Спортивная политика и политический спорт

06/28/2007 - 13:43

Так уж повелось в современной России, что многие ключевые посты в спортивных федерациях занимают известные политики. На днях стало известно, что Федерацию бокса вскоре возглавит директор Федеральной службы охраны Евгений Муров. С чем связано поголовное обращение политиков в спортивных начальников, и кому выгодно такое спортивно-политическое сотрудничество?

Выборы президента Федерации бокса России (ФБР) состоятся только 27 июня, но уже сегодня можно с уверенностью сказать, кто им станет. Дело в том, что директор Федеральной службы охраны генерал армии Евгений Муров оказался единственным зарегистрированным кандидатом. Соответственно, выборы будут носить лишь формальный характер. То, что Федерацию бокса после 27 июня возглавит именно Муров, подтвердил уже и генеральный секретарь ФБР Эдуард Абдульманов. По словам чиновников из федерации, от генерала Мурова ждут, в первую очередь, сглаживания внутренних и внешних конфликтов, а также привлечения дополнительного финансирования.

Наглядным примером эффективного использования спортивных пристрастий политиков могут служить любимые виды спорта российских президентов. Так, если во времена Ельцина спортом номер один в России фактически считался большой теннис, то с приходом Путина основное внимание переключилось дзюдо и на горнолыжный спорт. Спортивные федерации заинтересованы заполучить в президенты политика, занимающего высокий пост, чтобы тем самым обеспечить себе эффективное политическое лобби.

Но так было не всегда. Во времена СССР спортивно-политическое совместительство было скорее исключением, нежели правилом. Когда же Россия стала независимой, жизнь в спортивных федерациях стала протекать по инерции: ничего нового не привносилось, спорт продолжал жить отдельно от политики и бизнеса и постепенно „загибался“. Поэтому, когда возникли сложности с финансированием, что особенно чувствовалось на фоне недалеких и благополучных 70-80-х, спортивные функционеры призадумались: каким образом можно сделать так, чтобы и честь, как говорится, сберечь, и добиться хороших результатов.

Выходом из ситуации оказалось привлечение известных политиков и государственных деятелей на должности президентов спортивных федераций. В результате, с одной стороны, популяризировался данный вид спорта (известность политика этому способствовала), а с другой — с помощью имеющихся в руках политиков рычагов власти изыскивались бюджетные и внебюджетные средства на развитие спорта. То есть главной целью, которую преследовали спортивные чиновники, было создание спортивного лобби во властных структурах.

К слову, в развитых европейских странах ситуация кардинально иная. Ведь на Западе спорт — это, в первую очередь, бизнес. Развитая индустрия спортивных масс-медиа (только в США более 20 спортивных кабельных каналов) помогает привлекать огромные финансовые средства и тем самым развивать определенный вид спорта, не дожидаясь поддержки государства. На Западе Спорт зачастую превращают в шоу, привлекающее зрителей и, самое главное, спонсоров. В России же спорт хоть и имеет большой потенциал, но лишен красивой обертки. За исключением футбола и , может быть, фигурного катания, россияне практически ничего не смотрят. Поэтому без поддержки государства спорт попросту не выживет.

Примеры сращивания государственной сферы и спорта можно найти и на постсоветском пространстве. В той же Белоруссии президентом национального олимпийского комитета (НОК) является сам „батька“ Александр Лукашенко, а почти все министры белорусского кабмина — президентами спортивных федераций. Так что заседание НОК у белорусов — это почти заседание правительства. Замечены в любви к спорту и многие украинские политики. Если у них пройтись по олимпийским видам спорта, то получится, что из 38 федераций 12 возглавляют политики и государственные деятели, и еще в 3-х из них являются вице-президентами.

В России не так давно вице-премьер РФ Сергей Нарышкин возглавил Всероссийскую федерацию плавания, вице-премьер Александр Жуков руководит Федерацией шахмат, министр сельского хозяйства Алексей Гордеев — Федерацией дзюдо, министр транспорта Игорь Левитин — Федерацией настольного тенниса, глава МЧС Сергей Шойгу — Национальной федерацией каратэ, директор ФСБ Николай Патрушев — Федерацией волейбола. По мнению Нарышкина, для работы в качестве руководителя спортивной федерации у членов правительства не так много времени, однако такой работой заниматься необходимо. Кстати, именно по причине нехватки времени Федерацию баскетбола в марте покинул первый вице-премьер Сергей Иванов, возглавивший попечительский совет федерации в 2005 году, еще в бытность министро обороны.

„Наличие определенного административного ресурса дает хорошие условия, чтобы поддерживать работу федераций“, — убежден Нарышкин. Он также заявил, что лично „будет поддерживать такие порывы своих коллег и рассчитывает, что и другие члены правительства смогут возглавить федерации отдельных видов спорта“.

Пока же список глав федераций можно разделить на две части: в одну входят политики, стремящиеся к руководству спортом, в другую бывшие профессиональные спортсмены. С 2000 года полпред президента в Совете Федерации Александр Котенков является президентом Всероссийской федерации парусного спорта. С 2001 года глава Росатома Сергей Кириенко занимает пост президента Федерации айкидо. С февраля 2001 года помощник президента России Сергей Ястржембский руководит Федерацией художественной гимнастики. В 2005 году спикер Госдумы Борис Грызлов возглавил попечительский совет Российского футбольного союза. С 2005 года глава аппарата Счетной палаты Сергей Шахрай руководит Национальной федерацией бадминтона России. В январе 2005 года депутат Госдумы Геннадий Селезнев возглавил Федерацию конного спорта России. В апреле 2005 года член Совета Федерации Виталий Мутко возглавил Российский футбольный союз. В апреле 2006 года депутат Госдумы Владислав Третьяк возглавил Федерацию хоккея России. В апреле 2007 года спикер Совета Федерации Сергей Миронов стал во главе попечительского совета Национального фонда развития бадминтона России. Попечительский совет Федерации спортивной борьбы России (ФСБР) возглавляет депутат Госдумы Сулейман Керимов.

Так что же, кроме головной боли, имеют политики от работы в спорте? Если вдуматься, главным мотивом является все-таки их желание придать собственному имиджу ореол спортивности. Решающей роли на выборах это не сыграет, но лишних пару тысяч голосов в общую копилку добавит. Здесь все зависит от популярности самого вида спорта. Если это футбол, баскетбол или фигурное катание, это одно дело. Успех руководителю данных федераций гарантируют мелькание на телеэкранах, цитирование в газетах, а значит — увеличение рейтинга. В видах спорта менее популярных весь политический пиар сводится к помощи в организации соревнований, желательно международных, и улучшении финансирования. Еще одна причина, по которой политики соглашаются возглавить спортивную федерацию, — это работа на перспективу и зависть (конкурент возглавляет, почему не могу и я). Есть, конечно, и политики-патриоты, действительно заинтересованные в развитии спорта, но таких, к сожалению, меньшинство.

По мнению политолога Дмитрия Орешкина, политики, проникая в спортивные федерации, в первую очередь преследуют цель использовать их людской ресурс в своих интересах. „У любой спортивной или около спортивной организации есть определенный ресурс. Вот, например, недавно „Справедливая Россия“ взяла себе под шефство союз рыболовов-спортсменов и охотников. Что тоже вполне органично. Ведь это сеть, то есть у них имеется определенное количество членов организаций, которых таким образом можно включить в свою партию. То же самое и любая спортивная федерация. Их тоже можно по-быстрому заиметь как членов партии. К тому же через их сеть можно опять же организовывать голосование. Если человеку дается указание со стороны начальника федерации, как голосовать, то можно не сомневаться, что он сделает именно так“, — считает Орешкин. Кроме того, отметил он, спортивные федерации тесно связаны с бизнесом, что также отвечает интересам некоторых политиков.

По словам же источника в российском Федеральном агентстве по физической культуре и спорту, в том, что политики руководят спортивными федерациями, есть как положительные, так и отрицательные стороны. „К положительным примерам можно отнести тот факт, что, как правило, именно под эгидой известных людей привлекаются спонсоры на все массовые мероприятия. Кроме этого, благодаря своему авторитету, политики могут способствовать организации различных европейских и мировых чемпионатов. Отрицательный же момент — это возможное давление на органы государственной власти, связанное с возможностью проталкивания выгодных для себя решений. К примеру, спортивная федерация обращается в Росспорт о разрешении проведения какого-то мероприятия, и мы, в соответствии с законом, в рабочем порядке его рассматриваем и принимаем решение. В то время как федерации, возглавляемые известными политиками, обращаются с заявками не к нам, а напрямую, допустим, в администрацию президента. То есть это проходит мимо нас. Получается, что к нам приходит поручение из той же администрации президента провести соревнования, которые не только не запланированы, но на которые еще и средств нет“, — пояснил он.

„Но самое страшное — когда люди, имея возможность использовать властные полномочия, не только не развивают вид спорта в целом, но еще преследуют свои меркантильные интересы: либо зарабатывают деньги, либо на международном уровне поднимают престиж своей организации, а не вида спорта вообще. Ведь, политики зачастую, в первую очередь, заботятся о собственном имидже“, — убеждены в Росспорте.

Раздел: 
Спорт
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: