Новый старый рецепт. Как на Дону хотят победить коррупцию…

11/12/2008 - 17:40

…Названные меры, безусловно, строги, но необходимы. И, как справедливо заметил ещё дореволюционный специалист по государственному праву Николай Коркунов, «установление законности всегда чувствуется как стеснение произвола властвующих». И здесь выбор для нас очевиден…
Из Послания Президента РФ Федеральному Собранию, 5 ноября 2008 г.

Когда впервые слышишь, что в Ростовской области подготовлен и будет приниматься собственный антикоррупционный закон, невольно надеешься: вдруг так вот взяли, да придумали нечто сверхсовременное и супердейственное! Типа «таблетки от всех болезней» или «философского камня», который бы любого чиновника превращал из потенциального коррупционера в воплощенную бескорыстность и законопослушность!.. Обратившись к тексту законопроекта или послушав его разработчиков, поначалу столь же невольно разочаровываешься: всё, мол, в русле президентского «антикоррупционного пакета», ничего сверх и супер… К этому, как выясняется, никто и не стремился. Только потом начинаешь вникать и задумываться…
Как готовились?
Первая «презентация» новой версии антикоррупционного законопроекта (с ним в Ростовской области «носятся» уже более года) состоялась 6 ноября во время заседания комитета областного заксобрания по законодательству, государственному строительству, местному самоуправлению и правопорядку. Иными словами, в достаточно «узком» кругу депутатов и СМИ, без «помпы».
Пикантность ситуации придавало то обстоятельство, что разрабатывали проект при областном прокуроре Сергее Чаплине, который за несколько дней до вынесения антикоррупционного законопроекта на депутатский суд отправился на повышение в генпрокуратуру по ЮФО. Новый донской прокурор – в это кресло прочат Валерия Кузнецова, более трех лет руководившего прокуратурой Чечни, – с предыдущего места работы еще не «убыл» и на грядущее не заступил.
Поэтому депутатам и СМИ о проекте рассказывал старший помощник прокурора РО по взаимодействию с представительными (законодательными) и исполнительными органами области, органами местного самоуправления Сергей Тришин. По его словам, данный проект областного закона позволит выстроить систему координации деятельности всех органов, а также граждан в противодействии коррупции на территории Ростовской области, но с учетом государственной политики, которая будет выработана на федеральном уровне.
Высказал Сергей Александрович и достаточно любопытную вещь: «На современном этапе борьба с коррупцией – это не столько юрисдикция компетентных органов, сколько социально-политическая проблема. И складывающиеся общественно-экономические отношения побуждают искать наиболее эффективные методы противодействия проявлениям коррупции. Практика показывает, что наиболее удачными факторами предупреждения правонарушений, в том числе коррупционной направленности, являются как применение всех правовых рычагов воздействия, включая дисциплинарные, административные, гражданско-правовые, уголовно-правовые, так и четкое правовое регулирование во всех сферах жизнедеятельности».
В переводе с «чиновничьего» на русский это означает примерно следующее: тех, кто «злоупотребляет», ловили, ловим и будем ловить и наказывать. Но существенно повысить эффективность борьбы с преступностью может только «неудобство» условий для процветания коррупции. Иными словами, благоприятный коррупционный климат хотят на Дону «испортить».

Что обещают?
Спикер донского парламента Виктор Дерябкин накануне очередной сессии сказал: «Мы изучили аналогичные документы всех субъектов федерации, которые имеют подобный опыт. В 24 субъектах – это законы, в пяти – программы. В первом чтении будем принимать потому, что нужно посмотреть, что примет Государственная Дума, и тогда мы доработаем наш закон ко второму чтению, чтобы он был максимально полон, конкретен и полезен для Ростовской области».
По словам Сергея Тришина, проект предусматривает три основных направления: профилактику коррупции, борьбу с коррупцией – то есть выявление, предупреждение и пресечение; и третье направление – минимизация и ликвидация последствий коррупционных факторов. Еще одно предназначение законопроекта – формирование в обществе нетерпимости к данному правонарушению.
Предлагается также создать орган по координации деятельности по противодействию коррупции. Очевидно, это будет областная комиссия, в состав которой войдут депутаты ЗС РО, представители администрации области и органов местного самоуправления, а также правоохранительных органов, СМИ, общественных организаций, учреждений науки, высшего образования, а также граждане, специализирующиеся на изучении проблем коррупции. Законопроект также предусматривает возможность разработки и принятия областной целевой программы по противодействию коррупции.

«Туз в рукаве»
Председатель профильного комитета заксобрания области Александр Ищенко прокомментировал положения проекта более детально: «Всё, что касается уголовного процесса, уголовного наказания, деятельности органов милиции и прокуратуры, ФСБ – эти вопросы находятся в сфере компетенции Президента, Правительства и федеральных органов исполнительной власти. В компетенции субъекта федерации остается не так много инструментов для противодействия коррупции. Но они есть. И этот проект выделяет из общего перечня мер следующие.
Первое: формирование в нашем отдельно взятом регионе в рамках единой программы борьбы с коррупцией соответствующего отношения к коррупции в обществе и в среде государственных и муниципальных чиновников.
Второе: постоянный мониторинг уже принятых и действующих на сегодняшний день областных законов, постановлений, распоряжений Законодательного собрания, администрации области, органов исполнительной власти и местного самоуправления вплоть до базового – поселенческого – уровня, а также проведение антикоррупционной экспертизы на вновь принимаемые нормативно-правовые акты.
Третье: в законопроекте предусмотрена возможность подключения к этой работе общественности. Возможно, в данной редакции проекта этот аспект прописан не так глубоко, как хотелось бы, но ко второму чтению законопроекта в него могут быть включены такие нормы, которые обеспечат максимальное участие общественности в этой работе.
Подчеркну, что областной закон (после его принятия) – это лишь дополнительные меры по отношению к тем, которые сегодня разрабатываются и принимаются на федеральном уровне.
Думаю, что весь 2009 год уйдет на проработку конкретных механизмов антикоррупционной экспертизы. Быстрых результатов в такой сложной работе не будет. Нам нужен прочный фундамент и хорошие результаты на его основе через год, два, три. Но так, чтобы все четко знали: вот – ясные «правила игры», если ты их соблюдаешь, значит, всё в порядке. Если ты их нарушаешь, наступает ответственность, установленная федеральным законом».

Рецепт выписан…
В последних двух предложениях столь длинной цитаты на самом деле кроется почти вся ее «соль». А именно – создание четких и недвусмысленных «правил игры», при которых персональные качества чиновника не имеют ровным счетом никакого значения. Это означает, что закон или любой другой нормативно-правовой акт можно трактовать только однозначно: 2х2=4. Любое иное решение – суд, тюрьма, конфискация.
Идея, в общем-то, хороша. Как и любая другая, столь же глобальная по замыслу. Коррупция, если прибегнуть к терминологии Михаила Булгакова, не «старуха с клюкой», а банальное неисполнение должным образом своих обязанностей. Какою-то одной мерой – будь то судебные преследования или любые другие «репрессии», либо, напротив, полное стимулирование «добропорядочности» – четкого результата не добиться. Нужна система, при которой «климат» для пораженного коррупцией человека станет непригодным для существования.
Для этого мало «вычистить» только региональную и муниципальную (в рамках одного региона) нормативно-правовую базу от различных «разночтений» и «лазеек». Ведь их достаточно и в федеральной правовой базе. Чтобы не быть голословным, приведу один пример: депутаты другого комитета того же донского парламента готовы выйти с инициативой в Госдуму и поправить относительно «свежий» федеральный закон, который позволяет не продавать бизнесмену-арендатору занимаемое им помещение, если за два последних года у того была хоть одна просрочка по арендной плате. А можно и продать – на усмотрение местного чиновника…
На самом деле, тема требует продолжения, даже серьезной дискуссии, к которой «ЮФ» и приглашает своих читателей…
На фото: старший помощник прокурора РО по взаимодействию с представительными (законодательными) и исполнительными органами Ростовской области, органами местного самоуправления Сергей Тришин и Председатель профильного комитета заксобрания области Александр Ищенко

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: