Политические династии в США: непотизм или норма?

08/25/2006 - 11:43

Политические династии существуют в стране с первых лет ее образования. Однако в наше время это явление получило наибольшее распространение.

По данным, опубликованным газетой USA Today, более 50 государственных деятелей имеют родственников, заседающих в законодательных органах. Причем речь идет не о дальней, а о близкой родне: детях, братьях... Для сравнения: 20 лет назад всего 24 государственных деятеля имели близких родственников в обеих палатах Конгресса.

Самый известный пример – сенатор Хиллари Клинтон, жена экс-президента Билла Клинтона. А ныне на политическом небосклоне появилась новая звезда: сын бывшего президента Джимми Картера, Джек Картер, получил в Неваде номинацию Демократической партии на пост сенатора. На первичных внутрипартийных выборах за него проголосовали 80% демо-кратов.

В той же Неваде конгрессмен-республиканец Джим Гиббонс баллотируется на пост губернатора, а его жена Доун Гиббонс, депутат нижней палаты легислатуры штата, претендует на место своего мужа в Конгрессе. В Мичигане «семейственность» распространена еще больше. Законодатели штата как будто стараются «порадеть родному человечку».

Одну из причин специалисты видят в том, что введено ограничение срока службы законодателей: разрешено лишь одно повторное избрание. Таким образом, в нижней палате можно заседать лишь 6 лет подряд, а в верхней – 8 лет. Поэтому складывается впечатление, что политики пытаются сохранить влияние, проталкивая на свое место родственника. Но в этом нет ничего противозаконного, и это вполне соответствует традициям страны. Можно вспомнить президентов Джона Адамса и Джона Куинси Адамса, династию Кеннеди, Бушей... Кстати, Прескотт Буш, дед нынешнего президента и отец экс-президента Буша-старшего, был в середине прошлого века сенатором.

В Сенате штат Мичиган представляет Карл Левин. Его брат Сэндер Левин – конгрессмен. А сын конгрессмена 45-летний адвокат Энди Левин баллотируется в сенат штата. В Пенсильвании сын бывшего губернатора Роберт Кейси – член правительства штата – лидирует в борьбе за место в Сенате. В Нью-Джерси депутат верхней палаты штата Томас Кин-младший – сын бывшего губернатора Томаса Кина-старшего – тоже лидирует в гонке за сенаторское кресло. Политические наблюдатели объясняют этот успех известностью фамилии.

Президент Фонда общественной политики в Джорджии Роджерс Уэйд говорит:

— Нет ничего плохого не только с юридической, но и с этической точки зрения, если в семье существует традиционный интерес к политике, к общественным делам, и из нее выходят крупные политические деятели. У нас в Джорджии члены одной семьи занимают выборные должности более 50 лет. Есть примеры и в Луизиане, и в Огайо. В Мэриленде за место в Конгрессе ведут борьбу Джон Сарбанес, сын бывшего сенатора Пола Сарбанеса, и Питер Бейленсон, сын бывшего калифорнийского конгрессмена Энтони Бейленсона... Такая преемственность типична как для местных органов власти, так и для федеральных.

Но надо подчеркнуть, что родственники далеко не всегда придерживаются одинаковых взглядов, не всегда являются идеологическими единомышленниками. Например, Теодор Рузвельт был убежденным республиканцем, Франклин Рузвельт – убежденным демократом. Учтите, что речь идет о выборных должностях, они не наследуются. Кандидаты, претендующие на них, стремятся предложить избирателям нечто такое, что их привлечет в наибольшей степени.

«Почему сын пекаря может стать пекарем, дочь актера – актрисой, брат адвоката – адвокатом, а сын президента, брат президента или жена президента не может стать президентом?» — задает риторический вопрос Роджерс Уэйд.

Александр СИРОТИН

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: