Капитальные невложения. Дагестану жизненно нужны инвестиции, но инвесторы опасаются.

02/20/2008 - 14:10

Приоритетами России в экономическом развитии станут четыре «И» ««институты», «инфраструктура», «инновации» и «инвестиции». Об этом первый вице-премьер Дмитрий Медведев заявил на форуме в Красноярске, где он озвучил свою экономическую программу.
Инвестиции сегодня не просто нужны, они – необходимы как воздух. И субъекты Юга России в данном вопросе не являются исключением.
К примеру, Республика Дагестан…

Воровская рента
Сегодня инвесторы не спешат в Дагестан, так как знают, что с каждой копейки вороватыми чиновниками или самими руководителями производства снимается «своя доля». В мае 2007 года в республике было создано Агентство по инвестициям. Его возглавил Александр Асмолов, который несколько лет назад был приглашен в Дагестан как кризисный управляющий Дагогнинского стекольного завода и в короткие сроки смог реанимировать градообразующее предприятие. По его словам, «При наличии выгодного геополитического положения, природных ресурсов, прекрасных климатических условий привлечение потенциальных инвесторов в республику сдерживают высокая криминализация, низкий уровень развития инфраструктуры инвестиционных площадок, коррумпированность чиновников на всех уровнях…».
Очевидно, что официальная зарплата, сколь бы высокой она ни была, не может быть источником формирования сверхдоходов, которыми обладают и к которым стремятся многие нынешние руководители.
Тотальное и всеобщее стремление УКРАСТЬ СРАЗУ приводит экономику республики к состоянию дырявого решета или бездонной бочки, где, сколько ни вливай, всегда будет пусто. Дагестанская экономика вроде той коровы, которая не дает, а пьет молоко и даже, от жадности, пытается отгрызть себе вымя.
Характерно, что чем больше денег вкладывается в экономику Дагестана, тем ниже ее эффективность и ниже отдача от этих средств:
Темпы роста инвестиций и сальдо прибыли/убытков предприятий
Годы Инвестиции, в действующих ценах Прибыль (+)/убыток (-) предприятий экономики Дагестана, в действующих ценах
1999 2,06 млрд руб. + 567 млн. руб.
2000 3,4 млрд руб. + 1 млрд руб.
2001 4,9 млрд руб. + 0,75 млрд руб.
2002 5,3 млрд руб. + 1,2 млрд руб.
2003 9,97 млрд руб. + 1,14 млрд руб.
2004 14,87 млрд руб. + 0,93 млрд руб.
2005 26,5 млрд руб. + 0,9 млрд руб.
2006 36,6 млрд руб. «1 млрд руб.
2007 42,2 млрд руб. -
Естественным является желание владельца предприятия потратить часть доходов на свои личные нужды. Но у нас долгие годы налицо было систематическое изъятие владельцами у своих предприятий земли, имущества, техники, амортизационных и оборотных средств, даже – средств на оплату труда (до сих пор долги по зарплате в республике – десятки миллионов рублей). Налицо наличие своеобразной «воровской ренты», что несовместимо с наличием нормальной экономики, с наличием экономики вообще.
Утечка и омертвление капитала
Главная беда этой «воровской ренты» в том, что из живого, вполне работоспособного производства изымаются средства, остро необходимые для развития и обновления материальной базы. Они тратятся на строительство и «евроремонт» офисов, приобретение роскошных и бронированных иномарок, на «престижные» формы досуга, приобретение избыточной недвижимости в Москве и за границей, ведение побочного бизнеса (заправки, магазины, рестораны и пр.), обмениваются на иностранную валюту и хранятся в виде вкладов в российских и иностранных банках и т.д. Точно судить о размерах «оттока капитала» в Дагестане очень сложно. Известно, к примеру, что в прошлом году на счетах физических лиц в дагестанских банках было свыше 36,6 миллиарда рублей. Махачкала застроена сотнями ресторанов, огромных банкетных залов, заправок. Одновременно возводится почти две сотни многоэтажных жилых домов, которые рассматриваются сегодня как идеальное средство вложения капитала. Всё это принадлежит крупным чиновникам, директорам закрытых или прозябающих заводов.
Инвесторы наготове, но боятся
В последние годы республиканские власти заметно активизировали попытки привлечь инвесторов. В существующей Программе экономико-социального развития РД до 2010 года говорится о необходимости привлечь порядка 86 млрд рублей частных инвестиций.
Многие российские, да и зарубежные инвесторы хотели бы сотрудничать с Дагестаном, инвестировать в экономику республики. К примеру, в апреле прошлого года было подписано соглашение между Республикой Дагестан и компанией «Нафта Москва» Сулеймана Керимова о предоставлении республике 100 миллионов долларов для «реализации первоочередных программ социально-экономического развития в целях структурной перестройки экономики и улучшения инвестиционного климата региона».
Французская компания «Стайн Эйерте» готова частично финансировать строительство нового стекольного завода с общей проектной стоимостью 5 млрд руб. Готовы к сотрудничеству представители ряда китайских компаний. В частности, приехав в Дагестан, китайцы проявили интерес к инвестированию в гидроэнергетику региона, в строительство малых ГЭС.
Безусловно, самым нашумевшим проектом последнего времени, реализация которого уже началась, является строительство комплекса «Немецкая деревня «Петр Великий». Стратегические инвесторы здесь – Сбербанк и Райффайзенбанк. Общий объем инвестиций может составить около 600 миллионов долларов. Инициатором проекта стал президент компании «Европа Инвест» Ризван Исаев. И в отличие от большинства других проектов реализация этого уже началась. В кратчайшее время республика выделила под реализацию проекта 200 га земли в курортной зоне, в Каякентском районе РД. В ноябре 2007 года состоялась закладка первого камня.
Идет речь о начале разработки в Южном Дагестане медного месторождения Кизил-Дере, о строительстве здесь рудника. Победителями конкурса стали ЗАО «Русская медная компания» и ООО «РосИнвест». Запасы месторождения составляют 1,2 миллиона тонн меди, 83 тысячи тонн цинка и 16,6 миллиона тонн серы.
В Дагестане ЗАО «Альянс-Пром» ведет строительство цементного завода полного цикла, реконструировав для этого Махачкалинский цементно-помольный комбинат.
Очень давно ведется разговор о начале разработки дагестанского участка шельфа Каспийского моря. Считается, что на шельфе и суше в недрах Дагестана свыше 500 миллионов тонн нефти и около миллиарда кубов газа. На одном из перспективных участков уже ведутся разведочные работы.
Дагестанские предприятия могли бы получать средства через фондовый рынок, однако у них слишком низкая рентабельность. Кроме того, они финансово непрозрачны. По этим же причинам дагестанские предприятия не представлены на фондовых биржах. При этом 40 % доходов дагестанских банков формируется за счёт операций с ценными бумагами российских предприятий.
«Рачительный хозяин» на поверку оказался вором
23 года назад реформами Горбачева стартовал переход России к капитализму. Идеологи «перестройки» говорили, что их итогом станет появление у каждого предприятия и поля «рачительного хозяина», экономическое «ускорение» и процветание. Говорили, что советская экономика малоэффективна, что она перегружена производством средств производства, милитаризацией, помощью развивающимся странам и т.д. Однако в итоге реформ мы получили еще менее эффективную экономику, где в сферу «воровской ренты» попадают практически все средства, кроме минимальной зарплаты работника и расходов на пополнение оборотных средств.
Экономику Дагестана задушила «воровская рента»
Экономический кризис в Дагестане был одним из самых глубоких в Российской Федерации. Выпуск аграрной продукции снизился на четверть; промышленность снизила объемы производства на три четверти.
Официально глубина экономического кризиса в Дагестане объясняется чаще всего транспортной блокадой. Естественно, что это – далеко не самая важная причина. Ведь основная часть экономики Дагестана работала на самообеспечение. Невозможно объяснить транспортной блокадой практически полную ликвидацию легкой, пищевой промышленности, большинства колхозов и совхозов и прочих предприятий, работавших в основном на местный рынок.
Гораздо важнее тот факт, что в ходе приватизации получившие их за копейки или вовсе – бесплатно новые владельцы не умели организовать их работу, да и не стремились к тому. Они превращали в «воровскую ренту» любые средства предприятия – амортизационные отчисления, транспорт, землю, строения, оборотные средства, даже – зарплату работников. Уничтожение предприятий, полная распродажа их собственности и земли были гораздо выгоднее, чем поддержание их на плаву.
Самые богатые теперь те, кому не дали воровать «по полной»
Решением руководства страны, а затем и республики темпы приватизации в 1994 году были существенно снижены, особенно в области отраслей ТЭКа, связи и транспорта. Это ограничение не мешало руководителям предприятий запускать руку в карман предприятий, но ограничивало их возможности массовых увольнений, ликвидации предприятия, распродажи его земли и имущества. Это было очень важно, учитывая важность предприятий ТЭКа для экономики республики. К концу кризиса – к 2000 году всего несколько предприятий, работающих в области электроэнергетики и ТЭК, производили 39,6 % всего объема промышленной продукции республики. Однако в дальнейшем приватизация всё равно происходила в виде постепенных и плавных реформ, менеджеры этих «госмонополий» стали богатейшими людьми Дагестана.
Запредельная эксплуатация
Для того чтобы экономика Дагестана могла хоть как-то существовать под прессом воровской ренты, она должна эксплуатировать людей гораздо сильнее, чем это могло быть при социализме. Действительно, сегодня условия труда для большинства дагестанцев гораздо тяжелее, доходы – ниже, а социальных гарантий практически нет. В Дагестане за исключением 220 тысяч работников бюджетной сферы и государственных организаций труд остальных граждан фактически не нормируется, не охраняется и не страхуется. Это так называемый «частный сектор», где жизнь и здоровье дагестанцев полностью отданы во власть «работодателя». А работодатель, известное дело, – экономит на своих работниках как может.
В результате в прошлом году зафиксировано 1722 ЧС техногенного характера, в которых погибли 189 человек и были ранены свыше 3,6 тысячи.
Кроме того, плохие условия труда подтачивают здоровье всех без исключения дагестанцев. В прошлом году от различных болезней умерли около двух тысяч дагестанцев трудоспособного возраста. Среднедушевые доходы населения России в 2007 году составили 12,4 тысячи рублей, а средняя зарплата «13,5 тысячи рублей. А в Дагестане средняя заплата едва превышает 5,3 тысячи рублей, примерно на том же уровне – среднедушевые доходы.
Примечательное интервью начальника Махачкалинского отделения Северо-Кавказской железной дороги на днях опубликовала одна из республиканских газет. Оно озаглавлено: «Безработицы нет – есть бездельники».*
По его словам, в 1995 году на дагестанском участке железной дороги работали 7,5 тысячи человек. Затем, после войны в Карабахе, объемы перевозок упали и были сокращены четыре тысячи человек. Сейчас, когда объемы перевозок вновь возросли до показателей 1985 года (около семи-восьми тысяч тонн грузов в сутки, 20-25 составов), на дороге так и работает 3,5 тысячи человек. Недостаток работников на дороге компенсируется интенсификацией труда.
Государство дотирует воровскую экономику, чтобы спасти людей
Менеджеры приватизированных дагестанских предприятий получили их в собственность почти бесплатно, однако из-за жадности, стремления УКРАСТЬ СРАЗУ уничтожили большинство из них. Лишь немногие крупные предприятия, в основном – в области ТЭК, связи и транспорта были спасены от приватизации и, соответственно, уничтожения. Но и сегодня государство вынуждено доплачивать менеджерам этих крупных предприятий, чтобы они окончательно не уничтожили подконтрольные им предприятия.
Федеральный бюджет и внебюджетные фонды прямо финансируют поддержание систем жизнеобеспечения и социальной сферы, инфраструктуры и некоторые важнейшие предприятия через ФЦП «Юг России», «Социальное развитие села», «Сейсмобезопасность». В последние годы упорядочено инвестирование (на те же цели) из республиканского бюджета в рамках Республиканской инвестиционной программы.
Государство прямо платит «госмонополиям». Так, газовики собирают в Дагестане только 40 % оплаты от поставленного газа. Основную часть даже этих денег составляют платежи государства за льготные категории граждан. Все остальное – «воровская рента». «Коммерческие потери» энергетиков – около 40 % электроэнергии. Государство дотирует и их. После энергетического кризиса зимы 2007-2008 года Махачкале (до сих пор 2/3 районов города периодически отключаются от электро- водо- и теплоснабжения) из федерального бюджета будет выделено свыше 800 миллионов рублей.
Государство, федеральный бюджет сегодня дотируют (хотя и не обязаны) поддержание основных средств объектов жизнеобеспечения, прямо платят «госмонополиям», чтобы менеджеры их «не отгрызли вымя» остаткам дагестанской экономики.
Инвестиции: нужна зона, свободная от воровства
Тема инвестиций очень чувствительна для республики. Они очень, чрезвычайно нужны республике. Но как победить воровство? Как не допустить разворовывания тех ресурсов, которые будут привлечены в экономику?
В последние годы Дагестан активно участвует в межрегиональных и даже международных инвестиционных мероприятиях. Появились и первые успехи в привлечении инвестиций. Началось строительство «Немецкой деревни», стекольного завода, реконструируется цементно-помольный комбинат.
Но в массе своей инвесторы, агенты по инвестициям – народ тертый и битый. Мало пока кто верит Дагестану, мало кто дает деньги.
Но в любом случае привлечь инвестиции – еще полдела. Затем привлеченные средства будут «осваивать» уже совсем другие люди. Те, кто уже давно «сидит» на соответствующих должностях. Те, кто уже «освоил» бесчисленные миллиарды рублей. И где же нам взять честных профессионалов, которые не станут разворовывать деньги инвесторов?
Сергей ИСРАПИЛОВ, Республика Дагестан

* В Дагестане, по данным ТО Росстата, 220 тысяч безработных, посчитанных по методологии МОТ.
От редакции: по всем фактам, изложенным в материале, у редакции «ЮФ» имеются документальные свидетельства.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: