Регулируемый капитализм. Лидеры "большой двадцатки" разработали обширный план антикризисных мер

11/17/2008 - 09:29

Больше глобализации и чуть меньше капитализма -- так можно охарактеризовать идеологическую нагрузку решений чрезвычайного антикризисного саммита "большой двадцатки", прошедшего в субботу в Вашингтоне.

Накануне саммита не только многочисленные эксперты, комментаторы, но и сами участники призывали не питать иллюзий по поводу его возможных итогов. Об этом, например, говорил еще неделю назад бразильский президент Лула. Однако в субботу, подписав заключительную декларацию, президенты были в высшей степени довольны своей работой. Джордж Буш, подводя итоги, охарактеризовал встречу как "очень успешную". Президент Франции Николя Саркози назвал подписанную декларацию "историческим соглашением" и пафосно заявил: "Мы вступаем в новый мир".

Декларация сопровождается планом конкретных действий, часть из которых намечена на среднесрочную перспективу, а часть планируется принять "незамедлительно", то есть до 31 марта будущего года.

Дмитрий Медведев, делясь впечатлениями с представителями Совета по международным отношениям в Вашингтоне, сказал, что доволен результатами саммита: "Удалось согласовать декларацию, которая включает в себя -- на мой взгляд, во всяком случае, и надеюсь, что и на взгляд моих коллег, руководителей других государств, -- основные принципы и правила, по которым мир может строить свои финансовые отношения, глобальную финансовую систему в ближайшие годы. Я не могу вам обещать, что, скажем, "новый Бреттон-Вуд" возник сегодня в Вашингтоне, но совершенно очевидно, что сделан шаг к созданию такой системы. И это очень важно и для того, чтобы снять проблемы, существующие в экономике Соединенных Штатов Америки, в Евросоюзе и в Российской Федерации".

У российского президента были причины говорить не о "вступлении в новый мир", а о том, что сделан лишь первый, хотя и очень важный шаг к созданию контуров новой международной финансовой архитектуры. Идеи, которые составили основу предложений Кремля к прошедшему саммиту, -- о необходимости создания новых глобальных коллективных структур, о "множественности" резервных валют как фактора обеспечения стабильности и даже идея о создании международной комиссии из "финансовых гуру" для экспертного сопровождения реформ -- не нашли отражения в итоговой декларации вашингтонского саммита. Отзвуком идей Москвы по изменению роли МВФ выглядит упоминание о необходимости "укреплять" его роль "как консультанта по вопросам макроэкономической политики", но никаких предпосылок к ликвидации его функции кредитора последней инстанции пока нет. В утвержденном "двадцаткой" документе много говорится о совершенствовании регулирования, необходимости реформировать стандарты отчетности и риск-менеджмент. Эти позиции тоже были частью предложений г-на Медведева к саммиту, но российской стороне здесь трудно претендовать на авторство.

Как рассказал источник "Времени новостей", знакомый с ходом дискуссии на саммите, Николя Саркози предложил всем его участникам сформулировать для себя четыре принципа и исходить из них при принятии решений и в коллективном формате, и в своих странах. Во-первых, целью всех предпринимаемых действий является возобновление роста экономики; во-вторых, необходимо совершенствовать регулирование финансовых рынков; в-третьих, необходимо координировать экономическую политику на международном уровне; в-четвертых, следует отказаться от протекционистских шагов на национальном уровне.

Поскольку среди участников встречи не нашлось тех, кто считал бы возведение торговых и инвестиционных барьеров хорошим стимулом для экономического роста в своей стране, привлекательно сформулированные четыре принципа г-на Саркози встретили общее понимание. Впрочем, на саммите нашелся как минимум один реалист -- премьер Японии, которая уже второй десяток лет борется с финансово-экономическим кризисом. Таро Асо в своем выступлении призвал коллег воздержаться от излишнего оптимизма: он выразил мнение, что глобальный кризис будет существенно более долгим и тяжелым, чем сегодня это можно себе представить, и выразил сомнение в том, что участникам саммита удастся наладить эффективную координацию в принятии мер экономической политики. К реальной координации, по его мнению, на практике никто не готов.

Тем не менее главы государств и правительств (включая одного короля) подписались под декларацией, в которой приняли на себя довольно много обязательств по скоординированным действиям. Самым серьезным из них (которому, вероятно, и придется стать "лакмусовой бумажкой" в отношении готовности к совместным действиям) представляется 13-й пункт декларации, который гласит: "Мы подчеркиваем принципиальную важность отказа от протекционизма и от замыкания в себе в периоды финансовой нестабильности. В связи с этим в предстоящие 12 месяцев мы будем воздерживаться от создания новых барьеров для инвестиций или торговли товарами и услугами, введения новых ограничений на экспорт или использования мер стимулирования экспорта, несовместимых с правилами Всемирной торговой организации".

Очевидно, что с точки зрения совместных действий принятие на себя подобного обязательства для руководителей крупнейших экономик мира, которые изначально не могут поступиться ни пядью своего суверенитета, едва ли не подвиг. Но обращает на себя внимание и то, что речь идет о создании новых барьеров. Следовательно, те препятствия для инвестиций в "стратегические" сектора, которые в последние годы массово строили и в Европе, и в США, и в России, никуда не денутся.

Такое же двойственное впечатление оставляют декларации об укреплении качественного и согласованного регулирования. Как известно, слабость действующих институтов проявилась в том, что отдельные сектора глобальных финансовых рынков, аккумулировавшие огромные средства, оказались не просто вне какого-либо регулирования, но и в зоне, не поддающейся анализу или статистике. Эти сектора работали и оценивались бизнесом как высокорисковые и потому, казалось, отвечали "рыночному духу" капитализма. США в последние годы успешно блокировали любые попытки как-либо обуздать это проявление капиталистического духа. Но всему есть предел. "Администрация США согласилась подвинуться по вопросам, по которым исторически все американские администрации двигаться отказывались", -- сказал по итогам саммита Николя Саркози. И судя по всему, он имел в виду пункты, связанные с ликвидацией "серых зон" в регулировании. В принятой декларации говорится, что подписавшие ее стороны обязуются "укреплять свои режимы регулирования, тщательный контроль и управление рисками, а также обеспечивать, чтобы все финансовые рынки, продукты и участники рынка подпадали под действие норм регулирования или контроля с учетом их специфики". Но оговорка насчет учета специфики не единственный шанс сторонников сохранения "рыночного духа". Оказывается, правила для находящихся сейчас вне регулирования хедж-фондов должны придумать они сами: "Организации частного сектора, которые уже разработали передовую практику для частных инвестиционных фондов и/или хедж-фондов, должны выдвигать предложения в отношении выработки единого набора принципов передовой практики". В дальнейшем эти принципы должны оценить министры финансов "на предмет их адекватности" и "с опорой" на анализ имеющихся органов регулирования.

Едва ли не самый решительный шаг в области регулирования, на который отважились лидеры "двадцатки", был предложен британским премьером Гордоном Брауном. Речь идет о регулировании финансовых институтов, которые стали транснациональными корпорациями и фактически вышли за границы регулирования в стране своего происхождения (к таким корпорациям можно отнести, например, американскую Citigroup или швейцарский UBS). Для них г-н Браун предложил создать специальные наднациональные надзорные коллегии и встретил поддержку. Более того, создание таких коллегий "для всех крупных международных финансовых организаций" отнесено лидерами "двадцатки" к срочным мероприятиям, которые необходимо провести до 31 марта 2009 года. "Основным международным банкам следует регулярно встречаться со своими надзорными коллегиями для обсуждения всех аспектов деятельности отдельных компаний и оценки угрожающих им рисков", -- говорится в утвержденном на саммите плане действий. Эта инициатива явно должна пройти проверку на прочность в целом ряде стран, где действуют подобные банки, включая и Россию.

Созданные в 1944 году в Бреттон-Вудсе организации -- Международный валютный фонд и Всемирный банк, с точки зрения "двадцатки", следует подвергнуть "комплексному реформированию", придав в них больший вес развивающимся странам. Однако похоже, что "двадцатка" не меньшую роль в своих планах отводит Форуму финансовой стабильности -- основанной в 1999 году, после азиатских и российского кризисов, организации. ФФС объединяет регулирующие органы из 12 стран (члены "большой семерки", Австралия, Гонконг, Нидерланды, Сингапур и Швейцария), международных регуляторов (в частности, Базельский комитет банковского надзора), а также международные финансовые организации. В утвержденном в Вашингтоне плане действий ФФС предлагается незамедлительно расширить свое членство за счет стран с развивающейся экономикой. Очевидно, что первыми претендентами на участие в работе форума являются страны БРИК.

При этом вопрос укрепления ресурсной базы МВФ, которому уже пришлось выделить крупные кредиты Венгрии и Украине, фактически обойден стороной. "Нам следует проанализировать, насколько адекватными являются ресурсы МВФ, Группы Всемирного банка и других многосторонних банков развития, и быть готовыми в случае необходимости увеличить эти ресурсы", -- указано в документе среди срочных мер. Как известно, две недели назад Гордон Браун пытался уговорить страны Персидского залива профинансировать специальный трастовый фонд при МВФ, но безуспешно. В свою очередь японский премьер Таро Асо выразил готовность своей страны предоставить МВФ кредит в размере 100 млрд долл., но пока в практическом плане речь об этом не идет. Тем временем фонду уже на этой неделе предстоит наконец утвердить программу сотрудничества с Исландией, подкрепленную двухмиллиардным кредитом. Это, впрочем, самая "дешевая" программа из тех, что в ближайшее время значатся в повестке дня.

Лидеры "двадцатки" договорились о следующей встрече. Но не по эффектному плану Николя Саркози -- через 100 дней, а в более реалистичные сроки -- "в период до 30 апреля 2009 года". Характерно, что в апреле в Вашингтоне традиционно проходят "весенние встречи" МВФ и Всемирного банка, сопровождаемые и переговорами министров финансов и глав центробанков "большой семерки". Однако лидеры "двадцатки" соберутся, похоже, в Лондоне. В этой встрече будет участвовать и Барак Обама, который к тому моменту уже избавится в титуле президента США от приставки "избранный". Но и в субботу он незримо присутствовал на вашингтонской встрече. Он выпустил обращение к ее участникам, а также назначил своих представителей на саммите -- Мадлен Олбрайт и бывшего конгрессмена Джима Лича (они, впрочем, не сидели за общим столом, а, судя по всему, работали в кулуарах встречи). А Джордж Буш, по словам источника "Времени новостей", признал в заключительном слове, что оставляет новому президенту массу проблем, но пообещал оказать г-ну Обаме любую необходимую поддержку. Учитывая, что новый президент вряд ли обратится за такой поддержкой, г-ну Бушу было легко проявить подобное благородство.
Мнение экспертов
НА КРИЗИС НАШЛИ УПРАВУ?

ОКСАНА ДМИТРИЕВА, член комитета Госдумы по бюджету и налогам (фракция "Справедливая Россия: Родина / Пенсионеры / Жизнь"), доктор экономических наук, профессор:

- И не могли найти. Для принципиального изменения сложившейся системы нужно делать принципиальные шаги. Сейчас мировая система построена с учетом лидирующей позиции США. Объективно пока в мире ничего не изменилось: США остались основной мировой экономикой.
НА КРИЗИС НАШЛИ УПРАВУ?

ОКСАНА ДМИТРИЕВА, член комитета Госдумы по бюджету и налогам (фракция "Справедливая Россия: Родина / Пенсионеры / Жизнь"), доктор экономических наук, профессор:

- И не могли найти. Для принципиального изменения сложившейся системы нужно делать принципиальные шаги. Сейчас мировая система построена с учетом лидирующей позиции США. Объективно пока в мире ничего не изменилось: США остались основной мировой экономикой.
Кстати, на экономику Америки этот кризис может оказать благотворное влияние, потому что они сбросили мыльный пузырь необеспеченных ценных бумаг и расчистили балансы.

Концепция того, что при положительном сальдо торгового баланса формируются золотовалютные резервы, которые в основном замещаются иностранными ценными бумагами (чаще всего США), все равно сохраняется. И все институты - прежние: Всемирный банк, МВФ.

Никто не собирается пересматривать необходимость корректировки торгового баланса для того, чтобы не было положительного сальдо. Нужны какие-то принципиально другие идеи касательно этой ситуации. Либо это сбалансировать неким противоположным товарным потоком, либо вложить деньги в иностранную экономику, которая, как считается, страхует на случай кризиса.

Диверсифицированная экономика США по-прежнему является основной и имеет преимущества не только с точки зрения своего объема, но и с точки зрения структуры. А такая моноструктурная экономика, как в России, ориентированная в первую очередь на экспорт сырья, очень неустойчива к кризисам, причем не только к собственным, но и к тем, которые происходят в тех странах, куда Россия экспортирует сырье.

АНДРЕЙ НЕЧАЕВ, президент банка «Российская финансовая корпорация», министр экономики России в 1992-1993 годах:

- По-моему, на текущий кризис управы так и не нашли. Скорее всего, теперь будущие кризисы будут встречать более скоординировано, организованно и плавно. А нынешнему кризису все страны будут сопротивляться поодиночке.

От того, как США будут выходить из кризиса, зависит, как будем выходить из него и мы. Также многое зависит от цен на нефть и от действий российского руководства. Да, в нашу экономику влито уже большое количество денег, но до реального сектора или до малых и средних банков, которые в том числе с этим сектором и работают, эти деньги так и не дошли. Ведь их дают в первую очередь государственным банкам, а они не спешат с ними расставаться. И было бы гораздо более эффективно давать деньги через ЦБ. Правда, недавно произошла очень показательная частность. На фоне безусловной озабоченности ЦБ и правительства тем, что деньги не доходят до малых и средних банков и до реального сектора, ЦБ вдруг принимает дополнение в инструкцию о кредитовании коммерческих банков, в которой говорится, что при кредитовании под залог активов в качестве таковых не могут рассматриваться кредиты, предоставленные малому бизнесу. После этого все разговоры о поддержке малого бизнеса становятся риторическими.

СЕРГЕЙ ГЛАЗЬЕВ, научный руководитель Национального института развития, член-корреспондент РАН, доктор экономических наук:

- Не нашли, но собирались для того, чтобы найти возможность сохранить действующую систему путем ее частичного совершенствования. Все эти меры обсуждались еще 10 лет назад, правда, тогда не были реализованы. Может, они будут реализованы сегодня, но как бы не оказалось поздно.

То, что мы сегодня имеем в мировой экономике, - это не только развал финансовой пирамиды, построенной американцами на своих долговых обязательствах, не только отрыв финансовых спекуляций от реального сектора, но еще и структурная перестройка мировой экономики. Речь идет о переходе к новому технологическому укладу и новой длинной волне экономического роста.

АРТЕМ ТАРАСОВ, предприниматель:

- Я противник решения серьезных вопросов в очных встречах каких-то людей. Все серьезные проблемы должны в своих странах решать эксперты.

Барак Обама солидарен с "двадцаткой"
ПОЛИНА ХИМШИАШВИЛИ

Избранный президент США Барак Обама субботу провел в Чикаго, где выступил в новом качестве с первым радиообращением. В своей речи политик признал, что на вызовы глобального кризиса требуется скоординированный ответ всех стран мира.

По словам Обамы, за последний год экономика страны лишилась около 1,2 млн рабочих мест, размер выплат по безработице впервые вышел на уровень сентября 2001 года. Одной из самых пострадавших отраслей, по мнению будущего президента, является автопром. Спасение американского автопрома, по словам Обамы, должно стать одной из приоритетных задач нынешнего и следующего правительства страны. Отметим, что проблемами автомобильных гигантов США Барак Обама озаботился уже на третий день после своего избрания на пост. Одной из первых встреч избранного президента стала встреча с командой экономистов, финансистов и глав крупнейших корпораций, таких как Google и Xerox, которую он провел 7 ноября. На поддержку автопрома Барак Обама хотел бы выделить $50 млрд. «Это самый значительный экономический кризис нашего времени», - признал в субботнем обращении к нации избранный президент.

На официальном сайте президента Обамы, где вниманию всего мира предложена его экономическая программа, нынешний кризис сравнивается с Великой депрессией. «Я призываю к расширению плана по спасению экономики, который создаст новые рабочие места, облегчит бремя семей, поможет вернуть экономический рост», - заявил Обама в субботу. Конгресс США рассмотрит поправки к плану на этой неделе. Если они не будут приняты сейчас, Барак Обама обещает сделать все, чтобы это случилось сразу после его вступления в должность 20 января 2009 года.

Как и многие политики, Обама считает, что из кризиса можно извлечь пользу. В первый год своего президентства он собирается создать около 2 млн рабочих мест, инвестировать в развитие инфраструктуры. Избранный президент также обещает налоговые льготы работодателям, которые наймут новых работников в период с 2009 по 2010 годы. Он также обещает разрешить гражданам без штрафов снимать до 15% средств со своих пенсионных счетов, чтобы иметь возможность расплатиться по текущим кредитам.

О решениях вашингтонского саммита Обаму проинформировали его эмиссары: бывший госсекретарь Мадлен Олбрайт и бывший конгрессмен Джим Лич. Они провели переговоры с представителями почти всех делегаций, прибывших на саммит. По словам Олбрайт и Лича, Обама поддержал все принятые G20 решения.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: