ЛЮДИ – ЗОМБИ

09/04/2006 - 15:58

Мания жидкой взрывчатки добралась до нью-йоркской подземки. Все напитки, которые выходят за рамки общепринятых – например, бутылка из-под минеральной воды, наполненная фруктовым соком, теперь могут послужить причиной к аресту.

Некая дама налила в бутылку из-под «Poland Spring» (популярная в Америке родниковая вода) фруктовый сок. Мало того, что она его налила в прозрачную бутылку, в которой окружающие привыкли видеть прозрачную водичку, она еще решила с этой бутылкой войти в сабвэй (метро по-нашему). Бдительные граждане ущучили что-то подозрительное и тут же настучали на «горячую» антитеррористическую линию.

Результат – поезда остановились на сорок пять минут, а предполагаемую террористку заставили продегустировать бутылку в присутствии полиции. Во всей этой истории не понятно одно – в полиции, особенно в антитеррористической ее части, должны служить люди, обладающие хотя бы минимальным интеллектом. Они, в отличие от простых прохожих, должны понимать, что бутылок должно быть как минимум три или четыре. Потом вся эта жидкость смешивается в туалете авиалайнера. Почему авиалайнера? Потому что у поезда подземки, в отличие от самолета, туалета нет. Значит, смешивать НЕГДЕ.

Бдительные сограждане вызвали антитеррористическую бригаду. Сограждане - люди простые. Им сказали по телевизору – террористы начали паковать взрывчатку в банки из-под кока-колы, значит, теперь каждый пьющий водичку – террорист, но ведь полиция, прибыв на место происшествия, должна была сообразить, что к чему. Зачем было заставлять несчастную женщину дегустировать ее сок?

Но это все ерунда по сравнению с тем, что я наблюдал на днях в том же метро. Я редко езжу на метро и наверное, как говаривал Шарапов, «глаз у меня еще не замылился». Представьте себе поезд, мчащийся на большой скорости. Резкое торможение. Я сижу рядом с кабиной машиниста. Поезд остановился в слабо освещенном туннеле между станциями. Из окошка машиниста высовывается черная рука в рабочей рукавице и начинает одну за другой выкручивать лампочки, висящие на стенке туннеля. Выкрутив пять лампочек, машинист погнал поезд дальше.

Полный вагон людей. Никто не сказал ни слова. Никто даже не посмотрел в ту сторону. Как будто так и надо – машинист поезда, зарабатывающий как минимум семьдесят тысяч в год, тырит копеечные лампочки из туннеля и НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК НИКУДА НЕ ЗВОНИТ. Это ведь не терроризм. Чего звонить-то? Может, у человека просто нет времени сходить в «Home Depot».

Но это еще не все. Степень зомбированности американского общества мне стала понятна вечером того же дня. Встретив жену с работы, мы пошли с ней перехватить чего-нибудь съедобного в food court, расположенный на третьем этаже Pier 17 на Манхэттене. Довольно популярное местечко рядом с Бруклинским мостом.

Сидим с женой, «наслаждаемся» китайской кухней. Вокруг сотни людей поглощают пищу разнообразных национальных кухонь. Мой взгляд случайно задержался на большом рекламном плакате на стене. Представьте себе препарированный труп – вскрытая грудная клетка, мозги наружу, голые мышцы, на лице без кожи застыла улыбка из сухожилий. Труп находится в позе приготовившегося к броску мячом футболиста (американский футбол с продолговатым мячом).

На плакате, помимо трупа, было написано приглашение посетить выставку человеческих тел.

Внимательно осмотрев большой зал американской столовой, я обнаружил, что подобные плакаты развешаны в огромном количестве везде, где только возможно. На каждом плакате было другое изображение. Скажем так – двадцать плакатов, и на каждом свой отдельный препарированный трупик в натуральную величину. Все трупики улыбаются. Вокруг сидят сотни жующих людей, которые не замечают, что принимают пищу практически на столе у патологоанатома.

Я долго смотрел на живых людей и на плакаты с трупами. Я не увидел ни одного взгляда, сфокусированного на эту рекламу мертвых тел. Все живые, простите меня за выражение, с аппетитом пожирали пищу, а трупики, развешанные вокруг, улыбались.

На всякий случай я спросил работника фуд-корта – сколько месяцев висят эти плакаты и были ли жалобы от посетителей. Ответ был обескураживающим – «КАКИЕ ПЛАКАТЫ?». Я показал. Человек посмотрел, сходил к менеджеру, пришел через пять минут и сказал, что точного времени появления плакатов он не знает, НО ЖАЛОБ от посетителей не было.

Через этот фуд-корт проходит как минимум двадцать тысяч голодных посетителей в день.

Люди – зомби. Они начинают звонить в полицию, когда кто-то наливает в бутылку от минеральной воды фруктовый сок, но не замечают, когда машинист поезда тырит лампочки или спокойно едят, когда в местах приема пищи развешаны фотографии препарированных трупов в натуральную величину.

Михаил Майоров

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: