Кремль Inc. расширяет контроль над индустрией

11/23/2006 - 13:11

Критики утверждают, что российское правительство использует отчуждения в пользу государства, чтобы заниматься своим политическим бизнесом.

Оранжевые отблески расплавленных титановых болванок освещают похожий на пещеру завод, один из нескольких объектов советской эпохи, раскинувшийся на 5 тыс. акров в городке Верхняя Салда, к востоку от Урала. Горячий металл скоро превратится в десятки деталей для нового самолета Boeing-787 (Dreamliner).

Этот пульсирующий изолированный комплекс перевезли сюда, когда СССР эвакуировал свою промышленность на восток перед лицом продвижения немцев в 1941 году. Теперь здесь главный офис "ВСМПО-Ависма", крупнейшего в мире производителя титана – прочного и легкого металла, являющегося базовым элементом в авиационной промышленности. Стоявшая на грани краха в начале 1990-х годов, компания превратилась в предприятие мирового класса, главного поставщика компаний Boeing Co., Airbus и Rolls-Royce, который сегодня контролирует 27% мирового рынка титана.

То, что произошло дальше, стало обычным делом для компаний, излишне успешных в путинской России. "ВСМРО-Ависму" прибрало к рукам государство.

В таких отраслях, как энергия, авиация, машиностроение, горное дело и производство автомобилей, компании, оправившиеся после распада СССР, государство забирает обратно, под свой контроль, или консолидирует в руках бизнесменов, лояльных властям. Правительственные чиновники и кремлевские инсайдеры сегодня сидят в советах директоров крупнейших компаний страны.

И нет никаких признаков, что жажда Кремль Inc. контролировать идет на убыль. Как утверждает Татьяна Становая, старший аналитик московского Центра политических технологий, Кремль присматривается к новым капиталам в энергетике, а также в добыче алмазов, металлургии и машиностроению.

Кремль называет разрастающуюся экономическую роль государства важным элементом создания сильных компаний, способных конкурировать в глобальной экономике. Отчуждения в пользу государства также официально называют необходимой отменой темных приватизационных сделок 1990-х годов, которые лишили казну доходов и стратегических активов, имеющих критическое значение для безопасности России.

Но превращение правительства в имеющего неоспоримое превосходство игрока в бизнесе привело к обвинениям, что Кремль использует огромную власть, чтобы навязать себя не желающим этого партнерам, и применяет вновь обретенное экономическое влияние как инструмент внешней политики, одновременно обогащая политических инсайдеров.

Эта фактическая ренационализация ключевых отраслей одновременно является отступлением от целей приватизации – главной опоры для превращения России в рыночную экономику после распада СССР. Стремление отдать собственность в частные руки рождалось из веры, что такие компании будут эффективнее и привлекательнее для инвесторов, чем промышленные динозавры советских времен.

"Государство решило, что пришло время собирать камни, которые были разбросаны, совсем по Библии, – сказал Владислав Тетюхин, 73-летний предприниматель, который вместе с партнером Вячеславом Брештом стоял за возрождением титановой компании. – Мне заявили, что теперь имеет смысл для государства держать все в одном кулаке".

"Рособоронэкспорт", государственная российская компания, торгующая оружием, в ноябре забрала большинство мест в совете директором "ВСМПО-Ависма" после приобретения 66% акций компании, включая пакеты Брешта и Тетюхина; последний останется генеральным директором. Новым председателем совета директоров стал Сергей Чемезов, глава "Рособоронэкспорта" и бывший офицер КГБ, служивший в Дрездене, ГДР, с Путиным. Чемезов от интервью отказался.

Политический аналитик и консультант Кремля Сергей Марков в недавней статье писал, что в глобальной экономике основное требование – быть сильным и конкурентоспособным, иначе тебя "сожрут". Политика Путина, продолжал он, становится все яснее: продвигать создание пула крупных российских компаний, способных стать глобальными игроками. Это, по мнению Маркова, позволит России сохранить независимость экономики и, в условиях свободной конкуренции, спасти отборные звенья российской экономики от приобретения иностранными транснациональными корпорациями.

Другие относятся к этому скептично. "Мы должны проводить различие между государственным капитализмом и бюрократическим капитализмом, у нас бюрократический капитализм, группы чиновников берут контроль над компаниями, – заявил Никита Белых, лидер маленькой партии Союз правых сил. – Попытки государства взять под контроль разные компании можно объяснить желанием чиновников переделить собственность. А отсутствие прозрачности в таких сделках пугающе и опасно".

Растущая роль государства в экономике началась с нефти, когда государственная энергетическая компания "Роснефть" взяла под контроль в конце 2004 года главный актив компании ЮКОС, основанной Михаилом Ходорковским. Олигарха посадили в тюрьму за неуплату налогов и мошенничество, а его компанию разрушили. Контролируемый государством энергетический гигант "Газпром", мажоритарный пакет которого государство приобрело в 2005 году, купил "Сибнефть", нефтяную компанию, принадлежавшую магнату Роману Абрамовичу. Конкурирующие предложения, по словам бывшего экономического советника Путина Андрея Илларионова, не рассматривались.

Несколько западных нефтяных компаний в настоящее время находятся под следствием в связи с нарушениями лицензий и экологическими злоупотреблениями, что некоторые аналитики называют слабо завуалированной попыткой пересмотреть условия контрактов, заключенных в 1990-е годы, и увеличить долю государства в энергетических проектах. Проект стоимостью 22 млрд долларов, который компания Shell ведет на острове Сахалин, к северу от Японии, сейчас столкнулся с угрозой потери лицензии. Другому миллиардному проекту с участием British Petroleum грозит такая же участь. Государственный контроль над добычей нефти увеличился с 10 до 30% в 2004-2006 годах и может достичь 50% в будущем году, говорится в недавнем докладе британской компании Control Risks Group.

"Мы приветствуем иностранные инвестиции, но государству должен принадлежать контрольный пакет в столпах экономики, – заявил Владимир Тарачев, член парламента от правящей партии "Единая Россия". – Это не национализация".

Правительство рассматривает закон, который не позволит иностранным инвесторам получать контроль над компаниями в некоторых стратегически важных секторах промышленности: энергетике и добыче полезных ископаемых, авиации, космосе и ядерной энергетике. И, по словам Тарачева, в правительстве есть сильное лобби за введение для иностранных инвесторов, приобретающих миноритарные пакеты в определенных отраслях, процедуры утверждения под контролем ФСБ, российской преемницы КГБ.

Сотрудники президентской администрации и государственные чиновники вплоть до министров сегодня сидят в советах директоров контролируемых государством компаний вроде "Газпрома" и "Роснефти", а также горнодобывающих, судоходных, железнодорожных и авиатранспортных компаний. Вице-премьер Дмитрий Медведев, вероятный кандидат в президенты в 2008 году, является президентом "Газпрома". Другой вероятный кандидат, вице-премьер и министр обороны Сергей Иванов, предложен на пост главы новой объединенной авиастроительной корпорации, которая соберет всех авиапроизводителей страны под эгидой фирмы, контролируемой государством.

Альянс политики и бизнеса породил обвинения, что такие компании, как "Газпром", используют свое влияние, к примеру, для наказания Украины и Грузии, вышедших из российской орбиты. "Газпром" недавно объявил, что хочет больше чем вдвое поднять цену газа для Грузии. "Государственные компании используются для решения политических задач внутри страны и в мире, – заявил Владимир Рыжков, член парламента и лидер малочисленной оппозиционной Республиканской партии. – Так что экономическая логика становится жертвой политических интересов".

Михаил Пак, аналитик московской инвестиционной группы "Капитал", сказал в интервью, что титан может стать, в числе прочего, инструментом для осуществления желания России сформировать стратегическое партнерство с EADS, головной компанией Airbus. Руководители компании, зарегистрированной в Нидерландах, категорически отвергли предположения, что Россия может получить роль в управлении компанией.

"Государство хочет, чтобы эти корпорации возглавляли надежные люди, лояльные патриоты, сильно отличающиеся от владельцев 1990-х годов и действующие в национальных интересах, как их понимает Кремль, – сказала аналитик Становая. – А это совпадает с конкретными интересами людей из окружения Путина, который путем передела собственности усилил их экономические позиции".

В прошлом году Тетюхина пригласили на чай в главный офис "Рособоронэкспорта" в Москве, и разговор, сказал он, быстро принял неприятный, но не неожиданный оборот. Руководители "Рособоронэкспорта" сказали ему, что хотят купить контрольный пакет в титановом концерне. Чай, сказал он, вдруг показался не таким сладким.

Поначалу Тетюхин и Брешт публично протестовали против продажи своих акций, но их компания скоро оказалась под следствием налоговой полиции, а прокуратура начала проверку акционерной структуры "ВСМПО-Ависма". Перед тем, как "Ависму", поставляющую сырье, купила группа ВСМПО, она принадлежала Ходорковскому, а это потенциально опасная связь.

"Рособоронэкспорт" заявил, что планирует выход в сферу металлов, чтобы "предотвратить захват предприятий металлургического сектора различными организациями, включая те, которые действуют в интересах иностранного капитала и используют противозаконные методы".

Сопротивление в ВСМПО быстро увяло. Тетюхин, у которого осталось 3,8% акций компании, сказал, что примирился с продажей из-за заверений, что "Рособоронэкспорт" сохранит титановый концерн как надежного поставщика зарубежных партнеров, который сейчас приносит 75% объема продаж компании, достигающего 1 млрд долларов в год.

В августе Boeing и ВСМПО подписали контракт на поставки титана и полуфабрикатов на сумму 18 млрд долларов в течение 30 лет. Майкл Талл, пресс-секретарь Boeing, заявил: "Мы встречаемся с ВСМПО на регулярной основе, как со всеми нашими стратегическими поставщиками. Мы не обсуждаем публично темы этих встреч, но, несомненно, у нас очень тесные отношения с ВСМПО, что подразумевает непрерывное, регулярное общение по всем вопросам".

В августе США ввели санкции против "Рособоронэкспорта" за продажу Ирану оборудования, которое предположительно может содействовать разработке оружия массового уничтожения. Компания энергично отрицает эти обвинения. Однако соглашение с Boeing не подпадает под действие американских санкций, которые применяются к приобретениям правительства США, но не частных компаний.

Питер ФИНН

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: