Певица Эдита Пьеха: "После юбилея мне нужно будет скинуть 15 килограммов и подтянуть щеки"

07/30/2007 - 16:54

Эталон элегантности нашей эстрады - Эдита Станиславовна Пьеха - с размахом отмечает сразу два юбилея. 31 июля в главном петербургском концертном зале "Октябрьский" она даст сольный концерт по случаю своего 70-летия и 50-летия творческой деятельности. А 4 августа соберет коллег и поклонников на "Праздник песни" на Дворцовой площади Питера. К знаменательному событию также выходят в свет биографическая книга "Эдита" и пластинка избранного под простым названием "Любовь", изданная легендарной "Мелодией". Песни для диска Пьеха отбирала лично. В канун празднования знаковых дат певица пообщалась с обозревателем "Известий" Михаилом Марголисом.

вопрос: Эдита Станиславовна, вы как-то говорили, что испытываете к нашей газете особые чувства...

ответ: Именно "Известиям" я дала когда-то свое первое интервью. Материал назывался "Солистка веселого ансамбля". Так что газета "Известия" в некотором роде — моя крестная.

в: У многих наших артистов с большой биографией осталась в памяти какая-нибудь особенно разгромная из адресованных им статей. Например, у "Машины времени" было "Рагу из синей птицы", у Высоцкого — "О чем поет Высоцкий?" и т.п. Вы можете вспомнить подобную публикацию о вас?

о: Году в 1959-м, после нескольких лет восторгов и положительных откликов, советские идеологи от культуры вдруг начали приклеивать ко мне ярлык буржуазного искусства или говорить, что я "кабацкая певица". Тогда в журнале "Эстрада и цирк" появилась статья за подписью журналиста Гершуни, где он предложил "выстирать" меня "по самое декольте". А этот буржуазный коллектив, то есть ансамбль "Дружба", отправить работать куда-то на целину, дабы он не занимался ненужным делом. Крайне оскорбительная была статья. Но спустя некоторое время Василий Павлович Соловьев-Седой сказал про меня совсем другие слова: на нашей эстраде появилась артистка, поющая в своей собственной, неповторимой манере. Это новое явление. Следом Дмитрий Кабалевский написал большую хвалебную статью в адрес всего коллектива "Дружба". И когда через несколько лет мы выступали на встрече с деятелями культуры Москвы в ЦДРИ, к сцене подошел тот самый Гершуни и публично признался, что был не прав. Извинился и потом сделал о нас уже хорошую заметку.

в: Вы задумывались когда-нибудь о том, что свой мягкий акцент вам нужно холить и лелеять, ибо он в немалой степени обеспечивает вашу эстрадную узнаваемость и привлекательность?

о: За него меня, между прочим, на первых порах тоже нередко ругали. Помню совершенно абсурдную публикацию, где говорилось, что я покинула Францию, чтобы искать славы в Польше, но и там меня тоже никто не заметил, и тогда я приехала в Советский Союз, где наивная публика отнеслась ко мне с симпатией из-за моего бравирования тем, что я не умею нормально говорить по-русски. Даже не запомнила, кто сочинил эту чушь. Какой славы я могла искать в Польше, когда я приехала туда из Франции 9-летним ребенком? Я жила в нескольких сотнях километров от Парижа, в маленьком шахтерском поселке, где только-только отгремела война. В Польшу я уехала со своим отчимом-коммунистом. А в Союз попала, потому что после окончания с золотой медалью педагогического колледжа получила право участвовать в отборочном конкурсе для продолжения учебы в СССР. Я победила на этом конкурсе, поскольку на вечеринках, проводившихся между конкурсными турами, постоянно пела. в: 31 июля вы выступаете в главном концертном зале Петербурга — "Октябрьском"...

о: Да, все билеты уже проданы.

в: Но меня больше интересует ваш юбилейный концерт 4 августа на Дворцовой площади. Не обеспокоены тем, что предстоит выступать в таком месте почти сразу после Элтона Джона и "Роллинг Стоунз"?

о: На самом деле это они вышли на Дворцовую после меня. Я была первой артисткой, которая десять лет тому назад, к своему 60-летию, убедила городское руководство в том, что можно петь на Дворцовой площади. Мое выступление стало первым концертом эстрадной артистки на главной петербургской площади. Тогда я собрала очень много народа. Так что опасений у меня нет. Я знаю, если не будет ливня, зрителей придет достаточно. Я никогда не строила из себя звезду, не требовала особого к себе отношения, лимузинов, "Мерседесов", и простые люди меня любят. У нас с ними долгая общая история.

в: Вам-то, полагаю, глава Эрмитажа Пиотровский не выдвигал претензии, что концерт может негативно отразиться на здании и экспонатах музея?

о: Нет. Он, кстати, и сам был на том моем концерте. Я же дружила с его отцом — Борисом Борисовичем Пиотровским.

в: Платья для предстоящих концертов вам уже по традиции шьет Вячеслав Зайцев?

о: Да. Старая любовь не ржавеет. Нас подружил фотокорреспондент ТАСС Валерий Гендероте, когда Слава только закончил училище. У Валерия был заказ от итальянского журнала "Темпо" — сделать материал о какой-нибудь известной советской артистке. И выбрали меня. А надеть-то нечего. Меня привели на Кузнецкий Мост, и там мы встретились с Зайцевым. Так что он тоже крестный певицы Пьехи. Он многие годы одевает мои песни.

Это зов моего хорошего воспитания во французской и польской школах. На сцене надо быть эстетичной. Я никогда не могла выйти к зрителям в чем попало, в рваных джинсах, например, как поступает порой сегодняшняя молодежь и считает при этом, что выглядит очень модно и круто. Это не круто, а жалко.

в: Вы внуку своему Стасу делаете такие замечания?

о: Конечно. Поэтому в моем поле зрения или на моих концертах он появляется одетым так, как подобает настоящим артистам. А на своих вечеринках в клубах уже предстает в том виде, в каком желает, —скажем, в рваных джинсах и бархатном пиджачке. Сама как-то видела. Но не подумайте, в жизни мы не конфликтуем. У нас в семье полная демократия и уважение к частному мнению.

в: Клубной публике Стас Пьеха представил вас как свою бабушку. Спокойно воспринимаете такое обращение?

о: Он говорит мне "бабон", "бабулевич" или "Дита". У нас нет противоречия поколений, есть только желание друг другу помогать.

в: Приезжая в Москву, вы останавливаетесь у своей дочери Илоны Броневицкой. Собственной недвижимости или любимого отеля у вас в столице нет?

о: Нет. Я советская артистка — без банковских счетов и имений в пригороде столицы и за рубежом. Я работала как вол, по три-четыре выступления в день, со ставкой 48 рублей за концерт, и не понимала, что это мало. Наоборот, полагала, что больше и не бывает.

в: Насколько мне известно, у вашего концерта на Дворцовой площади нет спонсоров, но его поддерживает питерское правительство и лично губернатор Валентина Матвиенко. Вы к ней сходили, постучались в кабинет, или она сама предложила вам помощь?

о: Постучалась. Но не лично к ней. К Валентине Ивановне я уже позже пришла, сказать "спасибо". Я же шахтерская девчонка, и у меня логика простого человека. Я пошла в городской комитет по культуре, к Бурову Николаю Витальевичу, и сказала, что грядет мое 70-летие и хочется подарить людям большой праздник. Концерт в "Октябрьском" я еще могу потянуть за счет хорошего кассового сбора и помощи друзей-спонсоров, но Дворцовая площадь — не моя епархия. Только Матвиенко в состоянии решить этот вопрос. Не ради себя просила. Я могу накрыть стол дома и спокойно пить чай (вино мне уже лет пять как запретили, сказав, что я кандидат на инсульт), но хочется сделать людям приятное, подарить им "Праздник песни". Буров вынес вопрос на голосование правительства. Все были "за", и на мой концерт выделили необходимые средства.

в: Сама Матвиенко придет на ваше выступление?

о: Нет. Я уже встречалась с ней, она преподнесла мне большой букет роз и призналась, что очень устала, улетает в отпуск и, к сожалению, не сможет присутствовать 4 августа на Дворцовой.

в: На этом концерте должны выступить не только вы, Стас и Илона, но и ваши друзья. И гонораров им, надо понимать, никто платить не будет. Кто по первому вашему зову согласился приехать в Петербург и спеть близ Зимнего дворца?

о: Сейчас я не хочу говорить о ком-то наверняка, но предварительные обещания я получила от Тамары Гвердцители, Льва Лещенко (он сказал, что уже 5 августа должен выступать в Екатеринбурге, но тем не менее постарается прилететь), есть информация, что и Иосиф Давыдович Кобзон собирается приехать. Людмила Сенчина споет.

в: У вас как-то вырвалось признание, что, приехав в СССР, вы оказались в таких условиях, что "помолиться было негде". С течением времени и жизни в государстве рабочих и крестьян у вас не улетучилась потребность в молитве?

о: По сей день со мной всегда ездит иконочка, которую мне вручили на первом причастии. Я не фанатично верующий человек, но я католичка и знаю, что Бог есть. И когда плохо, надо ему помолиться, а когда хорошо — поблагодарить.

в: Как же вас угораздило в партию вступить? Ради званий?

о: Если честно, я в партию не стремилась. Меня вызвали директор и худрук Ленконцерта и сказали: "Эдита, стыдно за организацию. Такая артистка, всеми любимая, и не член партии. Нам в горкоме регулярно шею за это мылят".

в: А вы бы им ответили: "Я католичка..."

о: Я этого не афишировала. Это мое личное. И сейчас говорю об этом только потому, что вы спрашиваете.

в: Алла Пугачева заявила "Известиям", что не собирается "до 60 париться в шоу-бизнесе". Вы же говорили мне в телефонной беседе несколько дней назад, что и в 70 не собираетесь довольствоваться лишь принципом "старикам везде у нас почет", а хотите и дальше активно выступать...

о: У нас с Аллой разные весовые категории. Я постелила ей ковровую дорожку, или, лучше сказать, проторила путь для признания артистов советской эстрады. Сейчас модно громко прощаться, устраивать специальные туры, а я хочу стариться на сцене, вместе со своей публикой. Она — мой воздух, и пока она есть, я горю. А прощания не будет. Просто если когда-нибудь на мой концерт не будут проданы билеты, то он и не состоится...

в: Фраза Аллы Борисовны: "Вечная вы наша", адресованная вам на одном из ее сборных праздничных концертов, стала фактически афоризмом. Как вы на нее отреагировали?

о: Надо знать Аллу. Она хороший человек, но артистка до мозга костей, со всеми пиар-особенностями. Однажды она собиралась на прием в какое-то посольство и надела странное платье. Я ей сказала: "Аллочка, вы оделись ужасно", и она ответила: "Мне надо, чтобы все об этом сказали". Она умная очень. А ум на эстраде тоже необходим.

в: Вы достаточно спокойно и откровенно говорите на тему "рецептов вашей молодости", пластических операций и т.п. Какой план у вас намечен, чтобы сохранить фирменную форму до следующего своего юбилея?

о: Во-первых, надо иметь такой организм, как у меня. Я, недокормленная в детстве и юности — впервые досыта поела в буфете общежития Ленинградского университета, уже в 17-летнем возрасте, отлично при этом закалилась. И потому выдерживаю то, чего не выдерживают избалованные организмы. Я болела с детства. У меня хронический бронхит, полиартрит, остеохондроз, шесть переломов ног, но я все это выдерживаю. Гуляю в лесу, прохожу по нескольку километров и т.д. Давно поняла, что движение, физическая нагрузка — мое спасение. Правда, после последнего перелома я два года почти не двигалась и поправилась на 15 килограммов. Не потому, что кушала много, просто мой организм приучен к движению. Уже дала себе клятву, что, как только справлюсь с двумя предстоящими юбилейными мероприятиями, займусь этими килограммами. И стану такой, какой была всегда, весящей 70 кило.

в: И сделаете еще какую-нибудь пластическую операцию?

о: Возможно. Немножко щеки не нравятся. Как говорила Жорж Санд: "Шопен сейчас увидит, что у меня собачьи щечки повисли..." Они у меня намечаются. А я всю жизнь делала гимнастику лица. Дрябнет ведь не кожа, а мышцы. Из медицинских средств я прибегала к специальному ожогу лица — это лучше, чем резаться. Два месяца после этого нельзя никому показываться. Но зато потом кожа как у младенца.

Раздел: 
Культура и шоубизнес
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: