Откровения звезды. Динияр Билялетдинов о дисциплине, удаче, деньгах и отъезде из «Локо»

06/06/2007 - 11:28

Полузащитник «Локомотива» и сборной России Динияр Билялетдинов дал обширное интервью «Спорт-Экспресс», выдержки из которого мы приводим вашему вниманию.

О нарушениях правил: «С судьями я не спорю - только нервы трепать да карточки собирать. Все равно ничего не докажешь. А вот отомстить за грубую игру, честно говоря, иногда хотелось. Но с умом, чтобы на удаление не нарваться - идешь жестко в стык и выбиваешь мяч вместе с ногами. Никто не подкопается».

О чувстве стыда: «Стыдно было, когда проигрывали «Рапиду», «Зюлте-Варегему». Или вот недавно с друзьями и младшим братом ходил в театр Джигарханяна. Смотрели «Требуется лжец». Забыл отключить телефон, и во время спектакля у меня громко запищала эсэмэска. Очень неудобно получилось. Народ косился неодобрительно».

О «стенке» для штрафных: «Стенка» наша к работе уже не пригодна, разбили совсем. А новую пока не завезли. Но штрафные и без этой бандуры можно тренировать. Есть ориентиры в голове, ставь мяч - и вперед».

О дисциплине: «Вообще-то я человек дисциплинированный. В «Локомотиве» даже под штрафы ни разу не попадал. Мне кажется, тренер готов простить игроку любую ошибку. Не прощают одного - безволия. Вышел на поле - выкладывайся. Пусть проиграли, но надо быть чистым хотя бы перед самим собой».

Самое нелюбимое упражнение: «Фортлек, чередование бега на различные дистанции - то в спокойном темпе, то на максимальной скорости. Скука смертная. У Юрия Палыча он был железно, у Муслина. Сейчас иначе. У Бышовца все построено через работу с мячом, благодаря чему нагрузки переносятся полегче».

О нагоняях: «Как-то мы победили 4:2 «Динамо», хотя после первого тайма «горели» 0:2. Как же Юрий Палыч в перерыве кричал! Влетело всем. Овчинников даже не выдержал, скрылся в душевой, рвал там и метал. Ушел туда выпустить пар, чтобы никто случайно не попал под горячую руку. В матче с «Ротором» он на последних минутах ошибся, и нам забили. Заходим в раздевалку, врывается Овчинников, хватает свой баул и исчезает. Сначала никто ничего не понял. Позже выяснилось, что вратарь наш как был в форме, гетрах, бутсах, так и укатил домой. А майку говорят, разорвал и выбросил».

О фартовых бутсах: «В 2005-м в расстроенных чувствах выкинул бутсы. Встречались с «Зенитом», я вышел на замену и три стопроцентных момента загубил. Этот Чертофальски... Все тащил! Я был в таком шоке, что, добравшись до дома, сунул бутсы в урну. Причем всего три матча в них провел. Новые покупать пришлось за свой счет. Но не пожалел - потом забивал четыре матча подряд!»

О «пихании» партнерам: «Редко. Но в последнем матче со «Спартаком» О'Коннор вывел из себя. Потерял мяч и не побежал за своим игроком - встал демонстративно в центре поля. Нам чуть не забили. Вот я Гарри и напихал на смеси русского и английского. Главное, он все понял. «О'кей, о'кей», - закивал».

О разговоре по душам с Филатовым в бытность его президентом: «Обсуждали нестабильное выступление «Локомотива». А мне досталось и за то, что был замечен в позднее время на дискотеке. Но у нас ведь как? Разок сходишь куда-то - месяц об этом будут говорить. Или увидят с девушкой, и начинается: Билялетдинов о футболе не думает, одни развлечения на уме. В общем, дай только повод. В игровом плане проблемы были, глупо отрицать. Однако в том, что касается режима, президент палку перегнул. Загулов сроду себе не позволял. Могу лечь в три часа ночи, но только если на следующий день нет тренировки. В остальных случаях у меня все подчинено футболу. Сам чувствую, когда нужно отдыхать. Допустим, накануне финала Кубка вся команда днем смотрела игру ЦСКА - «Зенит», а я завалился спать. Люблю в Баковке после обеда устроить себе тихий час. Природа, свежий воздух - набираешься сил. Это в Москве поспишь днем - до ночи ходишь вареный».

О деньгах: «В 2004-м практически весь сезон отыграл на ставке дублера. Самым низкооплачиваемым игроком, наверное, был, пока осенью не предложили нормальный контракт. А в начале этого года продлил соглашение. Но не на таких заоблачных условиях, как расписывает желтая пресса. Читал, что получаю больше миллиона евро в год. С потолка, что ли, цифры берут? Я таких денег и не видел. Единственная заминка при заключении контракта возникла, когда еще в дубле играл. Как-то после тренировки мне протянули бланк: «Видишь галочку внизу - распишись». Раньше, видимо, в «Локомотиве» с мальчишками из дубля особо не церемонились, контракты они подписывали не глядя. Но я сказал: «Сейчас ничего подписывать не буду. Надо внимательно все прочитать, с отцом посоветоваться. Завтра с ним придем в клуб и будем договариваться». Были после этого в клубе небольшие проблемы - и у меня, и у папы. К счастью, они быстро разрешились. Мы с руководством поняли друг друга и ударили по рукам».

Самый безрассудный поступок: «Дайвинг в шторм. С Баженовым и Сычевым проводили отпуск в Бразилии. Дима остался в отеле, а мы с Никитой поехали. В бухте все спокойно, а вышли в открытое море - начало штормить. Но решили, что заплаченные деньги пропасть не должны, и двинули дальше. О чем крепко пожалели. И от дайвинга удовольствия не получили - вода мутная, на расстоянии руки уже ни черта не видно. И путь обратно превратился в натуральный кошмар. Суденышко - метров пять в длину, не больше, на волнах его подбрасывало так, что чудом за борт никого не смыло. Вдобавок стало тошнить. Страшнее всего было, когда попали на гигантскую волну и якорь от нашей же посудины ударил по днищу. «Если пробил дно - нам конец!» - услышал крик капитана. До суши километров двадцать, не доплывешь. «Будь что будет», - думаю. С грехом пополам дотянули».

Об удаче: «Первая большая удача - товарищеский матч в Баковке, основной состав против нашей школьной команды «Локо». Соперники - Лоськов, Маминов, Измайлов... Нам в помощь отрядили Овчинникова, но от разгрома это не спасло. 0:6, кажется, продули. Но Семину чем-то приглянулся. Знать бы чем. Был еще совсем невысокий, худенький, да и мяча за всю игру коснулся раз пятнадцать. После этого зачислили в дубль. В 2004-м подключили к тренировкам с основой, но чемпионат я начал на трибуне. И сколько бы еще там сидел - одному Богу известно. Но перед третьим туром заболел Маминов. Мне выпал шанс - и я его не упустил. Тем более что в первом же матче с «Торпедо» забил гол. В раздевалке от поздравлений не было отбоя. А меня сразу увели на допинг-контроль, где промучился два часа: организм был обезвожен. Бедные корреспонденты - ждали меня все это время на стадионе».

Об отъезде за рубеж: «В принципе ничего против не имею. Но не сейчас. Минимум год проведу в России. Уезжать надо со спокойной душой. А у меня здесь дел еще хватает. И в университете, и с той же квартирой. Ну и в чемпионате не все вопросы успел решить».

Раздел: 
Спорт
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: