Памяти шахматного гения. ПОСЛЕДНИЙ ХОД БОББИ ФИШЕРА

01/23/2008 - 14:01

Похороны экс-чемпиона мира по шахматам Бобби Фишера состоялись в Исландии, на кладбище в 50 километрах от Рейкьявика...
«Фишер – великий шахматист, эпоха в истории человечества, как Ньютон, Эйнштейн, Гагарин» - эти слова принадлежат Президенту ФИДЕ, Президенту Республики Калмыкия Кирсану Илюмжинову.

Бобби Фишер умер в возрасте 64 лет из-за отказа почек, в Исландии . 11-й чемпион мира, может быть, самый яркий гроссмейстер в истории шахмат. Человек, который в 70-е был национальным героем Америки, но в итоге стал для своей родины (которой обеспечил одну из наиболее громких побед в холодной войне с Советским Союзом) изгоем и преступником. Опекавший его в Исландии (там он жил с 2005 года) друг Эйнар Эйнарссон рассказал, что гроссмейстер наотрез отказался от предложенной ему врачебной помощи, потому что «не верил в западную медицину». Это был последний из неординарных поступков, истинная природа которых навсегда останется тайной.
Президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов: «Услышав известие о кончине Фишера, я сразу стал набирать его мобильный номер с надеждой, что это ошибка. Фишер – великий шахматист, эпоха в истории человечества, как Ньютон, Эйнштейн, Гагарин. Я совсем недавно, перед самым Новым годом разговаривал с Фишером по телефону. И он живо интересовался своей квартирой в Элисте. Я сказал, что квартира его ждет, и он будет жить по соседству с экс-чемпионом мира Борисом Спасским, который переехал из Москвы в Элисту, в Сити-Чесс…»
13-й чемпион мира Гарри Каспаров сказал, что Фишер был «одной из величайших, а возможно, и величайшей личностью в истории шахмат, неудержимой силой». Бобби останется в нашей памяти, как человек, совершивший революционный прорыв в шахматах». Американский гроссмейстер Ясир Сейраван на вопрос корреспондента Ъ, как к Бобби Фишеру относились в США в 70-е годы, сказал: «Он был, безусловно, национальным героем, героем холодной войны, победившим СССР. У его ног лежал целый мир».
Биография Бобби Фишера, несмотря на то, что о нем написаны десятки книг, и в самом деле навсегда останется полной пробелов. Например, вряд ли когда-то уже доведется наверняка узнать, правда ли, что IQ Фишера, который ребенком играл на равных с ведущими шахматистами США, был выше, чем у Альберта Эйнштейна. Вряд ли когда-то уже доведется узнать, в чем была главная причина, заставившая Фишера в 1963 году, когда о нем уже говорили не просто как о юном феномене, а о реальном претенденте на чемпионский титул, фактически выйти из игры на полдесятилетия. Никто никогда не узнает, как после нескольких лет простоя он, вернувшись в шахматы, смог заиграть на уровне еще выше прежнего.
В 1972 году чемпионский поединок в Рейкьявике против советского шахматиста Бориса Спасского Бобби Фишер начал с 0:2. Стартовую партию проиграл, выбрав рискованный вариант. Во второй ему было засчитано техническое поражение – американец на нее не вышел, затеяв спор о переносе игры из основного зала в одну из комнат за сценой, подальше от зрителей и телеоператоров. Вряд ли когда-нибудь уже доведется узнать, правда ли Бобби Фишер на 0:2 закончил бы чемпионский матч, не согласись Спасский играть именно там, где хотел Фишер, и, не исключено, подарив тем самым противнику ставшее решающим психологическое преимущество. Бобби Фишер из 19 остальных партий выиграл семь, а проиграл только одну.
Он вернулся из Рейкьявика богатым и востребованным человеком. У его ног лежал весь мир, которым он пожертвовал с такой же легкостью, с какой завоевал культовое в спорте звание. Сразу же после матча с Борисом Спасским он бросил шахматы. Когда Анатолий Карпов стал официальным претендентом, американец не отказался играть с ним, выдвинув ультиматум из 64 пунктов. Титул достался Карпову без боя. Фишер так и не выступил больше ни в одном турнире (если не считать организованного в 1992 году матча-реванша со Спасским на острове Святого Стефана у побережья Югославии с призовым фондом $5 млн).
(Окончание на 4-й странице).
ПОСЛЕДНИЙ ХОД БОБИ ФИШЕРА
Одиннадцатый чемпион мира по шахматам однажды сказал, что его партия с Богом, скорее всего, закончилась бы вничью
(Начало на 1-й странице)
Президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов: «С Робертом Фишером я познакомился в конце 1995 года, когда меня избрали президентом ФИДЕ. Фишер тогда был в международном розыске за свой знаменитый матч в Югославии против Спасского в 1992 году. Ему пришлось скрываться в Венгрии у своего друга, гроссмейстера Эндрю Лилиенталя. Звоню Эндрю и прошу его организовать встречу с Фишером. Эндрю отвечает, что Фишер со мной категорически не хочет встречаться, потому что, мол, я из Советского Союза. СССР опубликовал его книгу «Мои 60 партий» и ничего не заплатил. Фишер уже после развала Союза писал письмо в российское правительство с просьбой выплатить ему 100 тысяч долларов гонорара. Но это же начало 90-х, вы понимаете. В Белом доме не до шахмат тогда было, и, в общем, его вежливо с этим гонораром послали. Тогда я говорю Лилиенталю: давайте я сам погашу этот долг как бывший советский гражданин. Фишер позвонил ночью, часа в два: лучше передайте мне гонорар наличными.
ПОСЛЕДНЯЯ КЛЕТКА
Я стал думать, как это осуществить. Как раз в Париж должен был лететь и говорю ему: о'кей, сделаю остановку в Будапеште. Согласовали дату и время, Фишер попросил помимо денег захватить еще черной икры и черного хлеба. Водку не просил, но я ее тоже взял, как ни странно. Прилетаю – Фишер меня встречает в аэропорту: курточка, кепка... Поехали к Эндрю на квартиру, сели. Я достал водки, разлил, Эндрю пельмени приготовил... Ну и, после того как первую выпили, достаю из сумки пачку денег: вот, говорю, советский долг за вашу книгу. Тогда он берет нож, разрезает банковскую обертку и начинает пересчитывать деньги. Лилиенталю неудобно стало, он аж руки вскинул: Бобби, ну ты что делаешь, как тебе не стыдно! Фишер и сам понял, что переборщил, взял авоську – знаете, в сеточку такая, понятия не имею, откуда она в Будапеште взялась, – и сгреб всю кучу туда. Потом мы сыграли четыре партии в шахматы, и я поехал в аэропорт. Бобби меня провожал. Я уже в зале отлетов обратил внимание, что все на Фишера косятся. Что такое? Оказывается, он эту авоську с собой взял, оттуда деньги в разные стороны торчат, как у Никулина пистолет в «Бриллиантовой руке». А Фишеру — хоть бы что. Он был шахматным Мессией. Он же себя называл «полубогом». И в этом не было преувеличения. Даже умер как-то мистически: 64 года. Вся жизнь — по числу шахматных клеток — черная клетка, белая... Вот, последнюю заполнил и ушел...»
СИЛА ГОНОРАРА
…В Америке Фишер вытеснял сходящего со сцены Решевского. Перед XVI Олимпиадой в Телль-Авиве Самуил заявил: «Если буду выступать на первой доске, платите мне тысячу долларов. Если на второй – две. Могу играть даже на шестой доске, но тогда готовьте шесть тысяч». И Бобби, достойный преемник, выдвинул похожие требования, только… увеличил гонорар в два раза.
На Стокгольмском турнире гроссмейстеры коротали вечера, гоняя блицы. В первый же день Фишер предложил Геллеру сыграть матч из пяти партий. Ефим, решив подшутить над американцем, познакомил его с Леонидом Штейном. Фишер поморщился (мол, заведомо слабый соперник!) и предложил фору: «Как только вы наберете два очка, считайте, что выиграли матч. Мне же надо выиграть три партии. С проигравшего десять крон!» Как считал очевидец, гроссмейстер Александр Котов, сумма небольшая, но достаточная для шутливых подстрекательств. Бобби был, как обычно, уверен в себе, не представляя, насколько быстр и сообразителен украинский мастер. Фишер проиграл первую партию, вторую. Достал деньги и предложил продолжить борьбу на тех же условиях. Выручил молодого человека Тигран Петросян: «Бобби, что ты делаешь? Давать фору Штейну – да ты с ума сошел! Проси сам два очка, тогда будешь иметь хоть какие-то шансы!»
ФОРА ГЛУПОСТИ
Советская пресса любила «пырнуть» его. Иногда было за что. В памяти нью-йоркское интервью, в котором самовосхваление граничило с глупостью: «Михаил Ботвинник? Могу дать ему два очка вперед. Нона Гаприндашвили? Разве женщина может хорошо играть в шахматы?» Повзрослев, Фишер стеснялся этих высказываний. А однажды он признался, что его партия с Богом, скорее всего, закончилась бы вничью.
Все свободное время он отдавал шахматам, с женщинами, кажется, не очень ладил. Хотя… На турнире претендентов в Кюрасао Фишер украл у Михаила Таля фотографию его жены – несравненной рижанки Сали. Бобби признался: «Хочу иметь сто пятьдесят костюмов, три дома и жену, как у Таля…»
Была и вторая часть его жизни – трагическая. С выдвинутыми в 1992 году в отношении Бобби Фишера американским судом обвинениями в нарушении наложенного на Югославию эмбарго – нарушил он его, сыграв в том самом матче-реванше со Спасским. С возникшей ненавистью к родине, не пустившей его на похороны матери и старшей сестры. Ненависть в конце концов выплеснулась в ряде высказываний.
Летом 2004 года Бобби Фишера задержали в токийском аэропорту с просроченным американским паспортом. США требовали выдачи шахматиста и грозили ему десятилетним заключением. Фишер просидел в японской тюрьме девять месяцев. Находясь в заключении, он умудрился жениться на главе японской шахматной ассоциации Миеко Ватаи. Несмотря на любовь к жене-японке, он пожелал покинуть Японию и добился своей депортации не в США, где его ждало тюремное заключение до 10 лет, а в Исландию. При жизни Фишер стал фигурой очень загадочной. Он без конца менял место жительства – его видели то в Японии, то на Филиппинах, то в Венгрии. Он отличался взрывным характером, нападал на евреев, хотя сам являлся им наполовину, и на Америку, хотя всегда выступал за эту страну. После событий 11 сентября 2001 года Фишер не мог скрыть своей радости в интервью филиппинскому радио: «Это прекрасно. Пришла пора раз и навсегда покончить с Америкой…»
МУЗЕЙ ФИШЕРА БУДЕТ ОТКРЫТ В ЛИСТЕ
Президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов: «Все его резкие выпады надо списывать на причуды

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: