Почти как Путин. Сергей Иванов все успешнее маскируется под следующего президента

07/12/2007 - 13:03

Думай о будущем. Не давай себе завязнуть в текучке.
Дональд Рамсфельд

В сезон отпусков команде Сергея Иванова приходится забыть про отдых. “Мы же с тобой договорились: никаких отпусков до 3 марта!” — сердится в трубку Андрей Чоботов, ближайший помощник первого вице-премьера. 2 марта 2008 г. — первый тур президентских выборов. Кому уходить в отпуск, а кому, наоборот, еще усерднее мотаться по стране, решится раньше — уже осенью, уверены источники в президентской администрации. Главный избиратель страны дал двум первым “вице”, Дмитрию Медведеву и Сергею Иванову, равные шансы, но Иванову — чуть равнее. Он преемник-долгожитель и на сегодня самый вероятный претендент на Кремль. Еще в 2000 г. будущий президент Путин говорил о “чувстве локтя”, которое он ощущает рядом с Ивановым, и, возвысив соратника до уровня первого вице-премьера, Путин показал, что за семь лет чувство не притупилось.

Самолет Министерства обороны, который оставил за собой Иванов, совершает полетов по стране больше, чем ельцинский борт № 1 в пору отчаянного тура “Голосуй или проиграешь”. “Прилетели в Москву — послезавтра опять улетать. Он все хочет посмотреть, пощупать руками, поэтому приходится обеспечивать ему такой график”, — жалуется один из подчиненных вице-премьера. До марта Иванов под присмотром телекамер успеет “пощупать” страну, которая может достаться ему в наследство.

Главный футуролог

В конце июня Иванов прилетел в Воронеж посмотреть на отечественные самолеты и людей, которые решились их купить. В экономклассе Ил-96 вице-премьер бегло огляделся и тут же внес конструктивное предложение. “Здесь логично что-нибудь сделать для легкого багажа: для шуб, пальто, например, — бросить зимой”, — подсказал Иванов, осматривая пространство над креслами среднего ряда. Вряд ли это поможет продать огромный пассажирский Ил-96, от покупки которого отказался даже государственный “Аэрофлот” в пользу грузовой версии лайнера. Грузовик Ил-96-400Т и региональный Ан-148 и спасают воронежское производство. В присутствии Иванова лизинговая компания “Ильюшин финанс Ко.” подписала контракты на поставку таких самолетов на 22 млрд руб. К продаже самолетов вице-премьер не имеет никакого касательства — он проследит, чтобы самолеты построили. “Первый Ил-96 должен сойти в 2008 г., — Иванов из-под очков оглядывает немолодых менеджеров Воронежского авиастроительного объединения. — Это требует серьезной концентрации менеджмента и производственных мощностей, чтобы контракты были соблюдены. Потому что контрактов много, а самолетов еще нет”.

Иванов смотрит далеко вперед. “Мы должны к 2025 г. стать третьей державой в мире по производству гражданских самолетов”, — ставит он задачу гендиректору Объединенной авиастроительной корпорации Алексею Федорову. Для этого нужно всего-то поднять долю России в мировом рынке гражданской авиации с 1 до 10%. До 2025 г. еще четыре президентских срока — будет кому ответить за амбициозную задачу.

Предсказание светлого, но далекого будущего России — благодатная тема, которую в совершенстве освоил первый вице-премьер. Кульминацией стало выступление на Петербургском экономическом форуме. По объему ВВП Россия к 2020 г. войдет в пятерку крупнейших экономик мира, утверждал Иванов. “ВВП на душу населения по паритету покупательной способности составит около $30 000 в ценах 2005 г.”, — мечтал он.

Государство готово инвестировать в такое будущее. Отвечающий за инновационное развитие первый вице-премьер становится едва ли не главным куратором госрасходов. По его словам, только в развитие нанотехнологий будет вложено 200 млрд руб. Но крупный бизнес не готов поддержать рублем грандиозные планы. В правительственный совет по нанотехнологиям, который возглавляет Иванов, записалось много миллиардеров, но на первое заседание пришел только один — глава группы “Онэксим” Михаил Прохоров. “Мне с ним комфортно работать”, — говорит он об Иванове. А что еще бизнесмену сказать о чиновнике, который может стать президентом.

Восхождение резидента

Сорок лет назад ученик английской спецшколы Сережа Иванов твердо знал, что хочет стать дипломатом. С шестого класса — гласит официальная легенда — мечтал о поездке на родину The Beatles. Это ему удалось: с четвертого курса переводческого отделения филфака Ленинградского университета примерный студент был отправлен на четырехмесячную стажировку в Илингский колледж искусств, который пятью годами раньше закончил Фредди Меркьюри. После университета его уже ждали люди в штатском: в 1976 г. он закончил высшие курсы КГБ в Минске и попал в управление КГБ по Ленинграду и Ленинградской области. Там в 23 года он и познакомился с Володей Путиным. В 1981 г. Иванов окончил 101-ю школу КГБ и стал дипломированным разведчиком. Путин отслужил в Дрездене и накануне распада СССР ушел из КГБ делать карьеру в питерской мэрии. Иванов же оставался в органах, независимо от того, как они назывались. Работал в Финляндии, был резидентом в Кении. Дослужившись до должности замглавы европейского отделения Службы внешней разведки, дальше Иванов поднимался уже вслед за старым знакомым. В 1998 г. новый директор ФСБ Путин взял Иванова себе в заместители, а переместившись в Белый дом, Путин порекомендовал Ельцину назначить Иванова секретарем Совбеза.

Там пришлось вспомнить о дипломатии. В марте 2001 г. моложавый блондин в штатском очаровывал американский истеблишмент несвойственным российским чиновникам знанием языка. Джордж Буш еще не успел “заглянуть в душу” Путина, и Иванов, представленный американцам как человек номер два в Кремле, начал налаживать контакты с новой администрацией. Непринужденные манеры — Иванов появлялся на публике в расстегнутом пиджаке, руки в карманах — сочетались с жесткой риторикой. “Мы не чувствуем за собой вины, мы не намерены оправдываться”, — говорил Иванов об отношениях России и Ирана.

Во главе Совбеза Иванов курировал и разработку военной реформы, и даже выяснение отношений с олигархами. По утверждению партнера Бориса Березовского Бадри Патаркацишвили, в 2001 г. он дважды встречался с Ивановым, который предлагал освободить бывшего топ-менеджера “Аэрофлота” Николая Глушкова в обмен на отказ Березовского от политической деятельности и продажу всего его медиабизнеса, включая ИД “Коммерсант”. Глушкова не освободили, а вскоре была объявлена охота и на самих Березовского и Патаркацишвили. Иванов участия в этой истории никогда не подтверждал.

Армия без генерала

После смотрин в Америке Иванов практически сразу получил новое назначение. В марте 2001 г. он сменил Игоря Сергеева и возглавил Министерство обороны. Задача — реформа Вооруженных сил. Мнение большинства экспертов — справился на тройку с плюсом. При нем ассигнования на оборону выросли в 3,3 раза: Иванов не перестает ставить это себе в заслугу. Но общие расходы федерального бюджета выросли еще больше — в 4,6 раза.

Сокращение Вооруженных сил на 210 000 человек (до 1,13 млн) прошло безболезненно: кадровые военные увольнялись в запас на куда более приличных, чем в 1990-е гг., условиях. А вот модернизация армии движется туго. Постепенный переход от службы по призыву к службе по контракту получился уж слишком постепенным: сегодня лишь 78 100 солдат и сержантов получают зарплату. Контрактниками укомплектовали подразделения частей постоянной боевой готовности, разбросанных по стране, и на этом успокоились. Хоть бюджет на вооружение и вырос втрое, денег на зарплаты контрактникам и обеспечение их квартирами не хватает, и о полном отказе от призыва речи уже не идет.

С легкой руки Иванова пошли разговоры о “проедании” оборонных расходов. Министр взялся сократить долю “проедаемых” средств с 70 до 50%, а остальное тратить на закупку новых вооружений. Звучит красиво, но мало соответствует международному опыту: по статистике ООН, средний показатель для армий мира как раз 70:30 в пользу “проедания”. Российской армии, указывает Василий Зацепин из Института экономики переходного периода, до сих пор не хватает элементарных вещей: одежды и горючего. “У нас уже несколько лет потребность по вещевой службе обеспечивается на 60% от нормы, — объясняет Зацепин. — Полная потребность в горючем около 5 млн т, а закупается 2,5 млн т. Если у американцев годовой пробег на танк 900 с лишним миль, у нас — 300 км. И налет у США — от 160 до 180 часов на экипаж, а у нас, как говорят наши руководители ВВС, — максимум до 40 часов”.

И пусть шинелей по-прежнему не хватает, Иванов восстановил практику проведения крупномасштабных военных учений, в том числе совместно с флотами или сухопутными армиями других стран. Впервые за 20 лет началось серийное оснащение новым вооружением военных частей. “Раньше закупали в единичном экземпляре, — рассказывает помощник вице-премьера Сергей Рыбаков. — А в последние годы пришли к жесткому правилу: если закупаем какое-то вооружение, то только в комплекте. На батальон, на эскадру, а не размазываться по всей армии. Если эскадрилья перевооружается новыми самолетами — то полностью”. Правда, пропорционально увеличению бюджета госзаказ увеличить не удалось — оборонные заводы, почувствовав спрос, резко подняли цены.

Иванов чаще своих предшественников говорил о коррупции в армии. Но он не воспользовался технологией, опробованной Борисом Грызловым в МВД, и не стал искать “оборотней в погонах”. Несмотря на жесткие заявления, Иванов оказался очень мягким руководителем. Увольнял только в экстренных случаях, когда крайним мог оказаться он сам. После падения в Чечне Ми-26, повлекшего гибель 121 человека, Иванов снял с должности командующего авиацией сухопутных войск Виталия Павлова, а за чуть не затонувший на Дальнем Востоке батискаф (моряков спасли британцы) — главкома ВМФ Владимира Куроедова.

Главное новшество в жизни Вооруженных сил, сокращение срока призыва до одного года, было проведено весьма дорогой ценой — путем отмены большинства отсрочек и возрождения практики отлова призывников с помощью милиции. “При нем все стало немножко получше, но кардинальных реформ в армии он провести не смог”, — резюмирует Иван Сафранчук из американского Центра оборонной информации.

В Минобороны Иванову пришлось вести борьбу с начальником Генштаба Анатолием Квашниным, который в итоге был трудоустроен полпредом президента в Сибирь. Но стоило Иванову в ноябре 2005 г. получить статус вице-премьера и надежду на роль преемника, как нашлись враги и крупнее.

25 января 2006 г. во время визита министра обороны в Армению его спросили: “Что у вас там случилось в Челябинске?” “Я в последние несколько дней находился высоко в горах и о том, что произошло в Челябинске, не слышал, — не растерялся Иванов. — При этом думаю, что ничего серьезного. Иначе я бы об этом обязательно знал”. Практически все в России к тому времени уже знали о трагедии рядового Челябинского танкового училища Андрея Сычева, который, как позднее постановил суд, лишился обеих ног в результате издевательств со стороны “дедов”. Военный прокурор Александр Савенков воспользовался этим громким случаем, чтобы развернуть кампанию против дедовщины и лично министра. Савенкова поддерживал его шеф, генпрокурор Владимир Устинов, родственник и друг Игоря Сечина.

У Иванова оказался очень влиятельный ангел-хранитель. После нескольких месяцев нервотрепки министр вышел из схватки победителем: в июне Путин снял Устинова, которого позже назначил министром юстиции, а Савенкову до сих пор не нашлось теплого места ни в одном ведомстве. Еще через несколько месяцев Иванова ждал еще один карьерный рывок.

Генерал без армии

Пока Медведев был единственным первым вице-премьером, народная любовь к нему росла, достигнув в декабре 2006 г., по данным “Левада-центра”, 38% против 23% у Иванова, воспринимавшегося как “запасной” наследник президента. В феврале Путин решил восстановить равенство: Иванов стал вторым “первым вице”, получив благодарные для пропаганды темы — инновации, промышленность, космос. Рейтинги Иванова резко пошли вверх, тогда как второй “первый” стал вязнуть в проблемах ЖКХ и сельского хозяйства. Порученные Медведеву образование и здравоохранение ближе народу, но и отдачи от запущенных полтора года назад нацпроектов население ждет уже сейчас. Это не нанотехнологии с перспективой на десятилетия. За полгода Иванов догнал и обогнал своего соперника. В июне, по данным “Левада-центра”, за него проголосовали бы 33% избирателей против 27% у Медведева.

Телевизионщики вспоминают, что после первого выхода на публику секретаря Совбеза сотрудник президентской пресс-службы попросил передавать слова секретаря исключительно в пересказе. “Он должен привыкнуть”, — объяснял чиновник. Беспокойство было напрасным: Иванов, как и его шеф, за словом в карман не лезет. Иногда его высказывания на грани фола, зато все цитируют. Что еще надо публичному политику?

“Пусть вступают куда хотят, хоть в лигу сексуальных реформ”, — отрезал в 2002 г. Иванов по поводу вступления Грузии в НАТО. “Бред сивой кобылы” — это Иванов два года спустя комментирует заявления Грузии о том, что наши самолеты залетели на ее территорию. Иногда скорость его подводит. Однажды он сделал антирекламу подводным лодкам “Щука-Б”, назвав их “самыми тихоходными в мире”. Имелась в виду малошумность.

Самое слабое место Иванова как возможного президента — отсутствие собственной команды. Его продвижением в Кремле ведает главный политтехнолог страны Владислав Сурков, но в случае монаршей немилости Иванов может быть моментально отключен от всех телекнопок. То же может случиться и с любым другим преемником, но, например, у Медведева, возглавляющего совет директоров “Газпрома”, имеются влиятельные сторонники и вне Кремля: это и родная монополия, и РАО “ЕЭС России”, и инвестиционные группы (бывшие “олигархи”), получившие господдержку по национальному проекту “Доступное жилье”.

В отличие от Путина, который, едва став премьером, начал отовсюду стягивать “питерских”, Иванов своими людьми не обрастает. Путин ушел из разведки в начале 1990-х и успел обзавестись гражданскими связями, тогда как кадровый резерв Иванова — только спецслужбы. Соратников Иванова можно пересчитать по пальцам: Андрей Чоботов, Сергей Рыбаков и Владимир Чернов. Чоботова Иванов переманил из ФСБ в Совбез, а затем в Министерство обороны, где тот возглавил аппарат министра. Рыбаков отвечал в министерстве за PR и остается в ближайшем окружении первого вице-премьера. Владимир Чернов, работавший вместе с Ивановым в Финляндии, сейчас командует его секретариатом в Белом доме. Иванов привел в Минобороны еще и бывшего преподавателя Высшей школы КГБ Николая Панкова, но тот прижился в военном ведомстве и дальше с Ивановым не пошел.

Судьба Иванова полностью зависит от единственного кивка Путина. “Если президент даст команду — его поддержат все. Но сейчас у него нет никого, — говорит чиновник администрации президента. — Он практически не клановый человек”.

Одиночество даже плюс, если тебе доверяет ревнивый начальник. Семь лет назад в книге “От первого лица” Путин назвал Сергея Иванова первым среди тех, к чьему мнению он прислушивается. “Информация о нем была с разных сторон, положительная информация, — объяснял Путин. — Я считаю, что он вполне на своем месте… Есть еще такое понятие, как чувство локтя. Вот с Ивановым это чувство возникает… И с Николаем Патрушевым, и с Димой Медведевым”.

Если Иванов не утратил милости Путина, то и вопрос с командой решается просто: президент одолжит свою. Что будет с ней делать президент Иванов? В июне, на открытии питерского форума, он произнес программную речь, которую многие комментаторы охарактеризовали как либеральную. “"Заповедники", закрытые от конкуренции, — не на пользу экономике. Поэтому на повестке дня постепенное формирование конкурентной среды в инфраструктурных и энергетических секторах, в том числе за счет реструктуризации естественных монополий”, — сказал Иванов. Научный руководитель Центра стратегических разработок Ксения Юдаева, приложившая руку к составлению нашумевшей речи (сама Юдаева отказывается комментировать свою роль в этом деле), призывает не преувеличивать либерализм первого вице-премьера. “Он просто сказал, что, хотя государство активно работает в экономике, мы не планируем до конца отказаться от рыночных принципов и опять строить Советский Союз. Но в целом это, безусловно, не та речь, которую мог сказать Андрей Илларионов”, — смеется Юдаева.

Илларионову легче: он не участвует в гонках преемников. Это одинокий генерал Иванов должен тщательно следить за своими речами. Ведь он вполне еще может стать главнокомандующим.

***
10% — К 2025 г. Иванов обещает увеличить долю России на рынке гражданского авиастроения в 10 раз

33%: Если бы выборы президента прошли в июне, Иванова поддержала бы треть населения

Карьера

ПУТЬ ИВАНОВА
Как филолог стал большим человеком

1970-1975 На филфаке ЛГУ овладел английским и шведским языками.

176 После Высших курсов КГБ в Минске стал сотрудником 1-го (кадрового) отдела управления КГБ по Ленинграду и Ленинградской области, где познакомился с Путиным.

1981 Окончил 101-ю школу Первого главного управления КГБ. Был переброшен на работу в Скандинавию.

1985 Резидент в Кении.

1991-1998 Работал в СВР.

1998 В августе директор ФСБ Путин назначил Иванова своим замом, директором департамента анализа.

1999 В ноябре по представлению Путина Борис Ельцин назначил Иванова секретарем Совбеза.

2000 Под руководством Иванова разработана Доктрина информационной безопасности.

2001 В марте назначен министром обороны.

2002 В докладе от имени ветеранов предложил президенту переименовать Волгоград в Сталинград.

2005 В ноябре, сохранив должность министра, стал заместителем премьера России, курирующим ВПК.

2007 В феврале Указом Президента назначен первым заместителем премьера.

Илья Жигулев, SmartMoney

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Подписывайтесь на канал «u-f.ru» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Новости партнеров: