В чем сила, брат?

04/02/2007 - 11:29

Этот вопрос корреспондент «Известий» задал 16-летнему Леше Глазычеву, спасшему младшего брата из-под обломков самолета
В пятницу семью Глазычевых, чьи дети чудом спаслись в недавней авиакатастрофе в Самаре, ждут в родном Сургуте. С каникул старший сын Леша Глазычев возвращается героем. Это он спас своего младшего брата Сережу из-под обломков самолета, за что его представят к высокой награде. Его мама Елена не перестает благодарить Бога и судьбу за то, что сохранил жизнь ее сыновьям. С "Известиями" она поделилась своими мыслями о том, как воспитать сына, которым можно гордиться.

- У меня есть БРАТ, - с гордостью заявляет 4-летний Сережа всем новым знакомым. - Мама! Возьмем на улицу брата! Без него гулять не хочется.

- Ты, давай, брат, сначала поешь да поспи, сил наберись, потом и поговорим, - серьезно отвечает малышу Леша.

16-летний Алексей во время катастрофы спас Сережу даже дважды. Первый раз - когда пристегнул его ремнем безопасности перед посадкой и инстинктивно прижал к себе, накрыв его своим телом во время рокового удара лайнера о землю. Второй - когда освободил из-под обломков и вынес мальчугана из горящего самолета.

- Мальчики сидели на 9-м ряду, с левой стороны, - рассказывали "Известиям" в МЧС Самары. - В паре метров от них оторвавшееся правое крыло самолета рассекло борт. Если бы малыша не удержали ремни безопасности и старший брат, его, такого легкого, отбросило бы как раз в "кровавый ряд". Тогда вряд ли он бы выжил.

Когда самолет перевернулся, мальчики оказались висящими вниз головой. Леша помнит обрывками то, что происходило дальше.

- Я отстегнул ремни безопасности, - вспоминает он, - а Сережку завалило обломками и какими-то вещами. Освободить его мне не удавалось. Сереже сдавило живот, ему было больно. А вокруг уже что-то горело, кажется. Пахло дымом. Кто-то кричал, что мы можем взорваться сейчас и надо срочно покинуть самолет (это была одна из стюардесс самолета. - "Известия"). А как это - покинуть самолет, если у меня маленький брат тут? Я стал раскидывать завалы. Думаю, если взрыв, хоть собой Сережку накрою. Кое-как освободил его все-таки, отстегнул, закутал в свою куртку, на руки взял, прижал к себе. А он спрашивает: "Наш самолет разбился, мы теперь сгорим?" А я ему: "Нет, мы выберемся, только держись крепче, не отпускай меня, брат!" Дальше я помню смутно, мне кажется, прошли какие-то секунды. Кто-то кричал. Кажется, женский голос. Кто-то звал на помощь, но я должен был вынести брата. Выбежал через разорванную обшивку наружу. Может, я терял сознание? Кажется, нас подобрала машина.

Лешу спасатели нашли в аэропорту. Он брел с братом на руках и твердил: "Люди, надо покинуть самолет. Он взорвется..." Алексей хотел вернуться, чтобы помочь оставшимся пассажирам. Но маленький брат вцепился в него ручонками и не отпускал.

"Некоторые не могут выбраться - у них братьев нет"

Мама Леши и Сережи тут же сорвалась в Самару. А бабушка Вера Вячеславовна еле дождалась внуков к себе в гости в Белгородскую область. После авиакатастрофы не отходила от них ни на шаг. Говорит, что авария мальчишек сильно изменила.

- Раньше только по имени друг друга называли, а теперь вон оно что творят: "брат да брат", - разводит руками Вера Вячеславовна. - Как в кино, где погибший Бодров снимался. Помните, он еще там говорит: "В чем сила, брат?" Сила в том, чтобы быть готовым постоять за брата, отдать за него жизнь. Они очень изменились. А что вы хотите, натерпелись сколько? Мы чуть рассудок не потеряли, как узнали, что с самолетом их стало. А они там смерть видели. Слава Богу, живы остались, родные мои...

Теперь о случившемся в семье Глазычевых стараются не вспоминать, чтобы не травмировать Сережу. Он по сей день боится дыма и огня и безошибочно отличает на картинках Ту-134 от других лайнеров.

- Вот самолет, который падает, - кричит малыш, завидев крылатую машину на значке или на футболке. - Он потом горит. Некоторые не могут выбраться, потому что у них нет братьев...

От его слов по щекам бабушки текут слезы. А еще она очень гордится старшим внуком. По телевизору видела, как спасатели говорили, что представят ее Лешу к награде.

"Пример - это мои родители"

В родном Сургуте мальчика особенно ждут в школе милиции - Леша курсант лицея, где есть специализированные милицейские классы.

- Мы гордимся им, и обязательно его отметим, - сказал "Известиям" директор школы Семен Фесун. - Он у нас хоть и не отличник, но очень трудолюбивый, отзывчивый, а главное - ответственный парень. Передайте, что первый взвод 11-го класса ждет его с нетерпением!

Леша спокойно относится к тому, что произошло в Самаре.

- Я не считаю, что совершил что-то героическое, - уверяет он. - По-моему, любой бы бросился спасать близкого. И потом, для меня пример - это мои родители. Мы всегда честны друг с другом.

Лешина мама - Елена еще не оправилась от пережитого шока и неожиданно свалившегося внимания к Алексею.

- Многие спрашивают меня: как вам удалось воспитать такого мальчика? - у нее дрожит голос. - Ну разве могу я однозначно ответить на этот вопрос! Думаю, тут все важно - и взаимоотношения в семье, и воспитание. Но могу сказать, откуда у Леши ответственность. Из-за моей профессии...

Елена - майор милиции, оперуполномоченный сотрудник спецназа УВД Сургута, работает психологом, выезжает на все спецоперации. Неожиданно срываться из дома по срочному вызову - ей не привыкать. Леше приходится оставаться с младшим братом и отцом. Раньше между братьями возникали какие-то трения - свою роль играла большая разница в возрасте. Но теперь все пошло на лад.

- Детишек моих словно подменили, - призналась Елена. - Они в общем-то и так дружные были, но теперь что-то более глубокое между ними возникло. Уважение, что ли. И взгляд у них стал другой. Они будто в одночасье повзрослели. Даже маленький Сережа все свои капризы бросил. С полуслова старшего слушается. Гордится им. А старшенький после этой катастрофы уже не сомневается в будущей профессии. Он мне сказал, что хочет стоять на страже закона. Прямо так и сказал - "на страже закона". Конечно, я рада, что у меня такие дети!

Единственное, что беспокоит Елену, так это последствия пережитой мальчиками трагедии. По ночам им снятся страшные сны. Алексею - крики о помощи. А Сереже - черное небо с желтыми вспышками.

- Я пыталась объяснить малышу, что черное небо - всего лишь ночь, а желтые вспышки - свет от солнышка или фонарика, - с тревогой говорит Елена. - Но он видит что-то страшное. Недавно мы ходили к Вечному огню, и я поняла, что Сереже снятся дым и огонь авиакатастрофы. Он испугался пламени, даже подходить к нему не стал. Сказал: "Мама, этот Вечный огонь оттуда, из самолета, он там и сейчас горит".

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: