Где начинается непреодолимая сила..?

05/03/2007 - 10:57

Арбитражный суд Ростовской области информирует

В соответствии с действующим гражданским законодательством на субъектов предпринимательской деятельности распространяется режим повышенной юридической ответственности. Такой вывод с необходимостью следует из комплексного анализа норм, закрепленных в статье 401 ГК РФ. Категория «обстоятельств непреодолимой силы» (форс – мажорные обстоятельства, в английских источниках acts of God), как единственное условие, исключающее ответственность лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, конструирует механизм непредвиденного, чрезвычайного и непредотвратимого. Когда констатирован факт непреодолимой силы, вопрос об ответственности обязанного лица, решается однозначно - ее нет и быть не может. Однако, установление грани между причинением вреда в ситуации форс-мажора и в отсутствие него, сложный и детально исследуемый процесс.

Арбитражный суд Ростовской области рассмотрел дело о взыскании убытков, составляющих расходы истца на ремонт танкера «А…», расходы на внеочередное освидетельствование судна, нотариальные расходы.
Рассмотрев материалы дела, суд установил, что танкер «А..», судовладельцем которого является истец, был зажат в Азовском море во льдах каравана судов ледокольной проводкой. В результате попытки обойти стоящий и не имеющий движения танкер истца, танкер ответчика навалился на левый борт судна, причинив тем самым собственности истца значительный ущерб.
Прибыв в порт капитаном танкера истца, был составлен технический акт повреждений, сделано заявление об аварийном случае капитану морского порта Ейск и заявлен морской протест, который был нотариально удостоверен. После швартовки судна к причалу инспектор осмотрел повреждения и выдал акт освидетельствования судна с предписанием до выхода судна устранить все неполадки, которое было исполнено истцом.
Капитан Ейского морского порта утвердил Акт о расследовании аварийного случая с танкерами истца и ответчика. Вывод расследования заключался в том, что аварийный случай произошел в результате несоблюдения капитаном танкера ответчика общепринятых практических приемов и способов управления судном (ВС) – допущение ошибок и просчетов при управлении судном, неоправданный риск (РС), нарушение практики плавания во льдах, риск, плавание по которому превышает ожидаемый эффект.
Ответчик, возражая против доводов истца, сконцентрировался на аргументации присутствия «непреодолимой силы» в момент аварийного случая, то есть решил применить механизм обстоятельств исключающих его ответственность, положив в обоснование своей позиции заключение Ейской Торгово-промышленной палаты, где указано, что общая обстановка по фактической погоде была приравнена к обстоятельствам непреодолимой силы, каковым является в данной ситуации тяжелый лед.

Проблематика по данному спору сводилась к решению одного правоопределяющего вопроса: Действительно ли непреодолимая сила имело место быть, или ответчик выдает желаемое за действительное?
В силу ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основании своих требований и возражений. Истец полностью доказал факт причинения вреда, наличие причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками, размер убытков и меры, предпринятые для их уменьшения, представив акт о расследовании аварийного случая акт выполненных работ, счет, доказательства оплаты нотариальных действий.

Ссылаясь на заключение Ейской Торгово-промышленной палаты о форс - мажоре с целью обосновать существование обстоятельств непреодолимой силы, ответчик не учел, что непреодолимая сила для обычных судов вовсе преодолима для судов ледового класса. Для полной оценки доводов ответчика, в частности, и конфликтной ситуации, в целом, судом был направлен запрос в Федеральное агентство в сфере транспорта о результатах расследования аварийного случая, ответ на который не оставил сомнений в рассматриваемом деле. В ответе обращается внимание, что действия, совершенные капитаном танкера ответчика являются нарушениями положительной практики работы во льдах и следствием непредусмотрительных действий капитана, что не может быть оценено с точки зрения действия непреодолимой силы. Принятая Ейской Торгово-промышленной палатой оценка обстановки в целом относится к наблюдающимся потерям времени и выгод из-за ледовой обстановки и низких температур, не снимает с капитана обязанности грамотно действовать в соответствии с техническими данными своего судна. В рассматриваемом случае ледоколом было дано лишь разрешение капитану ответчика на обход впереди застрявшего судна самостоятельным движением. При этом всегда подразумевается, что действия, совершаемы с судном, должны быть разумными и безопасными для другого судна, по крайней мере, с учетом реальных инерционных характеристик своего судна.

Руководствуясь гл.59 ГК РФ, ст.ст. ст. 76, 312 Кодекса Торгового мореплавания РФ, «Положениями о порядке классификации, расследования и учета аварийных случаев с судами», суд оценил требования истца как правомерные и удовлетворил их.

Иллюстрация по данному делу актуализирует применение права в разграничении двух обстоятельств: форс-мажор и виновное причинение вреда. Попытки «правовой подмены» этих понятий не соответствуют закону, правоприменительной практики и основным началам и принципам гражданского законодательства.

Пресс – служба Арбитражного суда РО

Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: