Григорий Рапота: "Теперь Грозный нормальный город". Новому полпреду президента на юге показали мир в бывших горячих точках

11/08/2007 - 11:40

Спустя почти месяц со дня подписания президентского указа о своем назначении новый полномочный представитель президента России в Южном федеральном округе Григорий Рапота совершил первый ознакомительный вояж по самым неспокойным из вверенных ему территорий. Во вторник он побывал на границе Северной Осетии и Ингушетии, где власти двух российских регионов совместно с Федеральной миграционной службой пытаются урегулировать последствия этнотерриториального конфликта 15-летеней давности, а вчера составил компанию первому вице-премьеру Сергею Иванову во время его однодневного визита в Чечню.

Напомним, осетино-ингушский конфликт в конце октября 1992 года был первым кровавым этническим столкновением на территории России. Свыше 500 человек с обеих сторон были убиты, многие длительное время провели в заложниках, а после введения в зону противостояния федеральной армии несколько десятков тысяч этнических ингушей были вынуждены покинуть свои дома в Осетии и уйти в свою «титульную» республику. Владимир Путин еще несколько лет назад потребовал от своих подчиненных урегулировать проблему к концу 2006 года, но это требование так и не было выполнено, главным образом из-за принципиальной разницы представлений о решении вопроса у осетинских, ингушских и федеральных властей.

Спор, как известно, происходит по поводу Пригородного района -- земель к востоку от Владикавказа, после депортации ингушей в 1944 году отошедших к Северной Осетии. Осетинская элита полагает, что административная граница ни в коем случае не должна быть пересмотрена, и согласна обеспечить возвращение ограниченного числа беженцев -- главным образом туда, где в 1992 году не происходило слишком уж жестоких столкновений. В ингушской конституции до сих пор закреплено требование возвращения "незаконно отторгнутых территорий" в качестве "территориальной реабилитации репрессированного народа". Пока же статистика беженцев, претендующих на возвращение, причем строго по прежним адресам, у ингушских властей отличается от статистики осетинской в большую сторону. Федеральный центр полагает, что проблему можно будет считать решенной, когда на осетинской территории (не так важно, по прежнему адресу или нет, но с крышей над головой) окажется некое разумно компромиссное число беженцев -- безо всякого переноса границы.

Этот компромиссный уровень, по данным Федеральной миграционной службы, уже почти достигнут -- сейчас решаются в основном вопросы обустройства вернувшихся беженцев, к примеру в построенном заново поселке Новый.

Новый, в котором до сих пор всего одна асфальтированная улица, Григорию Рапоте понравился. Он предположил, что проблема возвращения вскоре может быть решена, особенно если ответственные чиновники напрягут свои силы. Однако разногласия двух соседних республик, как правило, вежливо камуфлируемые в присутствии окружного начальства, но имеющие ключевое значение для поддержки властей обеих регионов их этническими элитами, едва ли будут исчерпаны даже после того, как в Новом будет заасфальтирован последний тротуар. Некоторым образом Григорию Рапоте предстоит принять первый удар: его деятельный предшественник Дмитрий Козак вступил в должность сразу после трагедии в Беслане и уделял больше внимания осиротевшим осетинским матерям, чем ингушским беженцам, многие из которых по 15 лет провели в строительных времянках.

Чечню -- республику, которая больше десяти лет находилась в состоянии войны, г-н Козак посещал, пожалуй, реже, чем остальные кавказские регионы: управление ею строилось несколько иначе, чем соседними, и прежний полпред, насколько известно, не разделял ряда принятых там кадровых решений. Новый полпред с первого же визита проявил подчеркнутое дружелюбие по отношению к чеченскому президенту Рамзану Кадырову, пообещав "решить свою задачу -- доработку концепции развития республики до 2011 года». Чечня, по словам г-на Рапоты, полностью готова к думским выборам. Кроме того, он впечатлен изменениями в Грозном. «Я судил о происходящем в Чечне по фотографиям и телесюжетам, они были грустными и удручающими, и я был не один в России, кто думал: когда же все это закончится и люди начнут жить нормально, -- как-то очень по-человечески признался г-н Рапота. -- Теперь Грозный нормальный город, и люди здесь достойны хорошей жизни».

Первый вице-премьер Сергей Иванов также был поражен изменениями. Свой прежний вояж в Грозный он совершил в июне 2006 года, когда был еще министром обороны, а «Спецстрой» (строительная организация Минобороны) только приступал к работам в Чечне. Г-н Кадыров, тогда еще премьер Чечни, мрачновато пошутил на предмет военных, которые теперь, к счастью, пришли в Грозный с мирной миссией. В преддверии федеральных выборов, о готовности к которым доложила Чечня, непросто предположить, в каких политических рангах окажутся все трое участников вчерашней встречи в Грозном хотя бы через год.
Иван СУХОВ. Время Новостей

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: