ИТОГИ ГОДА. Чванливость паче разума

01/11/2007 - 10:42

Некоторые наивные люди полагают, что цель дипломатии – с помощью хитростей и ловких ходов усиливать на международной арене положение своей страны и не позволять ослаблять его другим странам. В 2006-м творцам отечественной внешней политики удалось невиданное – они смогли резко ослабить позиции России при практически идеальных внешних условиях.

Мировые цены на газ и нефть достигли заоблачных высот. При этом так называемый Большой Ближний Восток, главный мировой источник энергоносителей, еще долго будет погружен в войны и мятежи. В результате Россия оказалась едва ли не единственным стабильным источником энергии во всем мире. Кроме того, у нашей страны пусть не сказочный, но вполне устойчивый экономический рост. Она не вовлечена в прямые конфликты с какой-либо из великих держав. Наоборот, каждая из них нуждается в поддержке Кремля для решения собственных проблем.

И вот в этой крайне благоприятной ситуации отношения Москвы с большей частью остального мира оказались на самой низкой точке за последние 15 лет. Шестилетие назад важнейшим приоритетом для России было названо постсоветское пространство. Сегодня можно констатировать, что взаимоотношения со странами СНГ находятся в руинах. Проходивший в ноябре саммит Содружества поставил рекорд по бессмысленности – лидеры стран, каждая из которых давно решила идти своим путем, смогли договориться лишь об учреждении специальной группы дипломатов, которым будет поручено искать пути «дальнейшего развития» Содружества. За прошедшие шесть лет Москва так и не смогла сформулировать, чего же она конкретно хочет от каждой из бывших советских республик и от всех вместе. Возможно, она хочет всего лишь неких ритуальных действий, традиционных поклонов в адрес «старшего брата». Потому что, не видя их, обрушивается на неуступчивых всей мощью. Как обрушилась на Грузию, Украину и Молдову – государства, которые рискнули прямо заявить о своем намерении интегрироваться в североатлантические структуры. Замечу, что Казахстан или Азербайджан, которые спокойно идут тем же курсом, что и «предатели», но в отличие от них не заявляют об этом открыто, вовсе не вызывают раздражения Москвы. Что же до первых, то им перекрывали подачу нефти и газа, запрещали импорт их товаров в Россию. Крошечная Грузия за год превратилась в главного врага России, с которым прервали даже транспортное и почтовое сообщение. Единственный итог – Грузия убедилась, что может найти альтернативные источники энергии, что может жить без России.

Другим приоритетом российской внешней политики все время называли развитие сотрудничества и отношений с Западом — Европой и Соединенными Штатами. По всем прогнозам, 2006-й должен был стать годом дипломатического триумфа Москвы. Еще бы, ведь это был год, когда Россия председательствовала в «большой восьмерке», Путин в качестве хозяина принимал лидеров ведущих государств мира в Петербурге. Это и в самом деле давало немалые шансы на продвижение российских интересов, утверждение нашей страны как влиятельной силы на международной арене.

В результате вышел пшик, если не сказать сильнее. Отношения с Западом ухудшаются день ото дня. Если эксперты и спорят о чем-то, то только о том, плохи эти отношения или совсем уж чудовищны. Никто уже и не заикается о стратегическом партнерстве с Кремлем. Чтобы избежать деструктивного влияния России на деятельность «восьмерки», авторы доклада американского Совета по международной политике предлагают проводить отдельно встречи семи государств без участия нашей страны. А максимально доброжелательные эксперты Трехсторонней комиссии уповают на смену поколений в российском правящем классе, а пока этого не произошло, предлагают ограничиваться вовлечением России в те немногие совместные проекты, где сотрудничество еще возможно.

Москве удалось даже то, что еще недавно казалось вещью совершенно недостижимой. Она смогла объединить европейские государства, которые теперь формируют общие требования, дабы совместно противостоять амбициям России. Наша страна, как заявил на днях финский премьер, председательствовавший в Евросоюзе, «является для ЕС кислотным тестом на единство».

Даже американская администрация, которой уж точно не до Москвы, и та вынуждена время от времени делать резкие заявления в адрес Кремля. У президентских пропагандистов есть только одно объяснение этих провалов во внешней политике. За пятнадцать последних лет Запад, мол, привык к послушной России. А теперь, когда «мы наконец-то поднимаемся с колен», зловредные западники всячески стараются подставить подножку. Один из местных аналитиков уже даже создал теорию на сей счет, доказывающую, что «русофобия» имеет некую цикличность. На самом деле все это – не более чем реакция на российскую внешнюю политику.

Надо сказать, что Владимир Путин дал в этом году исчерпывающее разъяснение этой политике. Помните? «Но нам нужно понять, что мы получим взамен. Это легко очень понять, если вспомнить наше детство. Во двор вышел, конфетку держишь – тебе говорят: «Дай конфетку». В потный кулачок зажал: «А ты мне что?». Мы хотим знать: а они нам что?». То есть вся внешняя политика воспринимается как торг. Причем сам процесс торга, похоже, важнее, чем результат. Ведь если с нами кто-то торгуется – значит, мы матерые, значит, мы поднимаемся с колен. И здесь заоблачные цены на нефть сыграли с российскими начальниками злую шутку.

Они всерьез поверили, что возглавляют «энергетическую сверхдержаву», эдакую всемирную кладовую нефти и газа, и страны, которым повезло меньше, обречены униженно просить о поставках. Кремль уже видел себя в роли сидящего на дефиците завсклада советских времен.

Не исключено, что если бы Москва ставила бы перед собой экономические задачи — заключить долговременные контракты на поставки энергоносителей по нынешним высоким ценам, – она вполне могла бы преуспеть. Но российскому руководству было этого мало – нужно было показать городу и миру, что «Россия встает с колен». И Москва начала куролесить, как мещанин, недавно ставший купцом третьей гильдии. Демонстративно перекрывала подачу газа на Украину. Пыталась шантажировать страны Запада, угрожая перенацелить нефтяные потоки на Китай.

В результате польская идея о создании «нефтяной НАТО» стала обсуждаться всерьез. Франция и Германия, еще недавно считавшиеся ближайшими друзьями России, заявили о намерении совместно искать альтернативные источники энергии. Пузырь «энергетической сверхдержавы» сдулся буквально за полгода.

Другой предмет торговли — «особые» отношения с Ахмадинежадом, каждую неделю грозящим смести Израиль с лица земли, и Ким Чен Иром, устраивающим ракетные и ядерные испытания вблизи российских границ. Мол, благодаря этим отношениям Россия может заставить страны-изгои вести себя цивилизованно. Иранский президент уже продемонстрировал, чего стоят эти расчеты. В ходе саммита Шанхайской организации сотрудничества Ахмадинежад сообщил Путину о позитивном отношении к инициативам относительно ограничений для иранской ядерной программы. Путин не стал скрывать от журналистов этот свой дипломатический успех. А потом иранский чиновник средней руки дезавуировал заявление российского президента. Что не помешало России продавать Ирану оружие, строить АЭС в Бушере.

Мощным финалом российских внешнеполитических успехов в минувшем году стала полониевая история. Убийцам Литвиненко удалось не просто зверским образом ликвидировать человека. Им удалось воочию показать Западу, что «грязная бомба» — отнюдь не мираж, не выдумка спецов по наихудшим сценариям, а реальность. То, как скоро какие-нибудь террористы пойдут по той же дорожке, – теперь вопрос времени. Совершенно очевидно, что полониевые следы ведут к одному из российских ядерных реакторов. И тут неизвестно, что для Запада хуже – Кремль, который занялся убийствами, или Кремль, потерявший контроль над производством и хранением ядерных материалов.

Россия, еще недавно претендовавшая на роль ведущей мировой державы, сама стремительно движется к статусу страны-изгоя. И в этом, к сожалению, главный внешнеполитический итог 2006 года.

Александр ГОЛЬЦ

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: