Возвращение мертвецов

06/28/2007 - 18:59

Родственники погибших при нападении боевиков на Нальчик в 2005 году смогут добиваться реабилитации своих близких.

Конституционный суд фактически признал незаконной кремацию тел убитых жителей Кабардино-Балкарии, подозреваемых в нападении на город.

Решение о кремации трупов людей, погибших во время нападения на здание МВД в Нальчике в октябре 2005 года, было незаконным. Конституционный суд в четверг постановил, что только после решения суда может приниматься решение о виновности или невиновности человека в терроризме и, соответственно, применении к нему норм о закрытом погребении.

Такое решение Конституционный суд принял в ответ на обжалование статьи 14.3 закона «О погребении и похоронном деле». Как ранее рассказывала «Газета.Ru», поводом для рассмотрения этого вопроса стала жалоба в КС двух жителей Кабардино-Балкарии Кунака Гузиева и Елены Кармовой, потерявших своих сыновей в результате боестолкновений 13–14 октября 2005 года при нападении боевиков на Нальчик. По официальным данным, тогда погибли 35 сотрудников правоохранительных структур, 12 мирных граждан и около 95 боевиков.

Тела Рамзана Гузиева и Мартына Кармова, которых следователи сочли участниками террористического подполья, родственникам не были выданы на основании как раз нормы закона «О погребении...», который запрещает выдачу семьям тел лиц, признанных террористами и убитых во время совершения террористического акта. По мнению заявителей, их дети не были причастны к террористам и были признаны таковыми незаконно.

Вскоре после событий в Нальчике около 50 родственников погибших пожаловались на российские власти, не выдающие тела, в Страсбургский суд. Жалоба была принята, и ей был дан приоритетный порядок рассмотрения. Именно благодаря Европейскому суду по правам человека стало известно, что родственники уже физически не могут получить тела погибших.
Только 6 июня этого года из меморандума правительства России, в котором давались ответы на вопросы судей, стало известно, что тела всех убитых в Нальчике «боевиков» были кремированы еще 22 июня 2006 года.
В основной части вынесенного в четверг решения КС постановил, что не противоречит основному закону статья 14.1 закона «О погребении и похоронном деле», где говорится о том, что не выдаются для погребения тела лиц, «уголовное преследование в отношении которых в связи с их участием в террористической деятельности прекращено из-за их смерти, наступившей в результате пресечения данной террористической акции». КС специально отмечает значимость запрета на выдачу трупов для борьбы с терроризмом. Суд сослался на постановление Парламентской ассамблеи Совета Европы «Борьба с терроризмом средствами культуры», в котором подчеркивается, что экстремистская интерпретация элементов той или иной культуры может использоваться для оправдания террористических актов. «Также стоит иметь в виду, что захоронение лиц, принимавших участие в террористической операции в непосредственной близости от могил их жертв, погибших в этом же теракте, оскорбляет чувства родственников жертв этого акта и создает предпосылки для нагнетания межнациональной и религиозной розни», – приводится другой аргумент. Судьи подробно объяснили, что в России есть все основания опасаться таких актов и есть угроза таких действий, как вандализм и массовые столкновения и беспорядки.

Правда, как это часто бывает в решениях КС, суд разъяснил порядок правоприменения этой нормы. В этой части российские власти могут быть уличены в нарушении закона.
КС обратил внимание на принципиальный момент конкретной жалобы двух жителей КБР: решение о захоронении (с предварительной кремацией, что для приверженцев ислама является дополнительным раздражителем) было принято до вынесения судебного решения. Основанием для кремации, как следует из дела, стало постановление следователя.
До сих пор в Конституционной коллегии Верховного суда Кабардино-Балкарии идет рассмотрение жалобы прокурора по этому делу, поэтому фактически ни один из участников тех событий не был признан виновным в терроризме. На момент кремации дело было в еще более ранней стадии.

КС также особо подчеркивает необходимость соблюдения культурных и религиозных требований даже при особом порядке погребения. Реализация особого порядка погребения лиц, указанных в законе, не должна приводить к умалению достоинства личности, сказано в постановлении суда. То есть государство должно принять «необходимые меры», чтобы погребение осуществлялось в соответствии с обычаями той культуры и религии, которым принадлежал убитый. Это явный намек на кремацию мусульман.

«Для заявителя и для других людей сегодняшнее решение означает то, что конкретное дело должно быть разрешено», – сказал после заседания суда председатель КС Валерий Зорькин. При этом он пояснил, что поскольку Конституционный суд не рассматривает факты какого-то отдельного случая, то предсказывать, какое решение может быть по этому делу, невозможно: «Можно констатировать, что решение о кремации этих людей было незаконно».

Адвокат заявителей Татьяна Сомиади, со своей стороны, пояснила, что пока рассмотрение дела в Верховном суде КБР еще не завершено, они будут подавать иск о незаконности кремации, но сделают это сразу после окончания основного процесса. «Суд фактически принял решение о том, что кремация людей была незаконна», – сказала она. При этом она уточнила, что сумма морального ущерба, которую они будут требовать, пока еще не установлена. Также Псомиади заявила, что обратится в суд от имени своих доверителей «с тем, чтобы добиться реабилитации памяти погибших».

Алия Самигуллина, Фируза Мурясова

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: