Мандатные правила

05/14/2007 - 09:03

Проблема иракского оружия массового уничтожения (ОМУ) и средств его доставки была стержневой на всех этапах кризиса вокруг Ирака, начиная с первой войны в Персидском заливе и на последующих этапах. Именно эта проблема, а конкретно – обладал ли бывший режим в Багдаде ОМУ или оно было уничтожено в рамках инспекционного механизма ООН – лежала в основе тех ожесточенных дискуссий, в обстановке которых более десяти лет проходило обсуждение иракского досье в Совете Безопасности ООН. Тогда международному сообществу не удалось прийти к общему знаменателю относительно этого вопроса.

Для российской дипломатии определяющими были выводы международных институтов, инспектировавших по мандату СБ ООН Ирак. Они не обнаружили подтверждения наличия в Ираке угрожающих запасов ОМУ и пришли к выводу, что продолжение инспекционной деятельности в Ираке способно дать ответы на остающиеся вопросы в этой сфере. Тем не менее произошли известные события - в марте 2003 года США и Великобритания без санкции СБ ООН предприняли одностороннюю военную акцию и сместили режим в Багдаде. При этом пресловутого ОМУ они в Ираке так не нашли, а вопросы относительно имевшегося у Багдада потенциала его производства, так и остались вопросами.

Теперь все это история. И, как мы неоднократно говорили, сейчас следует сообща работать над поиском жизнеспособной стратегии иракского урегулирования применительно к новым условиям. Однако очевидно и то, что проблема иракского ОМУ по-прежнему остается формально не закрытой. Но ответ на нее предстоит все же дать. Равно как требуется, чтобы прекращение мандата Комиссии ООН по Ираку должно быть осуществлено в строгом соответствии с резолюциями Совета Безопасности.

В течение последних месяцев в ООН эта проблема вновь активно обсуждается. Это связано с тем, что в марте нынешнего года в Совет Безопасности ООН был внесен проект резолюции о прекращении мандата Комиссии ООН по мониторингу, наблюдению и инспекциям в Ираке (ЮНМОВИК).

При этом необходимо иметь в виду, что в условиях отсутствия контроля за чувствительными объектами на территории страны, наличия потенциала производства ОМУ, включая интеллектуальные резервы, проблема с иракским ОМУ получила дополнительную остроту. С учетом военно-политической нестабильности в Ираке отсутствуют элементарные гарантии того, что опасные компоненты, в особенности химические и биологические, не окажутся в руках террористических организаций. Нельзя допустить, чтобы Ирак превратился в источник распространенческой угрозы, а такой риск реально существует. Еще три года назад, когда в Ираке эффективно действовали международные инспекционные институты, осуществлявшие мониторинг запрещенных военных программ, сегодняшняя угроза казалась нереальной.

Односторонние заявления о том, что не удалось обнаружить ОМУ в Ираке вызвали предсказуемую противоречивую реакцию в ООН в отношении того, какую юридическую, а главное политическую оценку призван дать Совет Безопасности проблеме ОМУ Ирака, которая служила главной мотивацией развязывания односторонней военной акции против этой страны.

Мы, со своей стороны, последовательно проводим линию на то, что закрытие мандата Комиссии ООН по Ираку возможно исключительно через принятие резолюции, в которой будет содержаться вывод на основе доклада ЮНМОВИК о том, что ОМУ в Ираке найдено не было, а имевшийся потенциал для его производства и средств доставки – демонтирован.

Важно подтвердить или опровергнуть факт отсутствия ОМУ в Ираке, что явилось бы фактическим выполнением данного Советом мандата ЮНМОВИК, и в этом случае прекращение ее деятельности не вызвало бы ни у кого возражений.

Мы придерживаемся вышеизложенной позиции потому, что иной подход явился бы фактически дискредитацией СБ ООН и принимаемых им решений. Англо-американский проект резолюции по ЮНМОВИК не отвечает установленным правилам работы этого органа. Мы с этим не можем согласиться.

Чтобы обеспечить стабильность в регионе, важно прояснить остающиеся вопросы, касающиеся, в частности, создания национального механизма экспортного контроля, присоединения Ирака к многосторонним соглашениям по нераспространению ОМУ, а также судьбы остатков ОМУ и средств для их производства, не уничтоженных инспекторами ООН, до марта 2003 года.

Схема действий по закрытию проблемы ОМУ Ирака нам видится следующим образом. Международные инспекционные механизмы - ЮНМОВИК и МАГАТЭ - должны представить СБ ООН доклад о состоянии дел с разоруженческими программами в Ираке. Поскольку ни Комиссия, ни Агентство не в состоянии сделать это самостоятельно (из-за отсутствия инспекционных групп в стране), можно было бы пойти по пути сертификации ими в специальных докладах выводов "комиссии Ч.Дюльфера" (эта комиссия США в период оккупации занималась обнаружением иракских ОМУ-программ). Для этого от США потребуется официальное представление в ООН заключительных выводов американских поисковых групп. Мы неоднократно предлагали такую схему, однако наши американские партнеры на это не идут.

Во-вторых, на основе этого сертифицирующего доклада СБ ООН принимает резолюцию, в которой подводился бы политический итог деятельности ЮНМОВИК и МАГАТЭ в Ираке и фиксировалось завершение мандата этих организаций. При этом необходимо отдельно определить, как будет соблюдаться государствами-членами эмбарго на поставку в Ирак относящихся к ОМУ компонентов, установленное резолюцией СБ ООН 687 и подтвержденное в резолюции 1546.

В соответствии с критериями, утвержденными резолюциями СБ ООН, задача «разоружения» Ирака не исчерпывается физическим уничтожением ОМУ, но предусматривает нейтрализацию и постановку под контроль всех программ, связанных с проектированием, развитием, производством, хранением ОМУ, а также других, связанных с этим материалов, технологий, оборудования и т.п. В этой связи мы ожидаем скорейшего присоединения Ирака к Конвенции о запрещении химического оружия и другим международным инструментам в области нераспространения ОМУ и средств его доставки.

Предлагаемая нами схема закрытия мандата ЮНМОВИК опирается на логику уважения решений Совета Безопасности, которые имеют обязательный характер и должны соблюдаться всеми членами международного сообщества. В основе российской позиции лежит стремление обеспечить уважение к решениям СБ. И не следует выискивать в ней элементы конфронтационности. Кроме того, следует всегда думать о будущем. Имею в виду, что любые шаги в области нераспространения должны предприниматься на основе неопровержимых объективных доказательств, а не строиться на умозрительных догадках.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: