Подозрительное бескорыстие

03/26/2007 - 14:26

В прошлом номере «ЮФ» под рубрикой «Обратная связь» был опубликован фрагмент письма прихожан восстанавливаемого храма Рождества Пресвятой Богородицы в г. Морозовске Ростовской области. Там кипят нешуточные страсти не совсем понятного здравомыслящему человеку направления. За прошедшую неделю тема получила интересное продолжение: 25 марта состоялся сход прихожан храма и всех заинтересованных сторон (за исключением местной администрации).

Вернемся к истокам

Коротко ситуацию можно обрисовать так: в 2001 году тогдашний генеральный директор «Морозовсксельмаша» Владимир Светличный стал одним из инициаторов восстановления православного храма и вложил в это самое восстановление, по его же утверждению, достаточно большое количество собственных и привлеченных денежных средств. А именно за период с 2001-го по 2004 гг. работы проводились за счет средств завода, владельцем которого Владимир Федорович являлся, а в более поздний период (когда предприятие перешло под контроль холдинга «Новое содружество») – на его личные средства и из «кармана» директора холдинга.

Все эти сведения почерпнуты нами из публикации «Прозреть и очиститься» («Независимая народная газета «Наше знамя», г. Морозовск, № 10 от 09.03.2006). В этом большом монологе г-на Светличного перечисляется, как много он сделал для восстановления храма (в том числе, организовал Благотворительный фонд «Восстановление Храма Рождества Пресвятой Богородицы», правда, без обязательного в таком случае Благословения правящего архиерея). Рассказывается, что он готов был передать землю и строения (в его собственности не находящиеся, а принадлежащие одному из подразделений Минобороны РФ) на баланс Ростовской и Новочеркасской епархии. Но – передумал… Почему?

Подмена понятий

По той простой причине, что назначенный минувшей осенью от епархиального управления настоятелем многострадального храма о. Андрей (Беспалов) взял, да и зарегистрировал вместе с девятью своими прихожанами «Приход Храма Рождества Пресвятой Богородицы». А в числе учредителей г-на Светличного не оказалось. Да и в уставной капитал прихода учредители не внесли ничего, что и указано в учредительных документах. В переводе на обиходный язык, мол, пришли на «все готовенькое», чтобы «обогатиться» за чужой счет…

Все это, возможно, имело бы какое-то непосредственное отношение к действительности, если бы речь шла о любом коммерческом предприятии. Тогда все претензии г-на Светличного можно было бы понять и признать правомерными. Но храм – совершенно иное дело! Он не является коммерческим предприятием, не предназначен для получения прибыли, а учредители прихода не выступают его собственниками – ни единолично, ни на праве долевой собственности, никак! Они – не акционеры, а всего лишь – учредители (кто-то таковыми выступить обязан по закону)! Такие же, как учредители политической партии или некоммерческого партнерства, или благотворительного фонда. Дивидендов им не полагается. Потому-то и для того-то учредительские взносы каждого из них составляют – «ноль рублей, ноль копеек».

По мирским законам храм и прилежащие к нему строения, земельные угодья – недвижимость. Только вот «ренту» с нее получить сложно. Не то у нее целевое назначение. Ни развлекательный клуб не откроешь, ни пятизвездочный отель, ни ресторанчик. Другое у храма назначение – святилище, место для проведения богослужений! А все пожертвования прихожан и доходы храма от реализации предметов культа (иконы, свечи, крестики, духовная литература и т.д., с недавнего времени даже не подлежащие налогообложению) поступают в четко регламентированной пропорции на счет самого прихода для обеспечения его деятельности и на счет епархиального управления. Все!

Благотворительность с подтекстом

Притязания в духе – «Я вкладывал! Подайте дивиденды!» – по отношению к храму абсолютно неприменимы. Во всяком случае – в денежном выражении или в виде иных материальных благ. Максимум, на что может рассчитывать бескорыстный даритель храму (причем вне зависимости от размера его дара – 100 рублей, миллионы или «копеечка») – это поминание в молитвах, пока храм стоит. Это – имя (причем без фамилии, без регалий) на памятной доске либо на отлитых за его средства колоколах. Так установлено. Да и испокон века так на Руси повелось, что благотворительностью не кичатся, не хвастаются, тем более – не попрекают. О ней скромно молчат (сами дарители) и неустанно помнят (одаренные).

На сходе прихожан Морозовска говорилось о многом: о создании ревизионной комиссии по подсчету собранных и потраченных средств, об обидах и претензиях, о личностях, вовлеченных в «дележ». Но, если вдуматься, то «дележа» не должно быть в принципе. Храм не может принадлежать ни тому, кто его построил, ни тому, кто в нем служит. Он принадлежит верующим, которые приходят в него за добрым Словом и духовной Благодатью, за воцарением Мира и Утешением, за Благословением на добрые дела и праведную жизнь! Вспомните об этом, морозовчане!

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: