Как прощаются президенты. После Сочи Путин и Буш станут встречаться "как люди"

04/07/2008 - 10:51

Двадцать четвертая встреча Владимира Путина и Джорджа Буша-младшего, состоявшаяся вчера в сочинской резиденции российского президента «Бочаров ручей», едва не превратилась в утренник воспоминаний. Гость выглядел сентиментальным, хозяин -- деловитым, но оба -- одинаково усталыми. У американского президента позади нелегкая европейская поездка, у российского -- последний «ближний бой», который он дал натовским партнерам в Бухаресте.

В отличие от мероприятий бухарестского саммита НАТО по графику сочинской встречи можно было проверять часы. Так точно теперь начинаются только войны, чтобы им совпасть с прямым эфиром CNN. В отличие от них вчерашнее мирное событие, совместная пресс-конференция Путина и Буша, казалось, было точно приурочено к обещанному по телеканалу "Вести-24" ровно в полдень прямому репортажу из путинской резиденции. Эта деталь лишний раз служила подтверждением, что телевидение в России, как и в любой другой, отличной от третьего мира стране, является наиважнейшим для политики искусством.

До выхода президентов к прессе они точно так же аккуратно в срок уложились и в отведенное им протоколом время для переговоров. А накануне они славно пообщались в компании краснодарского губернатора Ткачева, рассказавшего высокому американскому гостю, как идет подготовка к зимней Олимпиаде в Сочи. Г-н Буш, судя по его виду, никак не мог поверить, что все сделанные из папье-маше макеты олимпийских объектов станут реальностью к 2014 году. Чтобы аргументы звучали убедительней, хозяева сообщили Бушу, что на подготовку будет потрачено 300 млрд руб. Поскольку неизвестно, сообщили ли американскому президенту соотношение валют, то не исключено, что эта цифра произвела должное впечатление на президента США.

В ходе презентации продемонстрировал свою личную домашнюю заготовку и сам хозяин «Бочарова ручья». Путин обратил внимание друга Джорджа на одинокую и маловыразительную на первый взгляд штучку, расположившуюся на макете в зоне морской акватории. «А это твоя яхта, на которой ты будешь жить, когда приедешь на Олимпиаду», -- с видимым удовольствием сказал российский президент американскому. Доли шутки в этой шутке было не так уж и много, поскольку на вчерашней пресс-конференции президент США выразил надежду, что он получит через шесть лет приглашение на сочинскую Олимпиаду.

В субботу вечером президенты вдвоем совершили пешую прогулку к морю, где, как сообщает официальный сайт российского президента, «они наблюдали за закатом солнца». Трудно сказать, какой текст сопровождал эту «картинку» для зарубежного телезрителя, россияне же услышали определенно ироничный закадровый комментарий: мол, как раз в эти минуты президенты, возможно, обсуждают самые спорные аспекты размещения американской системы ПРО в Восточной Европе. Подобные редакторские вольности, касающиеся самых чувствительных моментов российско-американских отношений, настраивали на оптимистический лад: значит, где-то далеко от Сочи, в Останкино, уже знают то, чего не знаем мы, находящиеся совсем рядом с теми, кто делает мировую политику, а именно: третьей мировой войны не будет. Не будет даже и новой «холодной войны», с чем уже двумя днями раньше поздравлял Путин в Бухаресте местных журналистов.

Так и вышло. Принятая по итогам встречи в Сочи Декларация о стратегических рамках российско-американских отношений начинается с преамбулы, выразительности которой позавидовали все телепублицисты: «...Мы вновь подтверждаем, что эра, когда Россия и США рассматривали друг друга как врага или как стратегическую угрозу, закончилась. Мы отвергаем мышление по принципу «игры с нулевой суммой» времен «холодной войны», когда «то, что было хорошо для России, было плохо для Америки» и наоборот».

Потом на пресс-конференции Джордж Буш скажет по этому поводу просто: «Холодная война» закончилась, но некоторые в Америке думают, что она продолжается, и это осложняет наши отношения». Если верить сказанному Бушем в Сочи, главная проблема российско-американских отношений в том, что ему пока не удается убедить друга Владимира, что размещение американской системы ПРО в Европе предназначено не для сдерживания России, ведь она будет упреждать только одиночные, ну, может быть, двойные пуски ракет. То есть из тех стран, хотел, видимо, сказать Буш, где этих ракет считанное количество. Президент США, находясь в путинской резиденции, трогательно сокрушался, что «они», русские, тратят деньги, чтобы защищаться от этой системы ПРО, и зря, мол, это они делают, потому что «Россия нам не враг». Надо сказать, что этот тезис был любимым слоганом господина Буша в ходе его нынешней европейской поездки. Чаще, может быть, он только уверял, что «Украина -- наш друг».

Буш выглядел очень искренним, уверяя, что если проблема в том, что «с Россией надо работать, и для этого требуется транспарентность», то у него с этим «проблем нет», он «всегда открыт».

А вот что может убедить Путина, что Америка России не враг? На этот вопрос российский президент ответил жестко и однозначно: совместная работа по созданию системы ПРО с равным демократическим доступом к управлению системы. А если это не удастся, допустил Путин, то должен быть обеспечен постоянный доступ для эффективного контроля и инспекции этих систем. Но этими условиями он не ограничился. Путин снова заговорил на самую болезненную для Кремля тему -- о расширении НАТО на восток (Буш, кстати, об этом в Сочи не сказал ни слова, -- как про веревку в доме повешенного). Надо не втягивать в НАТО бывшие советские республики, говорил он, а развивать отношения с самой Россией. И сослался при этом на Черчилля: «Неспособность сменить тему -- это признак радикализма». Было очевидно, что проблема расширения НАТО остается концептуальным разногласием в отношениях России и США, хотя все остальное поправимо.

Пожалуй, самым главным позитивом встречи в Сочи стал выраженный Путиным «осторожный оптимизм в отношении достижения окончательных договоренностей» по ПРО. «Мне кажется, это возможно», -- заметил российский президент, добавив, впрочем, что «дьявол в деталях» и надо ждать, что скажут теперь эксперты.

Если же вернуться к сочинской декларации, то станет понятным замечание Путина, что последняя его встреча с Бушем в качестве президентов стала попыткой инвентаризации всего того, что удалось сделать за последние восемь лет в отношениях Москвы и Вашингтона. В 14-страничном документе приведено около трех десятков переговорных тем, начиная от торговли оружием и иранской проблемы до вступления России в ВТО, отмены поправки Джексона--Вэника и установления «постоянных нормальных торговых отношений» с Россией. Кстати, Путин не без удовлетворения сообщил, что в ходе переговоров с Бушем он подтвердил готовность убедить американский конгресс еще до конца этого года отменить эту практически уже давно не работающую поправку, принятую еще в 1974 году в связи с ограничением свободы еврейской эмиграции в СССР.

Несмотря на то что к журналистам вчера вышли только два президента, одному из которых предстоит работать еще до января следующего года, а другой сдает дела ровно через месяц, 7 мая, прессу, особенно американскую, интересовал и третий -- избранный российский президент, которому Путин сдаст дела, Кремль и, возможно, даже сочинскую резиденцию. Он был тут рядом, но журналистам не показался, за исключением тех, кто наблюдал за началом короткой встречи Дмитрия Медведева с Джорджем Бушем. «Но он же еще не президент», -- объяснял его отсутствие на пресс-конференции американский лидер. И как мог, так и рассказал об этой встрече. «Иногда смотришь человеку в глаза и видишь, что он говорит не то, что думает, -- делился своими наблюдениями г-н Буш, -- и я надеюсь, что господин Медведев всегда будет говорить то, что думает, он позитивный, умный человек, но еще только готовится...»

Г-н Медведев в свою очередь постарался обнадежить Джорджа Буша, сказав ему, что после вступления в должность президента России ему «хотелось бы сделать так, чтобы наши отношения развивались и дальше без остановок». Действующий американский и избранный российский президенты договорились, что они увидятся летом этого года в Японии на саммите «большой восьмерки». Это фактически подтвердил и Путин, отвечая на вопрос, кто же будет все-таки определять внешнюю политику России и представлять ее на саммите в Японии, когда он сам станет премьер-министром. «Президент России Дмитрий Анатольевич Медведев, бывший руководитель администрации президента, вице-премьер, член Совета безопасности России, был соавтором российской внешней политики и полностью находится в материале», -- заявил Путин присутствующим так, будто здесь и сейчас он рекомендовал его на должность по крайней мере министра иностранных дел.

Расставались Путин и Буш в Сочи как президенты. Теперь они, как уверял вчера друг Джордж, «будут встречаться как люди».

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: