Город на игле

10/19/2007 - 15:13

Беляши, жареные пирожки с капустой и луком, липкий стакан с "кофе с молоком" и не мытый годами столик. Туалет, находящийся за пределами добра и зла, кассирши, исполненные чувства собственной значимости... По всем этим приметам можно точно утверждать, что автовокзалы в России не меняются веками. По крайней мере, именно так обстоят дела в Екатеринбурге. И все же за последние 20 лет то, что московские снобы называют "глубинкой", приобрело новые черты. Настолько новые, что они стали для всех полной неожиданностью.

Наркожизнь

Если в целом считается, что вся Россия пьет, то Екатеринбург с гордостью может говорить о том, что здесь этой проблемы нет. То есть, конечно, не то чтобы в городе не было алкоголиков, ведь пьянство - проверенный временем и самый дешевый способ ухода от навалившихся проблем. И все же, главная проблема или самая крупная удача Свердловска (так его по привычке называет большинство жителей), или Ебурга – это наркотики.

На зависть большей части регионов приобрести дозу здесь едва ли не легче, чем найти приличное кафе, чтобы пообедать. И уж точно - дешевле.
Называть адреса "точек" смысла нет: те, кому нужна доза, и так знают, куда обращаться, а остальным они без надобности. Достаточно сказать, что в городе-миллионнике порядка 7 тысяч точек, где можно затариться очередной дозой, не считая аптечных ларьков, продающих лекарственные препараты без рецептов и в любом количестве.

Наркотрафик, проходящий через Екатеринбург из Таджикистана и Казахстана, плюс активная вовлеченность силовых структур в распространение и продажу наркотиков лишь усугубляют и без того непростую обстановку. Наркоманы в открытую обвиняют "синепогонных" в продаже того, что подвозят "таджики" через проходящую неподалеку границу. Да и как не обвинять, если информация об этом поступает постоянно, пусть подчас ее и пытаются скрыть. Как это произошло в городе Асбесте, где начиная с 12 октября к врачам обратились 53 человека в возрасте 22-35 лет - многие из них находились в предкоматозном состоянии. Восемь скончались, так и не успев вызвать "неотложку".

Цифры впечатляют, если знать, что "традиционно" в этом городе за год в аналогичных ситуациях погибало около двух-трех человек. По версии самих наркоманов, кто-то продал им либо чистый героин, либо неопробованную химию.
Всем известно, что прокурор области Юрий Пономарев направил в Асбест представителей надзорного органа для проведения комплексной проверки деятельности территориального подразделения Управления федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Свердловской области. Но мало кто знает, что проверка эта напрямую связана с тем, что на там же от передозировки скончался опер из 2 отдела ФСКН по Свердловской области, старший лейтенант Быков.

Ну и понятно, что то, чем пугают всякого наркомана, и чего он никак не боится в силу длинного списка причин, - ВИЧ/СПИД, сифилис, гепатит, туберкулез - наступают гораздо раньше, чем большинство об этом успевает задуматься. В результате на сегодня Свердловская область занимает второе почтенное место Санкт-Петербурга в России по ВИЧ-инфицированным и первое в Уральском федеральном округе. На сегодня здесь выявлено и зарегистрировано 31343 случаев. По последним данным, в Свердловской области ВИЧ-инфекцией сейчас заражён каждый 25-й житель, а ежедневно медики фиксируют до 9 новых случаев.

Что дальше

Ситуацию в области можно назвать «спокойный хаос». Потому что, с одной стороны, есть группа родителей все еще пытающаяся собственными средствами противостоять распространению наркотиков, с другой стороны есть медики печально констатирующие непрерывное и стабильное увеличение числа наркозависимых среди подростков и женщин, ВИЧ-инфицированных и смертных случаев. Еще одна сторона этого треугольника – государственные и общественные организации, реабилитирующие наркоманов. Насколько плотно они взаимодействуют, сказать трудно, в частности, еще и по причине полной незаинтересованности в чем-либо госструктур и людей в белых халатах.

Интересно, что в 2000-м году, когда в области было 2057 носителей ВИЧ-инфекции, а число больных увеличивалось на 90-100 человек в неделю, и в регионе была объявлена эпидемия, местные медики сделали более, чем оригинальный вывод. Так, главврач центра по профилактике и борьбе со СПИД Галина Федотова утверждала, что

«в следующем году темпы роста числа ВИЧ-инфицированных останутся на этом же уровне, а возможно, и снизятся. Этому будет способствовать то, что ВИЧ-угрозе в обществе стали уделять больше внимания».
И это при том, что число наркоманов в области неуклонно росло, а 87% всех выявленных ВИЧ-инфицированных в Екатеринбурге были наркоманами. Увы, узнать, у нее, либо у какого-либо иного представителя этой организации, как изменились их взгляды в настоящее время оказалось непосильной задачей – ни по одному из номеров, которые были выданы справочными центрами, к телефону никто не подходил.

Правда, оставалась еще одна возможность узнать о противостоянии наркотикам и болезням - обратиться в «Город без наркотиков».

Город счастья?

О некоммерческом фонде «Город без наркотиков» пишут и говорят одновременно и много и мало. Мало, потому, что практически все, кто хотел, посвятили ему несколько статей. Много, потому что далеко не вся информация, даже записанная со слов самих организаторов Фонда является истинной. И разобраться в ней не под силу никому. Да и задачи такой не было, но не встретиться и не поговорить с людьми, работающими здесь, было бы обидно.

Если коротко вспомнить, то «Город» возник в 1999 году, когда в городе начались повальные смерти от передозировок, тогда «нормальные мужики и реальные пацаны» поэт и ювелир с уголовным прошлым Евгений Ройзман, бизнесмен Игорь Варов и бывший наркоман Андрей Кабанов объявили в Екатеринбурге войну наркотикам сказали себе «доколе» и принялись «отрабатывать» наркоточки.

По операциям с Фондом работают оперативники, также бывшие наркоманы. И все происходит примерно следующим образом – сначала «Город без наркотиков» выявляет точки, торговцев, потом вызываются «свои».
За это время посадили в тюрьму более тысячи человек. Сейчас срок отбывает около 600 торговцев самого разного уровня, вплоть до самого высокого.

Позже Фонд и вовсе принялся лечить наркоманию, к чему подключились спасенные ими души. По отчетам организаторов «Города» получается, что число «вылечившихся» доходит до 80%.Впрочем, лечить, довольно громко сказано, ведь, по словам организаторов, повторяемых всеми, например общественным помощником Александром Новиковым, «наркомания – это не болезнь, а распущенность. Потому что, если человек болеет, ему плохо, а близкие за него переживают, а от наркомана страдают все. У нас в городе 90% уличных преступников – наркоманы». В настоящее время у Фонда два помещения – одно для 50 детей-накромано. Во втором, рассчитанном на 150 человек, находятся взрослые. Но и среди них большая часть – подростки.

Методы оздоровления довольно жестокие, и рассчитаны на год. Но, по признанию прошедшего реабилитацию и добровольно оставшегося Дяди, выходить из наркотического угара, «мы другого языка не понимаем».
Очень тяжелые - первые пять дней ломки, но, поскольку на месяц всех помещают в карантин на хлеб и воду, чтобы ни о чем не думали, то этот период проходит успешно. Гораздо труднее после этого оказаться в клетке пошире, размером в дом и участок, среди 50 таких же как ты, озлобленных на весь мир парней. То, каким взглядами некоторые провожают приехавших «с воли», лишь укореняют в мысли, что если бы на стреме постоянно не стояли старшие, неизвестно, чем бы все кончилось.

Бороться, искать, найти и не сдаваться

Что касается ВИЧа, то в Фонде уверены, что именно благодаря их деятельности в области выявлены такие показатели по инфицированию. Больше того, в «Городе без наркотиков», уверены, что «реальное число инфицированных - намного больше, скорее всего в восемь - девять раз».

Обнаруживается ВИЧ элементарно - ведь у всех, кто поступает в Фонд, обязательно берется анализ крови на ВИЧ, сифилис и гепатит.
В целом, картина более, чем трагическая, поскольку на каждые 20 человек от 6 до 8 – носители ВИЧ-инфекции, а ведь еще пару лет назад их было не больше двух. «Почему я это знаю, - говорит Новиков, - так ведь чемоданчик врача, которого мы привозим, когда к нам поступают новые, рассчитан на 20 пробирок». Иногда из этих 8 попадается несколько человек, уже стоящих на учете, иногда нет. В среднем, примерно по 30% вновь поступивших приходится на каждое заболевание. Инфицированы даже дети.

Поскольку Екатеринбург – одна из тех точек, где ВИЧ-инфекция распространяется в большей степени среди наркоманов, вслед за таджикским героином. А 90% людей, у которых обнаружен ВИЧ – наркоманы, то и бороться «Город без наркотиков» предлагает в первую очередь с этой проблемой.

Безвизовый режим позволяет автотранспорту под завязку наполненному наркотиками из Таджикистана и Казахстана спокойно прибывать на место назначения.

С семечками, арбузами, помидорами с рейсов Таджикских авиалиний на землю Свердловской области спускаются тонны всевозможной наркоты. Отлавливается минимальный процент.
Будучи депутатом Евгений Ройзсман неоднократно предлагал закрыть границу наркопроизводящих стран, однако безрезультатно.

Резкий обвал наркотиков произошел, когда было принято решение, что можно носить в кармане на 1 дозу. А свердловские наркоманы, по крайне мере те, кто пытается уйти от наркотиков говорят о том, что необходимо увеличить срок за распространение. Особенно тех, кто сажает на иглу. А еще у наркоманов вызвала радостное оживление программа по распространению бесплатных шприцов. «Могу сказать, что там, где шприцы раздавались, мгновенно начинается всплеск передозировок. Они их используют прямо на месте», - говорит Александр Новиков. Как результат, в минувшем году отмечен рост летальных случаев, причиной которых стала ВИЧ-инфекция.

Возможно, некоторые методы, предлагаемые сотрудниками Фонда сегодня выглядят несколько утопично, но и они имеют право на существование.

«Кому нужны врачи или адвокаты-наркоманы? Надо провести тестирование и анализы, хотя бы в этих вузах, и это тоже будет сдерживающим фактором».
В России же, напротив, сегодня нельзя потребовать даже от хирурга, чтобы он сделал анализ на ВИЧ/СПИД.

Словом, ситуация с начало работы Фонда «Город без наркотиков» стала несколько лучше, уменьшилось хотя бы число смертей от передоз, но как оказалось, он не может заменить все те структуры, которые должны были бы работать. Если вспомнить интеллектуальные выкладки вождя пролетариата, то революционная ситуация складывается только тогда, когда верхи не хотят и низы не могут жить по старому. В городе со славным названием Ебург ни те, ни другие не готовы и не хотят ничего менять.

Больше того, уже сейчас всем известно, что Евгений Ройзман, вышел из рядов "Справедливой России" и не будет избран депутатом на следующий срок. Так что в Фонде не исключают мгновенного противостояния со стороны заинтересованных лиц, обладающих властью. Чем оно закончится неясно, но увеличение наркооборота, наркозависимых и ВИЧ-инфицированных гарантировано.

Мария Свешникова

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: