Разговорчики во время перерыва

08/08/2006 - 10:42

Может ли российский футбол быть интересным, если именитые игроки премьер-лиги разваливаются, как старая мебель

По книге Короля футбола «Я — Пеле» бразильцы учились читать. По книге Виктора Понедельника «Исповедь центрального форварда» мальчишки учились делать первые шаги в футболе, не пасовать перед трудностями. Форвард ростовского СКА и сборной СССР вспоминает обычный матч, в котором не заладилась игра. Тренеру Виктору Маслову (тогда его еще не называли великим!) отпущен короткий перерыв на то, чтобы успокоить игроков, зарядить их на борьбу. Он говорит тихо, медленно, как бы выверяя каждое слово, напоминает о тактических ходах, сообразуясь с обстановкой и действиями соперников. Потом его голос гремит: «Подумаешь, жара! Вы что, красны девицы? Не растаете. Я со своей фамилией и то не таю». Истекают последние минуты перерыва, и тут следует эффектная концовка: «Неужели вам не хочется обыграть «Спартак»? Играем по новой системе — мы забиваем, они пропускают!» Пауза. Все хохочут. Пахомов поднимает руку: «Есть предложение — послать к спартаковцам парламентера, пусть сдаются, их дело все равно безнадежно». Ребята поднимаются с кресел, шутят, разговаривают. Когда они бросятся в атаку, соперники будут озадачены переменой в их настроении… Победа!

Виктор Понедельник: «А где же тренер? Виктор Александрович сидит в углу раздевалки. Глаза полузакрыты. И только синева под глазами — ее не было до начала игры — выдает, что Маслов чертовски устал».

НЕЛОВКАЯ СРЕЗКА

Голы в ворота Юрия Жевнова сыпались, как из рога изобилия. Сантос Моцарт с пенальти, через 12 минут Никита Баженов, потом Олег Кузьмин неловко срезал мяч в свои ворота. Эктор Бракамонте, не забивший в начавшемся сезоне ни одного гола, сидел на скамейке запасных памятником невезучему нападающему, обхватив руками голову. К перерыву «Спартак» вел со счетом 3:0. Разгром! Как можно встряхнуть, оживить в раздевалке своих воспитанников за несколько минут, отпущенных на отдых?

— Я никогда не ругаюсь матом, — главный тренер ФК «Москва» Леонид Слуцкий, приехавший в столицу из Волгограда, улыбается иронично, в привычной уже для любителей футбола манере, — это мой принцип. После трех безответных мячей от спартаковцев в первом тайме в раздевалке я говорил достаточно громко, но без нецензурщины. Говорил, что нельзя так играть, ребята, вас показывают по федеральному каналу, который смотрит вся страна. Именитым игрокам уровня премьер-лиги нельзя разваливаться, как старой мебели. Впереди еще 45 минут. И если в первом тайме мы успели сделать столько плохого, то почему бы во втором нам не сделать столько же хорошего?

И еще он добавил: «В перерыве была сказана спартаковская фраза: все проиграно, кроме чести! Мы не планировали сравнять счет, но хотели выйти из ситуации достойно».

ВЗРЫВ В РАЗДЕВАЛКЕ

«Горожане» вновь вышли на поле и — гол за гол! — мячи полетели в обратном направлении. Дмитрий Кириченко (скоро он войдет в Клуб имени Григория Федотова), Сергей Семак, Томаш Чижек — 3:3. Напрасно спартаковский вратарь Войцех Ковалевски прятал мяч за спину, пытаясь потянуть время! Дело было сделано. Бракамонте: «Мы заслужили эту ничью». Кириченко: «Каждая команда играет так, как позволяет ей соперник. Во втором тайме мы позволили «Спартаку» гораздо меньше, это и сказалось на результате». Семак: «Помогли характер, удача, командный дух, заставивший нас не остановиться и не пропустить еще пару голов».

Леонид Слуцкий: «Иногда тренеры устраивают в раздевалке настоящие взрывы. Когда я работал в волгоградской «Олимпии», мог позволить себе пустить в стену бутылку воды или перевернуть стол с медикаментами. Такие вещи нужны, чтобы вывести команду из спячки. К тому же у юношей, которые и формировали состав «Олимпии», все действия идут от эмоций. Во время игры у них случаются невероятные потери концентрации внимания, необъяснимый брак. Я ждал перерыва, потому что знал: громкие и сильные коррективы помогут. Ведь кроме крика на игроков идет невероятная энергетика. Из раздевалки я выходил обессиленным, а они — заряженными на игру…»

СТОЛИЧНАЯ ЗАМАНУХА

Главный тренер «СКА-Энергии» Сергей Горлукович придержал за руку Владислава Никифорова перед заменой: «Видишь, клубный флаг на трибуне и один человек сидит? Ты должен для него отработать!» Зажигательная речь не помогла, все надежды перечеркнул гол Руслана Усикова из брянского «Динамо»…

Партнер показывает Сергею Селину кровоточащее колено. Он посмеивается: «Три к носу, и все пройдет! Во втором тайме перебегаешь». Почти двадцать лет отдал ростовскому футболу этот универсальный полузащитник. В СКА Сергей провел более ста матчей, забил 2 гола («Не сложились у нас отношения с Германом Зониным. Как тренер он был силен, а вот в человеческом плане…»), в «Ростсельмаше» — 277 матчей, 15 голов («Здесь я провел лучшие годы»), по просьбе Александра Ирхина помогал азовской команде («Ирхин сильный тренер, но ему почему-то не везет»). Заманчивые приглашения Селин получал от московского «Локомотива», одесского «Черноморца», кишиневской «Нистру»… Одна из памятных зарубок — прикосновение к ЦСКА во главе с легендарным Всеволодом Бобровым.

— Телеграммой Сергея Кривчуна, Юрия Бобкова и меня вызвали в Москву, — вспоминает Сергей. — В ЦСКА потренировались неделю, потом Бобров мне сказал: «Ты нам подходишь». Но мне у них не понравилось, потянуло домой. Попытался отговориться: «Я в армию не хочу». Бобров проявил настойчивость, чуть поднажал: «Какая тебе здесь армия?» И пообещал двухкомнатную квартиру. В Москве! Бобков остался, а мы с Кривчуном отказались. Тогда Всеволод Михайлович смилостивился: «Если не хотите играть у нас, поезжайте в Ростов. Поехали…»

ПОЗДНИЙ РАЗГОВОР

Много позже легендарный Бобров посетил Ростов. Он был прост и доступен. О многом хотелось расспросить его. На стадионе СКА Всеволод Михайлович дал журналисту «добро»: «Отвечу на любые вопросы. Подходите после матча. Никаких запретных тем». Тогда это было в диковинку. Да и было ему что рассказать!

Но стало известно, что в «потайной» комнате, замаскированной зеркалами, в честь именитого гостя столы ломятся от яств. И бутылок. В тот период это была слабость великого Бобра. Хлебосольные хозяева чествовали его перед игрой, и в ходе первого тайма ненадолго исчезали с глаз людских… Чтобы не рисковать, журналист подошел к Боброву уже в перерыве. Раскрасневшийся Всеволод Михайлович отмахнулся: «О чем сейчас говорить? Пока рано. Давайте после игры».

А после игры он только и произнес: «А вот теперь поздно!»

Раздел: 
Спорт
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: