ФЦП уходит в горы?

04/25/2007 - 08:54

В Волгоградской области обсуждается вывод региона из Федеральной целевой программы «Юг России»

Признаться, давно волгоградской общественности не подбрасывали скандалов по теме межбюджетных отношений. Последний раз, пожалуй, так широко она прозвучала после принятия известного закона № 131 о разграничении властных полномочий. У местной власти полномочий оказалось много, в отличие от денег – с налогами в дотационной сельской глубинке всегда была напряженка.
В этот раз губернатор Николай Максюта, вернувшись из Москвы в начале апреля со встречи с председателем Госдумы Борисом Грызловым, доложил на аппаратной планерке и на традиционном брифинге – Волгоградская область может потерять 4,5 миллиарда рублей, предусмотренных в рамках ФЦП «Юг России». Для понимания масштаба катастрофы – закон об областном бюджете на 2006 год принят с поступлениями в размере 41 миллиард 370 миллионов 500 тысяч рублей.
Сам губернатор ссылался на решение главы Минэкономразвития Германа Грефа. Некоторые горячие головы поспешили прокомментировать – регион начинают прессовать из-за того, что у Максюты не сложились отношения с Грефом. Особенно они обострились, дескать, после заседания президиума Госсовета по промышленной политике, состоявшегося в феврале в Волгограде. Некоторые вспомнили, что, например, с экономическими зонами Волгоградчине хронически не везет, а вот соседи… Самое большое достижение региона по взаимодействию с ведомством Грефа – выигранный конкурс на создание бизнес-инкубатора в г. Волжский, госинвестиции в который не превышают и 150 миллионов рублей.
К слову, с авторством кураторов проекта существует легкая путаница. Еще 3 мая прошлого года постановлением главы Правительства РФ Михаила Фрадкова №268 функции госзаказчика-координатора ФЦП «Юг России» переданы от МЭРТ в Минрегионразвития. В связи с завершением срока действия этой программы в 2006 году по предложению Минрегионразвития России принято постановление Правительства Российской Федерации от 21 августа 2006 года № 511, продлевающее действие программы на 2007 год. Принято решение о разработке концепции новой ФЦП «Юг России» до 2012 года.
С другой стороны, именно Греф предложил после этого решения летом 2006 года чистку федеральных целевых программ: 13 ФЦП снять с бюджетного довольствия, а еще 10 программ лишить статуса федеральных и финансировать лишь частично – как «не приводящих к позитивным изменениям в экономике». Досталось и Минрегионразвития. “Госзаказчики сорвали все сроки представления программ, а финансировать воздух мы не можем”, — высказал свое мнение глава Минэкономразвития. «Цели проектов не увязаны с задачами развития страны, “размытость и абстрактность целей не позволяют установить конкретные показатели их достижения”, – говорилось в материалах к заседанию Правительства. Подчиненные Грефа сетовали и на то, что регионы стремятся переложить на центр ответственность за начатые стройки. В результате финансирование ФЦП из федерального бюджета выросло в 2005 году на 67 процентов, а софинансирование из региональных бюджетов и внебюджетных источников, по их данным, — на 6,2 процента.
Минэкономразвития предложил впредь финансировать только отдельные объекты из уже не первой год реализуемой ФЦП — в основном незавершенное строительство. При этом программа теряет статус федеральной целевой. Так кто все-таки отвечает за ФЦП на федеральном уровне?
Понятно одно – почему именно 2007 год стал роковым для программы «Юг России» в ее прежнем виде. Ее действие было рассчитано на период с 2001-го до 2006 года, так что повод для подведения итогов – налицо. Кроме того, оперативно определиться с ближайшим будущим программы, а самое главное с ее перспективами, заставляет и принятие Госдумой закона о трехлетнем бюджете.
Не секрет, что должного удовлетворения от реализации ФЦП не испытывали и в Ростове. Тучи над ней начали сгущаться задолго до нынешней ревизии расходной части федерального бюджета. Помнится, еще в декабре 2005 года состоялось широкое совещание аппарата полпредства с руководителями правоохранительных органов округа и представителями Совета Федерации во главе с Сергеем Мироновым.
Спикер Совета Федерации сообщил, что в нашей стране необходимо добиваться изменения принципов финансирования Федеральных целевых программ (ФЦП), включая и ФЦП «Юг России». «У нас в стране пока что нет обоснованной методики финансирования строительства социальных объектов, – заявил он. – Поэтому зачастую бывает так, что политики и депутаты начинают лоббировать через ФЦП определенные проекты, которые на самом деле не особенно нужны субъектам федерации». По методике, которую предлагали члены Совета Федерации, необходимо было увязывать финансирование всех социальных программ с числом населения в том регионе, где они будут реализовываться.
Реакция на реализацию программы со стороны самого полпреда Дмитрия Козака, если верить СМИ, распространившим информацию со ссылкой на источники в его окружении, была еще более резкой и однозначной: ФЦП “Юг России” до сих пор реализовывалась неэффективно и нередко “служила разворовыванию” бюджетных средств. А борьба с коррупцией – как известно, в ЮФО святое дело.
Мнение Дмитрия Козака, что для решения проблем регионов Южного федерального округа должны быть найдены более эффективные механизмы, нежели принятие очередной ФЦП «Юг России – 2007-2012» – звучало, в принципе, неоднократно. «Для меня лично необходимость принятия новой программы «Юг России» находится под вопросом», – высказался как-то полпред Президента. – Обсуждая эту программу, мы с парламентариями пришли практически к единому мнению, что в ней должен находиться реалистичный перечень тех объектов, которые находятся в зоне ответственности федерального правительства – автомобильные и железные дороги, аэропорты, трубопроводы и так далее». По его собственному признанию, полпред видит задачу федерального центра в том, чтобы «увязать ведомственные целевые программы в единую логику». Если вспомнить, предложения не размазывать средства ФЦП тонким слоем, а к бюджету-2008 сконцентрироваться на крупных межрегиональных проектах вроде развития горнолыжного курорта в Приэльбрусье, строительства каскада ГЭС, мостов и магистралей, то логика государства становится понятной – крупные инфраструктурные и регионообразующие проекты типа той же Олимпиады в Сочи. В общем, классическая роль государства в современной экономической модели.
И никакого социального баловства и раздачи слонов. Напомнил Дмитрий Козак и то, что с принятием 131-го закона большинство социальных вопросов находится в «зоне ответственности» территорий, и именно руководители регионов должны решать эти вопросы – получается, за счет собственных ресурсов.
Собственно говоря, деньги от федералов в чистом виде никогда не были подарком. Практически любой пункт программы предусматривал софинансирование со стороны региона и поиск таинственных «внебюджетных источников». То бишь, доброго дядю, который должен был раскошелиться на социальные, а стало быть, заведомо неокупаемые проекты, также предлагалось искать на местах.
Так, например, был достроен в Волгоградской области Центр трансплантации почки и диализа в г. Волжском. На его строительство федеральный бюджет выделил 5 миллионов рублей, областной – 162 миллиона рублей, что позволило открыть кредитную линию на 650 миллионов рублей. При этом и современное немецкое оборудование, и мощность центра, строящегося фактически за счет региона, позволили обслуживать жителей не только Волгоградской области.
К слову, и в ходе реализации ФЦП размытый статус строящихся в регионах объектов вносил немало неразберихи и не давал никаких стимулов по ее реализации ни регионам, ни федерации. К слову, еще в 2002 году на одном из первых совещаний по ФЦП констатировалось: регионы не спешат вкладывать свои средства в объекты федеральной собственности, хотя те и имеют важное значение для развития экономики не только объектов ЮФО, но и вообще страны. А представитель «Объединенной дирекции ФЦП» всю вину за неурегулированность в имущественно-финансовых отношениях и вовсе свалил на регионы и Минфин, обвинив их ни много ни мало как в саботаже.
В общем, местная волгоградская интрига вряд ли сможет объяснить то переосмысление программы, которое происходит даже не на окружном или региональном – на федеральном уровне. Интересен и тот акцент, который вольно или невольно всплыл в волгоградской истории. По словам губернатора Максюты, секвестру Минэкономразвития подверглись также Ростовская, Астраханская области, Республика Калмыкия, Краснодарский и Ставропольский края. В связи с этим вспоминается традиционное экономическое деление регионов ЮФО на более благополучные, промышленно-аграрные – Дон, Кубань, Ставрополье, Волгоградская и Астраханская области, и менее благополучные республики Кавказа. Стало быть, «Юг России» уходит еще южнее. Но станет ли он результативным с прежними подходами и реалистичным – с подходами новыми? Изменится ли общий объем инвестиций в ФЦП? И как быть с теми программами в благополучных регионах, которые уже сверстаны и подлежат оплате?
Вместо заключения
19 апреля в администрации Президента РФ состоялось заседание комиссии по улучшению социально-экономического положения ЮФО под председательством полпреда Президента РФ Дмитрия Козака. В итоговый протокол этого заседания было занесено решение о поддержке шести регионов, исключенных из федеральной целевой программы «Юг России», из других источников финансирования – либо фонда развития регионов, либо фонда экономической помощи. «Это позволит нам завершить выполнение тех программ, которые мы запланировали в рамках ФЦП «Юг России» и на которые нам предлагалось выделить из федерального бюджета 4,3 миллиарда рублей», – говорится в распространенном после заседания комментарии главы администрации Волгоградской области Николая Максюты.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: