Рынок прямых инвестиций - на пороге перемен

01/09/2007 - 13:37

Рынок прямых инвестиций растет бурно. Каждый год он практически удваивается. Приток денег, особенно в последнее время, настолько велик, что привлекательных проектов в скором времени на всех не хватит. По оценкам Российской ассоциации венчурного инвестирования (РАВИ), если за 2003–2004 годы инвестиции составили $427 млн, то в 2005 году объем мобилизованных фондами денежных средств достиг $900 млн, из которых проинвестировано было около $500 млн. А в 2006 году, полагает Евгений Евдокимов, финансовый эксперт РАВИ, объем прямых инвестиций фондов, как западных, так и российских, составит около $1,1 млрд.

Энтузиазм подписчиков фондов прямых инвестиций (Private Equity Funds, ФПИ) во всем мире объясняется тем, что в долгосрочной перспективе прямые инвестиции приносят больше денег, нежели вложения в акции публичных компаний. Инвесторы получают премию за неликвидные активы по отношению к аналогичным компаниям, котирующимся на фондовом рынке. По данным исследования 956 фондов, выполненного EVCA и Thomson в Европе по фондам, основанным в 1990–1994 годах, среднегодовая доходность на начало 2005 года составила 15,5%. Чем крупнее фонд, тем он прибыльнее. Но усредненная внутренняя норма доходности лучших 255 фондов составила 23,3%. Тогда как фонды-неудачники показали результаты, близкие к нулю. Успех зависит от объема привлеченных средств: наиболее прибыльны крупные ФПИ с объемом в 500 млн – 1 млрд евро, а венчурные фонды максимально результативны при размере в 100–250 млн евро.

В России возврат на прямые инвестиции сегодня гораздо выше, нежели у лучших фондов в Европе. Доходность ведущих фондов, таких как Delta Private Equity или Berkeley, превышает 40% годовых, у особо удачливых, например Baring Vostok, достигает 70–100% годовых.

Все фонды, чтобы избежать провалов, сегодня работают в ограниченном наборе гарантированно растущих отраслей, прежде всего обслуживающих потребление: пищевая промышленность, фаст-фуд, торговля, производство ТНП и фармацевтика, медийный бизнес, телекоммуникации и финансовый сектор. При этом в России ФПИ чаще всего вкладываются на этапах быстрого роста (expansion-фаза) предприятий. Мало и венчурных сделок. Так, за 1994–2004 годы, по данным РАВИ, 58% инвестиций были сделаны на фазе расширения, лишь 17% на «посевной», начальной и ранней стадиях и еще 17% на этапе реорганизации бизнеса (buy-out-фазе). В Европе большая часть средств ФПИ инвестируется на поздних, наиболее прибыльных для ФПИ стадиях развития бизнеса.

Несмотря на энтузиазм инвесторов, сфера применения Private Equity как инструмента финансирования постоянно сокращается. Всем фондам приходится конкурировать с долговым капиталом. В России сейчас большое количество дешевых денег, поэтому Private Equity для промышленных предприятий с оборотом от $100 млн утрачивают свою привлекательность.

Фонды новой волны переключатся на финансирование небольших компаний с оборотом $5–10 млн. К тому же ФПИ неизбежно станут смещаться к все более ранним стадиям, считают эксперты. Другая ниша – вложения в ныне фактически несуществующие отрасли, прежде всего в логистику, поскольку в России до сих пор нет рынка независимых логистических услуг. Либо в сложные финансовые услуги, например, в коллекторский бизнес.

Но по-настоящему масштабным и прибыльным рынком для фондов прямых инвестиций могут стать отрасли, находящиеся на пороге консолидации: оптовая торговля, производство стройматериалов и химических удобрений, упаковка, мясоперерабатывающая, целлюлозно-бумажная промышленность и другие.

по материалам журнала "Секрет фирмы"

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: