ПАРЛАМЕНТАРИИ ИНГУШЕТИИ НЕ ПРИНИМАЮТ «ПЛАН КОЗАКА»?

05/17/2006 - 21:29

Предполагалось, что на состоявшемся 8 февраля в Ростове-на-Дону совещании полпреда Президента РФ в ЮФО Дмитрия Козака с представителями органов исполнительной власти республик Северная Осетия — Алания и Ингушетия будут расставлены все точки над «i» по устранению последствий осетино-ингушского конфликта октября-ноября 1992 года, выработаны меры по выполнению поручения Президента РФ В. Путина об окончательном урегулировании последствий конфликта. Соответствующие решения на совещании были приняты, однако они не устроили ингушских парламентариев. Поэтому 16 февраля на расширенном заседании Совета Народного собрания Республики Ингушетия в знак своего полного несогласия с выводами совещания парламентарии республики решили обратиться к Президенту РФ В. Путину.

Исходя из текста обращения, в Ингушетии не согласны с протоколом февральского совещания полпреда Президента РФ в ЮФО, внимание главы государства акцентируется на том, что «в протоколе заложен ряд конкретных мероприятий, направленных не на урегулирование конфликта, но на его усугубление, консервацию».
Основная проблема в том, что, как считают подписавшие обращение, в протоколе совещания «полностью отсутствует пункт о возвращении вынужденных переселенцев именно в места прежнего постоянного проживания».
Если «В. Путин в своем поручении от 14 ноября 2004 года (№ МК-1871) дает конкретные поручения по возвращению и обустройству, то на уровне полпредства Южного федерального округа первое слово «возвращение» полностью выпадает, и речь идет только про обустройство», — комментирует обращение парламентариев председатель комиссии по межнациональным и международным отношениям, связям с общественными и религиозными организациями и объединениями ингушского парламента Саид Маштагов.
Кроме того, расширенный Совет Народного собрания отвергает идею обустройства вынужденных переселенцев в месте компактного проживания в поселке Новый неподалеку от административной границы северной Осетии и Ингушетии, но на территории последней: «Почему деньги, выделяемые из бюджета страны, должны расходоваться на создание новой инженерной сети и транспортной инфраструктуры, а не на финансирование восстановления и строительства жилья в местах прежнего проживания вынужденных переселенцев, где данная инфраструктура уже имеется?», — задают вопрос в обращении народные избранники, тем самым опровергая решение февральского совещания в полпредстве, где предписывается «завершение установки временного жилья на земельных участках, выделенных вынужденным переселенцам из стихийно образовавшегося поселения вблизи поселка Майский пригородного района Северный Осетии в поселке Новый».
Впрочем, вопросы к первому лицу страны на этом не заканчиваются. «Почему возвращающиеся вынужденные переселенцы должны поселяться не на своих подворьях, а в запланированных для них резервациях? Почему осетинский и ингушский народы должны жить раздельно друг от друга?» — недоумевают в обращении парламентарии.
При этом подписавшие обращение аргументируют свои вопросы данными анкетирования федеральной миграционной службой России вынужденных переселенцев-ингушей, 99 процентов из которых изъявили желание вернуться именно в места прежнего постоянного проживания.
Особое возмущение парламентариев вызывает работа комиссии по учетному делу вынужденных переселенцев. Созданная при правительстве Северной Осетии 1 февраля нынешнего года, по мнению обращающихся, она препятствует возвращению переселенцев в места прежнего постоянного проживания. По словам Саида Маштагова, «только при наличии заключения главы местного самоуправления о том, что тот или иной гражданин-ингуш может быть возвращен в места прежнего проживания, комиссия решает его дальнейшую судьбу».
— Если же глава говорит, что сосед против такого возвращения, — автоматически принимается решение об отказе, — отмечает С. Маштагов.
Исходя из этого, он считает, что «главам местного самоуправления в Северной Осетии в данном случае даны права прокуратуры, суда — они единолично могут решать вопросы пребывания ингушей».
«По сути, пункт протокола февральского совещания, в котором возможность возвращения вынужденных переселенцев в места их прежнего проживания определяется на уровне властей Северной Осетии, является продолжение политики руководства Северной Осетии в лице А. Галазова и А. Дзасохова о невозможности совместного проживания осетин и ингушей, отмененного нальчикским соглашением в 1993 году, и взятого на вооружение уже руководством ЮФО», — отмечается в обращении к В. Путину.

На основании этих и других аргументов, парламентарии Ингушетии делают вывод о том, что «руководство ЮФО в лице Дмитрия Козака совместно с руководством Северной Осетии намерены поселить вынужденных переселенцев на административной границе республик и тем самым исключить саму возможность возвращения вынужденных переселенцев в места своего прежнего проживания». При этом, по мнению подписавшихся, «политика ЮФО направлена на откровенную поддержку плана, предложенного руководством Северной Осетии».
В итоге в обращении выражена просьба к Президенту России «создать государственную комиссию с включением в ее состав заинтересованных сторон для окончательной выработки предложений по определению административно-территориальной границы Республики Ингушетия».
В свою очередь полпред Президента РФ в ЮФО Дмитрий Козак отверг обвинения в необъективности своей позиции. Он заверил, что поселок Новый «обустроен для тех, кто желает там поселиться», и «никого насильно туда переселять не будут». Обращение же ингушских депутатов он назвал попытками «некоторых псевдополитиков» зарабатывать «дешевые политические дивиденды» на «человеческом горе».


Александр ДИПКУН

Наша справка
«НАСЛЕДСТВО» ДЕПОРТАЦИИ
Ныне Пригородный район входит в состав Северной Осетии. Но истоки конфликта уходят в 1924 год, когда была упразднена Горская автономная социалистическая республика. В этой части Северного Кавказа из нее образовались три области — Чеченская, Ингушская и Северо-Осетинская. Ингушская автономная область включала тогда не только нынешнюю территорию Ингушетии, но Пригородный район и даже часть Владикавказа, который был ее столицей.
В 1934-м году Ингушскую АО упразднили, она стала частью Чечено-Ингушетии. Владикавказ (тогда Орджоникидзе) целиком вошел в Северную Осетию, а Пригородный район вместе с живущими там ингушами - в Чечено-Ингушскую автономную область, преобразованную в 1936 году в АССР. В ведение Осетии Пригородный район вошел в 1944 году, после депортации чеченцев и ингушей в Казахстан и Сибирь.
В 1957-м репрессированные народы начали возвращаться из ссылки, и Чечено-Ингушетию восстановили, но не в прежних границах: Пригородный район остался в составе Северной Осетии, а к Чечено-Ингушетии для компенсации «прирезали» три ставропольских района (нынешние Шелковской и Наурский районы Чечни), расположенные вдоль ее северной границы. Когда же разделились Ингушетия и Чечня, «новые» районы остались в составе Чечни.
Во многом именно проблема Пригородного района, считают аналитики, привела к вооруженному конфликту в 1992 году. Кровопролитие тогда остановили федеральные войска, но большинство живших в Пригородном районе ингушей, бросив свои дома, бежали в Ингушетию.
Проблем во взаимоотношениях двух республик подписанные затем договоры так и не сняли. Ингуши требуют возвращения беженцев в Пригородный район и исполнения федеральных законов «О реабилитации репрессированных народов» и «Об образовании Ингушской республики», которые предусматривают территориальную реабилитацию ингушей и определение границ РИ как субъекта РФ.
После упразднения в 2004 году спецпредставительства Президента РФ по урегулированию осетино-ингушского конфликта, решением затянувшейся проблемы возвращения ингушских беженцев взялся полпред Президента РФ в ЮФО Дмитрий Козак. 8 апреля прошлого года Александр Дзасохов и Мурат Зязиков в его присутствии должны были подписать план «Первоочередные совместные действия по урегулированию осетино-ингушского конфликта октября — ноября 1992 года». Этот документ, якобы, был заранее согласован с правительствами и парламентами Северной Осетии — Алании и Ингушетии. Однако Александр Дзасохов, сославшись на то, что план не подкреплен какой-либо финансовой базой, отказался его подписывать.
После ухода А. Дзасохова в отставку и утверждения в должности главы Северной Осетии — Алании Таймураза Мамсурова противников у «плана Козака» вроде бы не осталось. Увы, теперь его не принимают парламентарии Ингушетии…

Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: