Бремя выборов. Абхазия и Южная Осетия будут голосовать за российский парламент

11/14/2007 - 09:33

Член Центральной избирательной комиссии России Василий Волков сообщил вчера , что в преддверии выборов Государственной думы, намеченных на 2 декабря, Россия намерена развернуть избирательные участки в непризнанных республиках Абхазия и Южная Осетия, де-юре являющихся частью Грузии. Около 80% жителей обоих анклавов являются гражданами России, поэтому на предстоящих выборах они должны голосовать наравне с другими российскими гражданами, проживающими за рубежом.

Г-н Волков примерно оценил число проживающих в Грузии российских граждан в 140 тыс. человек, хотя не исключил, что фактически их может оказаться больше (на выборах за границей избиратели могут включаться в списки прямо перед голосованием). Официальное число избирателей в Абхазии, участвовавших в последних выборах президента и парламента самой республики, колеблется в районе 120 тыс. человек. В Южной Осетии эта цифра составляет порядка 50 тыс. Ряд экспертов по демографии считает эти цифры несколько завышенными. К тому же все-таки не все без исключения жители непризнанных республик получили российские паспорта. Но очевидно, что электоральная статистика для местного применения выглядит более пышной, чем данные российского ЦИК -- тем более что г-н Волков посчитал и тех россиян, которые живут в Грузии, но за пределами непризнанных республик.

К этим последним никто, очевидно, не предъявит претензий, если они придут 2 декабря в российское посольство в Тбилиси и опустят там в урну свои бюллетени -- так поступают наши сограждане во всех странах мира. Но едва ли можно предположить, что россияне из Абхазии и Южной Осетии тоже приедут голосовать в посольство, отделенное от них охраняемыми фактическими границами. Именно для них будут, видимо, открыты избирательные участки «по месту жительства», что неизбежно вызовет протест грузинской стороны, которая склонна считать, что Россия не имеет права проводить подобные мероприятия на территориях, де-юре принадлежащих Грузии.

«Мы отслеживаем ситуацию с образованием участковых избирательных комиссий в Грузии, на территории Южной Осетии и Абхазии, -- дипломатично сказал г-н Волков. -- По данным МИД России, буквально через два-три дня, очевидно, будет принято окончательное решение о количестве образованных участков. Мы полагаем, их не должно быть меньше, чем на выборах в Государственную думу 2003 года, -- может быть, будет даже несколько больше». По словам представителя ЦИК, во время российских выборов 2003--2004 годов на территории Абхазии было образовано пять участков для голосования, три -- в Южной Осетии и один -- в Тбилиси, при российском посольстве. Василий Волков напомнил, что по закону участки для голосования могут быть образованы не позднее чем за пять дней до даты выборов, то есть в запасе еще больше двух недель. «При доброй воле нам на все необходимо буквально два дня, тем более что опыт уже есть», -- отметил он.

Добрая воля, однако, под сомнением. «Все это решается непросто. Эти вопросы обсуждаются с руководством Грузии, в связи с чем российский МИД направил соответствующую ноту в МИД Грузии. Ответа пока не получено -- понятно, что там сейчас непростая ситуация, -- сказал «Времени новостей» г-н Волков. -- Но мы все-таки рассчитываем, что в скором времени будет получен положительный ответ: какие бы внутренние проблемы ни решала та или иная страна, все прекрасно понимают, что конституционные права наших граждан, проживающих за рубежом, священны». Однако в Тбилиси очередное голосование, как и голосования 2003--2004 годов и саму российскую паспортизацию непризнанных республик, склонны называть «ползучей аннексией».

Жители Южной Осетии и Абхазии действительно в большинстве своем получили в начале 2000-х годов российские паспорта. Тбилиси комментировал ситуацию в том духе, что с таким же успехом Грузия могла бы раздать свои паспорта в Чечне, в период, когда та была де-факто отделена от России. Российские же власти подчеркивали «гуманитарную составляющую»: с тех пор, как утратили свой смысл паспорта СССР, у жителей анклавов просто не осталось годных документов, с которыми они могли бы пересекать свои непризнанные границы. Внутри этих границ, как несложно понять, сложилась весьма напряженная ситуация с рабочими местами.

Очередные российские выборы в Абхазии и Южной Осетии явно не добавят тепла в натянутые отношения между Россией и Грузией. Россия, естественно, склонна обеспечить «священные» избирательные права людей, вполне добровольно принявших российское гражданство. А с точки зрения Тбилиси ближайшие законные выборы, в которых по идее должны принять участие Абхазия и Южная Осетия, -- это досрочные выборы президента Грузии, намеченные на 5 января 2008 года.

Ситуация в Южной Осетии, где существуют достаточно обширные районы, населенные этническими грузинами, признающими юрисдикцию Тбилиси, в принципе позволяет организовать такие президентские выборы. Чтобы продемонстрировать с их помощью, что «цхинвальский регион» является неотъемлемой частью Грузии. 12 ноября 2006 года Грузия уже провела там «альтернативное голосование»: пока осетинская часть Южной Осетии голосовала на очередном референдуме о независимости и переизбирала на второй срок президента Эдуарда Кокойты, грузинские села выбирали «президента по версии Тбилиси» -- экс-министра обороны сепаратистов Дмитрия Санакоева и требовали начала переговоров о статусе республики в составе Грузии.

Наличие грузинских анклавов, контролируемых к тому же грузинской полицией, и сейчас ставит под вопрос состоятельность непризнанного правительства в Цхинвали. А наличие полиции в зоне миротворческой операции постоянно приводит к конфликтам с миротворческим корпусом, которым неизменно командует российский генерал. С другой стороны, активизация проекта альтернативной, прогрузинской администрации, избранной год назад, во-первых, только ожесточает власти Цхинвали, а во-вторых, выглядит проблематичной в условиях нынешнего политического кризиса в самом Тбилиси.

Цхинвальские власти опасаются, что введение чрезвычайного положения в Грузии может стать прикрытием для силовой операции в Южной Осетии либо, даже если ЧП будет отменено, война за восстановление территориальной целостности позволит Тбилиси отвлечь внимание оппозиции. В Тбилиси, однако, уже объявили о том, что военные операции ни в Южной Осетии, ни в Абхазии не планируются -- видимо, грузинские политики отдают себе отчет в том, что возобновление боевых действий похоронит последние надежды на возвращение территорий.

При условии сохранения внутренней стабильности в Грузии перспектива восстановления ее суверенитета в Южной Осетии казалась если и не близкой, то в целом реалистичной -- с учетом печального состояния югоосетинской экономики и стабильного отъезда осетинского населения в российскую Северную Осетию. Однако нынешний грузинский кризис сделал такую перспективу более сомнительной.

И ситуация на российском Северном Кавказе, от которой во многом зависит положение в непризнанных республиках, заметно изменилась к лучшему в последние три-четыре года. Приобрел реальные очертания проект строительства газопровода из России в Южную Осетию, который избавит Цхинвали от необходимости импортировать газ из Грузии. По некоторым данным, российские компании начали инвестировать средства в цинковое месторождение в Квайса. Таким образом, Южная Осетия, несмотря на свое отрезанное от России положение за Большим Кавказским хребтом, постепенно перестает быть экономически непривлекательным и исключительно затратным для России проектом.

Абхазия же уже давно не является таковым, даже несмотря на то что официально Россия до сих пор поддерживает режим фактической блокады Абхазии, введенный решением совета глав государств СНГ в 1996 году по инициативе Грузии. В Абхазии есть собственная экономика, обладающая очевидными точками роста и привлекающая год от года все более серьезные частные инвестиции из России. Анклавов, контролируемых Тбилиси, в Абхазии в отличие от Южной Осетии нет -- за исключением Кодорского ущелья. Политический режим Сухуми претерпел заметную эволюцию после выборов нового президента в 2004--2005 годах: он стал заметно прозрачнее и эффективнее. Хотя Абхазия всячески подчеркивает свое стремление стать суверенным государством (в отличие от Южной Осетии, стремящейся к объединению с Северной Осетией под эгидой России), ясно, что она экономически уже очень тесно связана с Россией. И в России есть немало людей, заинтересованных в развитии непризнанной республики в субтропиках.

С учетом того, что на сегодняшний день любые переговоры между Сухуми и Тбилиси прерваны, шанс на восстановление грузинского суверенитета в Абхазии пока выглядит минимальным. Особенно если вспомнить, что Тбилиси отнюдь не стремится гарантировать сохранность российских активов в случае присоединения Абхазии и хотел бы вернуть в эту провинцию несколько десятков тысяч беженцев -- этнических грузин. Этот вариант выглядит неприемлемым для республики.

Проведение российских думских выборов в Абхазии и Южной Осетии еще больше отодвинет эти провинции от фактического возвращения в Грузию и может трактоваться как очередное косвенное признание Россией их самостоятельности. Между тем в еще более бескомпромиссной ситуации -- в споре Армении с Азербайджаном по поводу принадлежности Нагорного Карабаха -- найден достаточно аккуратный способ действий. Граждане Нагорного Карабаха имеют паспорта Армении, но их серии и номера исключены из армянских избирательных списков: Карабах выбирает только своих собственных депутатов и президентов.
Иван СУХОВ, Наталья РОЖКОВА, "Время новостей"

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: