочетова? А так ли уж целы кости черепа, как об этом пишет в заключении эксперт? И так ли уж проста и понятна картина гибели майора Кочетова?
На многие из этих вопросов могла бы дать ответ повторная экспертиза. А значит – эксгумация тела. Чего и добиваются сейчас родственники погибшего.
Редакция солидарна с ними. Погибшего отца двум малолетним детишкам не вернуть. Так пусть хоть восторжествует Её Величество Истина.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: