"Сведение счетов". Арестован заместитель министра финансов Сергей Сторчак

11/19/2007 - 09:32

Басманный суд Москвы в пятницу выдал санкцию на арест заместителя министра финансов Сергея Сторчака-- ведущего российского переговорщика с иностранными и международными представителями по вопросам урегулирования государственного внешнего долга и кредитования. Основанием для этого послужили подозрения в мошенничестве, выдвинутые против чиновника представителями Следственного комитета при прокуратуре РФ (СКП). Вместе с г-ном Сторчаком были задержаны и арестованы еще два человека -- президент и председатель совета директоров ЗАО АКБ «Межрегионального инвестиционного банка» (МИБ) Вадим Волков (в прошлом также заместитель министра финансов) и гендиректор столичного ЗАО «Содэксим» Виктор Захаров. О чем именно идет речь, какие именно события следователи сочли мошенническими, кто в них участвовал и даже о каких суммах идет речь, до вчерашнего дня оставалось загадкой. Никаких комментариев или разъяснений ни в СКП, ни в ФСБ, сотрудники которой принимали участие в задержании чиновника, ни в других структурах никто давать не стал.

Вчера вечером информагентства привели слова некоего источника в Минфине, который заявил, что, по его данным, дело г-на Сторчака может быть «связано с урегулированием еще советского долга перед компанией «Содэксим». «Речь идет о целесообразности этой сделки, -- сказал источник. -- По документам, которые рассматриваются в правительстве в настоящий момент, у нас есть долг перед этой компанией. Однако я не могу сказать, что забеспокоило следствие, в чем они нашли какие-то изъяны. Возможно, ставится под сомнение объем обязательств по сделке». Правда, откуда и какие обязательства образовались у СССР перед созданной в 1996 году фирмой «Содэксим», не разъяснили.

Задержание г-на Сторчака стало полной неожиданностью абсолютно для всех, включая даже его коллег и непосредственное руководство. Глава Минфина Алексей Кудрин в субботу признал, что не понимает, в чем даже теоретически правоохранительные органы могут подозревать его заместителя, и что даже о задержании он сам узнал со значительным опозданием. Эффект неожиданности и загадочности ареста г-на Сторчака был усилен еще и тем фактом, что произошел он накануне важной загранкомандировки замминистра. В пятницу он в составе официальной российской делегации вместе с министром Кудриным должен был вылететь в Южную Африку для участия во встрече министров финансов и руководителей центробанков стран "большой двадцатки". И, помимо прочего, г-н Сторчак, как предполагалось, должен был там провести переговоры по поводу урегулирования вопроса о погашении Ливией долга перед Россией.

Уже находясь в ЮАР, г-н Кудрин заявил, что намерен в ближайшее же время ознакомиться с обстоятельствами ареста своего заместителя. «Мне пока не понятны эти обвинения, с которыми я, конечно, подробнее ознакомлюсь, -- отметил он. -- И, я думаю, мнение Министерства финансов по этой ситуации будет учтено. Тот вид обвинения, который прозвучал, мне не совсем понятен, тем более не понятна та мера пресечения в отношении человека, который много лет проработал и каждый день боролся за каждую копейку, за каждый цент, отстаивая интересы России во всех переговорах по долгам. Пока у нас будет выяснение ситуации по моему заместителю Сторчаку, на меня возрастет нагрузка по непосредственному курированию тех департаментов, которыми он руководил. Мне придется подхватить некоторые переговоры, которые вел лично Сторчак и которые проводились по согласованию с ключевыми министерствами -- МИДом, Минпромэнерго. Здесь Минфин никогда не действует в одиночку».

Между тем в СКП и ФСБ, которое, насколько известно, также участвует в расследовании, последние дни продолжали хранить молчание. Как выяснилось из неофициальных источников, это уголовное дело -- по факту покушения на мошенничество -- было возбуждено СКП 12 ноября на основании материалов проверки ФСБ и налоговой службы. Задержаны, как выяснилось, гг. Сторчак, Волков и Захаров были 15 ноября. На следующий день суд выдал санкцию на их арест, и в кабинете г-на Сторчака в Минфине был произведен обыск. В пятницу среди чиновников и журналистов поползли слухи о задержании замминистра финансов, но и после этого в СКП и ФСБ отказывались что-либо подтверждать. Официально и очень кратко о произведенных арестах в СКП объявили только в субботу.

Такая загадочность и секретность, хотя речь шла о человеке публичном и известном не просто в России, но и в мировых финансовых кругах, естественно, тут же вызвала разговоры о новом витке межклановой борьбы в высших эшелонах власти в преддверии предстоящих выборов. Многие наблюдатели логично предположили, что арест именно г-на Сторчака, тем более в условиях такой секретности, вряд ли можно расценить как очередную кампанию по борьбе с коррупцией. В таких случаях власти обычно, наоборот, пытаются всячески продемонстрировать свои «успехи и достижения». Достаточно вспомнить «образцово-показательную» операцию по разоблачению «оборотней в погонах» из МЧС и МУРа, о разоблачении которых было объявлено даже еще до того, как эти самые «оборотни» были задержаны. К тому же начало борьбе во властных структурах уже было положено после ареста генерала ФСКН Александра Бульбова -- после того случая силовики сами открыто заговорили о «войне спецслужб». На этом фоне арест г-на Сторчака выглядел классическим примером результата подковерной борьбы во властных структурах.

Возможно, именно поэтому до вчерашнего вечера ни один из политиков не решился как-либо прокомментировать происшедшее, то ли не понимая, что происходит, то ли опасаясь озвучить свои данные. Заявление в связи с арестом г-на Сторчака сделал лишь депутат Госдумы Александр Лебедев, по словам которого, это «не свидетельство активизации борьбы с коррупцией, а сведение счетов между некими кланами». Хотя и он не стал говорить, о каких именно кланах идет речь.

Впрочем, в СКП, очевидно, все эти моменты никого не смущают, и, вероятнее всего, в скором времени арест г-на Сторчака, как и генерала Бульбова, будет признан еще одним проявлением «бескомпромиссной борьбы с коррупцией», которая будет продолжена «невзирая на должности и ведомства». В пользу этого говорит поистине «убойная» логика доводов, приведенных СКП в суде при обсуждении вопроса ареста г-на Сторчака. Следствие настояло на том, что он может скрыться, поскольку имеет загранпаспорт. И это было истинной правдой, поскольку замминистра должен был лететь в Африку в составе официальной делегации. Впрочем, такая «бескомпромиссная борьба с коррупцией» вряд ли улучшит имидж России за рубежом, к которой там приковано особо пристальное внимание в связи с предстоящими выборами. Ведь такой стремительный и загадочный арест без всяких объяснений и предварительных разбирательств, наоборот, может только удивить -- что же в стране происходит, где даже чиновник такого ранга, по сути, «лицо России» на международной финансовой арене, подозревается в мошенничестве.

Что касается самого уголовного дела, из-за которого г-н Сторчак оказался в тюрьме, то о нем не было известно практически ничего, и версии его появления основывались лишь на скупых данных об арестованных. Глава МИБ Вадим Волков занимал пост замглавы Минфина в 1999--2004 годах, отвечая за валютное финансирование. В сферу его компетенции, в частности, входили такие вопросы, как операции с ОВВЗ и финансирование российских представительств за рубежом. Г-н Захаров также, очевидно, был знаком с г-ном Волковым -- компания «Содэксим» является клиентом МИБа, о чем указано на сайте банка. Правда, о самой этой фирме известно немного -- занимается она поставками лекарств и медоборудования и «засветилась» в «открытых» источниках лишь однажды, в 2002 году. Тогда г-н Захаров дал небольшое интервью, сообщив, что «Содэксим» провела выставку медоборудования в Ираке и является одной из немногих в мире фирм, которая поставляет в эту страну соответствующие товары.

Учредителями «Содэксима», согласно базе данных СПАРК, являются четыре фирмы -- ООО «Визэкс», ОАО «Интеринвест», ООО «Интерсот» и АООТ «Внешинторг», часть из них учреждены физическими лицами. В то же время у «Содэксима» есть единственная «дочка» -- зарегистрированное в Саратове НП «Межрегиональный центр содействия торгово-экономическому сотрудничеству с партнерами в арабских странах». Другими акционерами этого центра числятся, например, Российско-арабский университет и частично принадлежащий гражданам Египта Бадр-форте банк.

Родословная МИБа не в пример более примечательна. Его акционерами являются ряд судостроительный предприятий, их руководители входят в наблюдательный совет банка. Однако наблюдатели связывают «происхождение» уголовного дела скорее со сделками, связанными с оказанием помощи Ираку -- как до начала войны, так уже и в последнее время, в которых участвовала «Содэксим». Учитывая специализацию компании, не исключено, что речь шла о поставках медикаментов и медоборудования в рамках межгосударственного сотрудничества. Соответственно в результате каких-либо взаимозачетов расходы «Содэксима» могли быть отнесены на долг Ирака перед Россией, с бюджета фирма и могла попытаться получить компенсацию. Теоретически возможно, говорит один из экспертов, что фирма должна была осуществить какие-то поставки в счет долга, однако фактически этого не сделала, но компенсацию получила или попыталась получить. Возможно и то, что следствие наткнулось на какие-либо нестыковки в документах и посчитало это покушением на мошенничество (решив, к примеру, что фирма пытается получить больше, чем ей полагается). Впрочем, эксперты при этом отмечают, что вопросы по «иракским долгам», учитывая ситуацию в этой стране, фактически не могут решаться в двустороннем порядке: и переговоры, и расчеты прозрачны для целого ряда заинтересованных стран и международных организаций.

Также эксперты отмечают, что г-н Сторчак, хоть и косвенно, но участвовал в другом не очень давнем скандале в Минфине -- с арестом в 2004 году заместителя департамента международных финансовых отношений, госдолга и государственных финансовых активов Дениса Михайлова. Возглавлял тогда этот департамент как раз г-н Сторчак, хотя ему никто претензий не предъявлял. Михайлова обвинили в получении от двух коммерсантов взятки в виде автомобиля Mercedes в обмен на служебную справку со схемами погашения госдолгов более десяти развивающихся стран, составляющую гостайну. В 2006 году суд приговорил Михайлова к десяти годам строгого режима, однако Верховный суд снизил этот срок до пяти лет. Впрочем, в самом Минфине пояснили, что эти два дела никак не взаимосвязаны: «Это новое дело, это не то, что было в отношении Михайлова, там (в деле. -- Ред.) нет никаких взяток и машин».

Кроме того, выдвигались версии, что г-н Сторчак и «Содэксим» могли быть причастны к скандальным историям с погашением долгов перед Россией рядом стран, в том числе Алжиром. Хотя в чем именно следователи могли усмотреть в них мошенничество, неясно. Ведь решения о реструктуризации долга, его погашении или списании принимаются правительством, Минфин же здесь выступает лишь как орган, подготавливающий документы.

Комментариев ни в МИБе, ни в «Содэксиме» по поводу произошедших арестов вчера получить не удалось. Также не удалось связаться и с адвокатом г-на Сторчака. По данным нашего источника, ему во время первых следственных действий был предоставлен адвокат по назначению (за госсчет). Известно лишь, что чиновник категорически отрицает свою вину.
Екатерина КАРАЧЕВА, Алексей ГРИШИН

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: