Полет деревянного орла. Армения избирала нового президента

02/20/2008 - 10:58

В Армении во вторник состоялись президентские выборы. По данным ЦИК, победу одерживает премьер-министр Серж Саркисян. На момент подписания номера, было обсчитано около 1 процента голосов. После закрытия избирательных участков были обнародованы и первые данные exit-poll, проведенного британской социологической компанией Populus. Согласно и этим данным, наиболее вероятным победителем президентской гонки становится действующий премьер-министр Серж Саркисян, набирающий 57,01%. С таким результатом Саркисян выигрывает выборы уже в первом туре. На втором месте, по данным опроса, первый президент Армении Левон Тер-Петросян (17,04%). Третье место занимает экс-спикер парламента, лидер партии "Оринац-Еркир" Артур Багдасарян (14,6%).

Тем не менее уже в первой половине дня вторника было очевидно, что результаты будут оспорены сторонниками оппозиционного кандидата первого президента Армении Левона Тер-Петросяна. А пока жители Еревана гадают, чем закончатся два митинга, которые намечены соперниками на сегодня и начнутся в пешеходной досягаемости друг от друга. Возможный исход все еще остается неясным: оппозиционный митинг вполне может задержаться на площади перед Матенадараном (институт древних рукописей. -- Ред.) на несколько дней и постепенно истаять, как весенний снег, вместе с политическим авторитетом вождей оппозиции, а может вылиться в самую настоящую революцию. И власть, и оппозиция, в сущности, оказались в ситуации, когда у каждой из сторон два выхода: полная победа или политическая смерть. За ходом выборов в Ереване следил специальный корреспондент «Времени новостей» Иван СУХОВ.

Проводить выборы в будний день -- идея армянских политтехнологов: люди не должны жертвовать ради голосования своим законным выходным днем. На самом деле дата выбирается строго согласно законодательству -- за 50 дней до окончания полномочий действующего президента. На этот раз совпадение вообще получилось очень удачным -- день объявления предварительных результатов, среда, 20 февраля, совпадает с днем 20-летия карабахского движения: в этот день в 1988 году депутаты областного совета Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджана, населенной преимущественно армянами, потребовали присоединения автономии к Армении. Дальше были погромы в Баку и Сумгаите, введение союзных войск, распад Советского Союза и несколько лет войны за независимость Карабаха. Войны, которая стала главным символом новейшей истории Армении. Теперешние политические противники Серж Саркисян (тогда министр обороны Армении) и Левон Тер-Петросян (тогда президент и главнокомандующий) сегодня оспаривают этот символ друг у друга.

Вторник оказался более холодным и ветреным, чем несколько предшествующих дней. То ли погода, то ли важность момента утром сделали улицы Еревана почти пустыми. Обыкновенная многолюдная жизнь мало-помалу вернулась в город ближе ко второй половине дня, когда выборы, по выражению одного из сотрудников избирательного штаба Сержа Саркисяна, «пересекли экватор».

В этот неучебный день одна из школ в центре Еревана тем не менее жила по расписанию: в 11 часов утра здесь голосовал действующий президент Роберт Кочарян, в полдень -- с небольшим опережением -- его официальный преемник Серж Саркисян, а в час дня -- Левон Тер-Петросян. По армянскому закону о выборах внутри участка одновременно не может находиться больше 15 избирателей, поэтому избиратели выстроились в очередь за дверью и с интересом наблюдали, как клубится внутри многоярусный рой журналистов с микрофонами, телекамерами и фотоаппаратами.

Три главных героя -- уходящий президент и два претендента -- в двух словах дали почувствовать всю напряженность ситуации. Роберт Кочарян предположил, что ни у кого не возникло сомнений, за кого он отдал свой голос, и действительно он недвусмысленно рассказал о своих политических пристрастиях в эфире общественного телевидения в последний вечер, отведенный для агитации. Осведомленные ереванские телезрители предположили, что раз президент так уверенно поддерживает Сержа Саркисяна, значит, он договорился с ним о должности премьер-министра. Но на избирательном участке г-н Кочарян предпочел не приоткрывать завесу секретности над своими дальнейшими планами: «Это самая большая тайна в Армении». Президент Кочарян обещал, что нынешними выборами страна «зафиксирует серьезный прогресс в развитии демократии», но не смог уверенно ответить на вопрос о том, удастся ли определить победителя в первом туре: «Не берусь прогнозировать, это решит избиратель, но хотелось бы, чтобы в первом».

Сержа Саркисяна про второй тур спросили два раза по-армянски и три раза по-русски, и он терпеливо ответил в том смысле, что важно не число туров, а доверие избирателей к результату. «Кто победит?» -- спросили премьер-министра. «Вы, наверное, совсем недавно в Армении, потому что я уже много раз говорил, кто победит», -- ответил он. В последний вечер предвыборной агитации премьер-министр Серж Саркисян в телевизионном эфире с беспрецедентной прямотой объяснил, что он лично собирается голосовать за себя. После 20 февраля премьер пообещал бороться за выполнение своей предвыборной программы. «Существенных изменений в правительстве не будет, -- сказал он. -- Оно сравнительно недавно приступило к работе. По результатам парламентских выборов мы (Республиканская партия. -- Ред.) могли бы сформировать его сами, но мы привлекаем и беспартийных министров, и членов других партий». О главном вероятном изменении в составе кабинета (смене премьер-министра в связи с переходом нынешнего на должность президента) г-н Саркисян умолчал, обворожительно улыбнулся и уехал -- отчего-то в сопровождении Владимира Рушайло, который, по всей видимости, счел в данном случае свою миссию международного наблюдателя исполненной.

Левон Тер-Петросян появился в сопровождении супруги и троих внуков, которым явно нравилось внимание журналистов к их прославленному деду. Дед был наименее многословен и специально спросил у женщины -- председателя комиссии, можно ли по избирательному законодательству беседовать с журналистами прямо на участке и не нарушает ли это прав других избирателей. Председатель, которая одинаково широко улыбалась и г-ну Тер-Петросяну, и двум его оппонентам, не проявлявшим такого интереса к юридическим тонкостям, заверила первого президента, что «три минуты можно». Г-н Тер-Петросян уложился, однако, секунд в 30 -- он сообщил, что голосовал за свободу, и предложил журналистам обратить внимание на то, что действующая власть устраивает на участках. «Выборами это назвать нельзя, это позор», -- сказал кандидат. По пути от дверей до черного «Линкольна» его еще несколько раз останавливала толпа журналистов, но кандидат в основном фотографировался, избегая излишних комментариев.

Зато в половине второго дня штаб Тер-Петросяна провел брифинг, на котором были перечислены нарушения, зафиксированные к этому часу. «Происходит то, что мы ожидали и предсказывали, -- объявил сотрудник штаба. -- Криминальная власть, не имея других методов, по всей территории страны прибегла к насилию, вплоть до физических расправ». Журналистам были предъявлены доверенные лица кандидата Тер-Петросяна -- глава движения «Альтернатива» Ерджаник Абгарян и бывший начальник службы национальной безопасности Гурген Егиазарян, которых при попустительстве милиции избили несколько «бугаев» на одном из избирательных участков ереванского пригорода Абовяна.

«Сержанту милиции 25--26 лет они просто сказали пока постоять в углу, -- рассказал г-н Егиазарян. -- Этот парень ни в чем не виноват, вся полиция в таком униженном состоянии в стране, где правят бандиты. Есть сведения, что на каждом участке они вбрасывают как минимум по 500 бюллетеней за счет тех граждан, которые по их же вине сейчас отсутствуют в стране. Набив уже половину урн, Серж все еще не уверен, что будет избран. Это позор, это выглядит как Берлин 1933 года. Это настоящий фашизм. No pasaran!»

Пока журналисты приглядывались к следам насилия на лицах потерпевших, которые, откровенно говоря, не выглядели свежими, сотрудник штаба зачитал обширный список зафиксированных нарушений. Этот список, по его словам, будет обнародован, представлен международным наблюдательным миссиям и соответствующим органам. В списке значились: открытое голосование вместо тайного, мокрые печати, которые должны были быть впервые использованы лишь с открытием участка, агитация на участках, доставка урн и бюллетеней из третьих мест, подкуп избирателей, классическая «карусель» с подвозом избирателей, имеющих по нескольку открепительных удостоверений на брата и бюллетени с заранее проставленными галочками. «Второй рынок Еревана вообще стал паспортным отделением полиции: туда привозят крестьян, выдают открепительные удостоверения и развозят по ближайшим участкам», -- пояснил сотрудник штаба Тер-Петросяна.

«На этом рынке избили моего журналиста Самвела Авакяна, -- рассказывает заместитель главного редактора оппозиционной газеты «Айк» Гегхам Назарян. -- Когда я пришел в дирекцию рынка забрать отобранный у него диктофон, мне сказали: «Скажите спасибо, что его не убили». Пострадал также оператор оппозиционной компании «А1+», который пытался снять агрессивное сборище людей у дома одного из предпринимателей, поддерживающих Тер-Петросяна. «Это не выборы, это попытка захвата власти, -- пожимают плечами в оппозиционном штабе. -- Но мы уверены, что и в этих условиях мы победим».

В холле штаба Сержа Саркисяна под потолком висит символ республиканцев -- деревянный орел с жестко разведенными в стороны крыльями. В комплекте с массой бритоголовых спортсменов он и впрямь наводит на мысли о Берлине 1933 года. Один из молодых людей оказывается депутатом парламента и членом совета Республиканской партии Арменом Ашотяном. «Наши оппоненты превратно трактуют избирательное законодательство Армении, одно из самых либеральных в СНГ, -- объясняет он и уточняет с прекрасной наивностью: -- Никому не запрещается мобилизовать своих сторонников и привозить их на участок на автобусе. Это же не значит, что они обязательно проголосуют за него».

Г-н Ашотян уверен, что выборы пройдут в один тур, но «и второй тур не катастрофа, а процедура, и мы 100% будем во втором туре». О дне после выборов он рассуждает так: «К сожалению, не все кандидаты показывают истинно гражданскую позицию, некоторые из них готовы дестабилизировать обстановку. Хотя у всех, кто недоволен, есть возможность обжаловать результаты в суде и в прокуратуре». Не удержавшись, он конкретизирует: «Выдвижение Тер-Петросяна изначально не было заявкой на победу, а лишь заявкой на омрачение этих выборов. Если с их стороны не будет никаких нарушений правопорядка, все обойдется без столкновений. Но если они пойдут на лобовую атаку, правоохранительные структуры будут принимать ответные меры».

Сторонники Тер-Петросяна, которые как раз уверены в своей заявке на победу, наоборот, ожидают эксцессов со стороны партии власти. Хотя эксцессов, судя по всему, уже достаточно. «Республиканцы Сержа могли бы сделать все аккуратно и красиво, но они перестарались с демонстрацией силы», -- пожимает плечами мой старый знакомый, имеющий опыт наблюдения за «горячими» региональными выборами на российском Северном Кавказе в 1990-е годы. В Ереване много говорят о переходе на сторону Левона Тер-Петросяна ополченцев, принимавших участие в карабахской войне. Это сила, о которой оппозиционным партиям, проигравшим парламентские выборы в прошлом мае, не приходилось даже мечтать.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: