Проверки на порогах. Прокуроры и следователи выясняют, кто из них главнее

03/09/2008 - 16:53

Новый виток борьбы за распределение полномочий между Генпрокуратурой РФ и Следственным комитетом (СК) при этом ведомстве вылился в небольшой публичный скандал. В прессу утекло содержание письма генпрокурору Юрию Чайке от главы СК Александра Бастрыкина, в котором он осудил своего де-юре начальника за попытку проверить работу его подчиненных.

Заместитель генпрокурора Виктор Гринь приказал проверить в течение месяца деятельность следователей по 200 параметрам, чтобы выявить факты коррупции и непрофессионализма. Александр Бастрыкин назвал в письме к Юрию Чайке решение о проверке СК тенденциозным, носящим "явно провокационный характер" и нацеленным "на поиск компрометирующих фактов".

Генпрокуратура предпринимает уже вторую попытку проверить работу СК, существующего всего полгода, чтобы доказать, что лишение ее следственных функций было ошибочным. Пробный камень был запущен в середине декабря 2007 года, но уже через неделю Генпрокуратура пошла на попятную без объяснения причин.

Следственный комитет при Генпрокуратуре был создан в мае и приступил к работе в сентябре 2007 года. Его руководитель имеет статус первого заместителя генпрокурора и утверждается Советом Федерации по представлению президента. Такая же процедура назначения предусмотрена и для самого генпрокурора, поэтому фактически оба являются руководителями одного ранга.

В результате проведенных изменений Генпрокуратура лишилась следственных функций, и за ней остался только надзор. По мнению авторов реформы, подобное разделение полномочий должно было сократить злоупотребления, которые были возможны при ситуации, когда ведомство выполняет некие задачи и само же контролирует их исполнение.

Уже на этапе создания Следственного комитета прокурорам удалось отстоять часть полномочий. Например, в распоряжении Генпрокуратуры остались дознаватели, которые имеют право возбуждать и прекращать уголовные дела. Кроме того, именно прокурор утверждает обвинительный материал, собранный следствием, перед направлением дела в суд. И это не считая собственно надзорных функций над следствием. Однако приостановить уголовное дело, в ходе расследования которого выявлены нарушения, прокурор может только через суд.

Генпрокуратура сначала пыталась сохранить контроль над Следственным комитетом, внедрив в его руководство своих людей. Так, сообщалось, что Чайка хотел видеть заместителем Бастрыкина своего заместителя по следственным вопросам Виктора Гриня, который в итоге и занялся проверками СК.

Между тем новое ведомство поспешило доказать свою состоятельность, возбудив несколько громких уголовных дел против высокопоставленных чиновников. В конце сентября 2007 года по подозрению в получении взятки был задержан прикомандированный к Счетной палате офицер Министерства обороны Юрий Гайдуков. Этот скандал привел к увольнению аудитора Сергея Абрамова.

В начале октября был задержан начальник департамента оперативного обеспечения Госнаркоконтроля генерал Александр Бульбов, которого обвиняют в превышении полномочий, незаконном предпринимательстве, получении взятки, разглашении гостайны и незаконном прослушивании телефонных переговоров. Генпрокуратура попыталась заступиться за генерала и обратилась в суд с просьбой признать арест Бульбова незаконным. Однако Мосгорсуд отказался изменить меру пресечения.

Также неудачно закончилась и попытка вступиться за заместителя министра финансов РФ Сергея Сторчака, подозреваемого в подготовке хищения из бюджета в особо крупном размере. Генпрокуратура отменила постановление о возбуждении второго уголовного дела в отношении чиновника, в котором речь шла о превышении Сторчаком полномочий при переговорах об урегулировании долга бывшего СССР перед Кувейтом. В Генпрокуратуре посчитали возбуждение дела необоснованным, однако Следственный комитет с этим не согласился, о чем Бастрыкин письменно уведомил Чайку.

Кроме разногласий по громким уголовным делам и попыток организовать тотальную проверку СК прокурорами, которые и так выполняют надзорные функции над следствием, обе стороны проявили себя еще и активными законотворцами. Дело заключается в том, что существование Следственного комитета предусмотрено только поправками к федеральным законам "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ" и "О прокуратуре Российской Федерации", а также президентским указом "Вопросы Следственного комитета при прокуратуре РФ". Однако соответствующий федеральный закон, подробно регулирующий деятельность ведомства, пока не принят.

Генпрокуратура выступает с предложением отобрать у СК дела по преступлениям небольшой и средней тяжести (а это около 60 процентов от общего объема дел) и передать их органам дознания, оставшимся после создания СК в ведении прокуратуры. Кроме того, ведомство Чайки не оставляет надежд вернуть себе право на возбуждение и закрытие уголовных дел.

Со своей стороны Бастрыкин и его подчиненные лоббируют получение следователями иммунитета от судебного преследования, что автоматически поставит их в один ряд с прокурорами и судьями. Также СК не против получить полномочия на проведение предварительного следствия, которые пока сохранились за Генпрокуратурой.

С первого взгляда может показаться, что публичные разборки между следствием и прокуратурой негативно сказываются на доведении уголовных дел до суда. Однако в итоге подобное разделение труда все-таки ведет к повышению прозрачности ранее полностью закрытой системы, что в идеале должно способствовать торжеству законности.

От эффективности результатов эксперимента с созданием Следственного комитета напрямую зависит дальнейшая реформа российской правоохранительной системы. Как известно, уже несколько лет ведутся разговоры о создании Федеральной службы расследований по аналогии с американским ФБР, в которое также войдут следственные подразделения МВД, ФСБ и Госнаркоконтроля. Но пока эта идея встречает устойчивое сопротивление силовых ведомств, которые опасаются ослабления своего влияния, как это произошло с Генпрокуратурой после создания СК.

Тем не менее, летом ожидается объединение Следственного комитета при Генпрокуратуре с аналогичным ведомством при МВД, которое возглавляет Алексей Аничин, также как и Бастрыкин учившийся с Владимиром Путиным на юрфаке ЛГУ. По сведениям газеты "Коммерсант", о грядущем слиянии косвенно свидетельствует и то, что служебные контракты с сотрудниками СК при Генпрокуратуре были заключен сроком на один год.

В то же время не исключено дальнейшее сокращение полномочий самой Генпрокуратуры, если ее функции общего надзора будут переданы Минюсту, что также давно обсуждается. Тогда подчиненным Чайки останется лишь поддержка обвинения в суде и надзор за органами дознания.

Хотя разделение полномочий СК и Генпрокуратуры до сих пор законодательно не оформлено, оба ведомства уже завершили имущественный развод. Чайка переехал в новый особняк по адресу Петровка,14, сохранив за собой старое здание на Большой Дмитровке, а команда Бастрыкина осталась в 15-этажном офисе в Техническом переулке, неподалеку от СИЗО "Лефортово".

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: