Новый фильм Альмодовара – «Возвращение»

07/04/2006 - 12:26

В российский прокат вышел фильм – участник Каннского кинофестиваля – 2006 – «Возвращение» Педро Альмодовара. По словам режиссера, фильм посвящен его детским годам в Испании, в деревушке региона Ла-Манча, где рассказ о являющихся духах родственников – традиционная составляющая обыденного разговора, где женщины трепетно хранят память об усопших и проводят часы, ухаживая за их могилами. От картины так и веет национальными традициями, древними преданиями и культом предков. Почему бы российским режиссерам не взять на вооружение имеющийся в России мощный фонд таинственных обрядов, ритуалов и обычаев?! Того гляди - и получили бы ветку в Каннах!

Сюжет

Речь в фильме вот о чем. Придя как-то вечером домой, Раймунда (Пенелопа Крус) обнаружила зареванную дочь и окровавленный труп мужа: девочка зарезала папашу, когда он, напившись, начал к ней приставать. В это время в доме старшей сестры Раймунды Солы (Лола Дуэна) появляется призрак умершей матери (Кармен Маура), которая когда-то поссорилась с младшей дочерью, а теперь хочет помириться, но не знает как. Чтобы не вызывать у знакомых ненужных подозрений, Сола объясняет всем, что живущая у нее женщина - русская иммигрантка.
О мужчинах и женщинах
Новый фильм Альмодовара не зря называется «Возвращение» – «Дурное воспитание» (предпоследний фильм) отчасти было попыткой режиссера отойти от привычного стиля - снять кино про мужчин, более жесткое, откровенное и строгое. Теперь испанец взялся за старое - сделал яркую и веселую картину о женщинах. Однако, выражая свое отношение к мужчинам и женщинам, Альмодовар заявляет: «Двадцать лет назад я любил и мужчин, и женщин, потом переключился только на мужчин. С тех пор ничего во мне не менялось». Женщины в новом фильме режиссера так же красивы и сильны духом, как и в ранних работах Педро, но все чаще меняют статус: из жен и любовниц становятся матерями, позволяя режиссеру рассуждать о смене поколений, течении времени и о прошлом, которое неотделимо от настоящего.
Режиссер о своем фильме

- Когда я писал сценарий и снимал картину, моя мать постоянно была где-то близко. Я не знаю, хорош ли вышел фильм, но уверен, что все хорошее в нем идет от нее.
У меня есть впечатление, и я надеюсь, оно не преходяще, что мне удалось собрать в одну субстанцию все распавшееся, что причиняло мне много боли и волновало меня всю жизнь. Я бы даже сказал: перемалывало все мое существование, чересчур его драматизируя. Имя этой субстанции - смерть. Необязательно моя или тех, кого я люблю. Смерть как безжалостное исчезновение всего живого. Я ее никогда не понимал и не принимал, и постоянно ускоряющийся бег времени повергал меня в стресс.

А главное, что в «Возвращении» возвращается, - это призрак матери, который явился дочери. В моей деревне такие вещи случаются, и я вырос в окружении подобных историй, хотя в призраки не верю. Верю только? когда это случается с другими людьми или в выдумках. И вот эта выдумка в моем фильме вселяет в меня то спокойствие, какого я не испытывал очень давно.

Слово «спокойствие» для меня означает - тайну. Я никогда не был спокойным человеком. Моя врожденная неугомонность в сочетании с возрастающей неудовлетворенностью обычно становилась стимулом к работе. Но в последние годы моя жизнь стала постепенно разъедаться страшным волнением. Это волнение губительно и для жизни, и для работы, ведь чтобы снимать фильм, спокойствие даже важнее таланта. Это не значит, что я стал в меньшей степени перфекционистом. Но я уверен, что с «Возвращением» я в какой-то степени восстанавливаю свое спокойствие - понятие, за которым следует масса других не менее важных понятий.

У меня есть ощущение, что при помощи этой картины я преодолел скорбный период моей жизни, потому что нуждался в такой безболезненной скорби. Я заполнил вакуум, попрощался с чем-то, с чем не мог расстаться до сих пор, - с моей юностью. В этом нет ничего мистического, и моя мать мне не являлась, хотя, как я уже сказал, я чувствовал ее присутствие яснее, чем всегда.

«Возвращение» - дань обрядам, которые исповедуют люди моей деревни в их отношении к смерти и мертвым. Мертвые здесь никогда не умирают. Я всегда восхищался и завидовал естественности, с какой мои соседи говорили о мертвых, берегли память о них и заботились о могилах, пока сами не найдут упокоение. У меня есть оптимистическое ощущение, что я теперь обогащен этим знанием и оно останется со мной.

Повторяю, я никогда не принимал смерть, не понимал ее. И вот впервые я могу смотреть на нее без страха, хотя по-прежнему ее не понимаю и не принимаю. Но я начинаю проникаться мыслью, что она существует. Хотя я неверующий человек, я попытался вернуть с того света героиню Кармен Мауры и позволил ей поговорить о рае, аде и чистилище. Я не первый открываю, что «тот свет» - здесь, с нами. Тот свет и есть наш свет. Мы сами - ад, рай и чистилище, все это внутри нас. Сартр описал это лучше меня...

Раздел: 
Культура и шоубизнес
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: