Бойтесь Россию!

11/09/2006 - 19:02

При президенте Путине Россия развивается в сторону авторитаризма. Европа смотрит на это безучастно. Обеспокоенная поставками энергоносителей из империи Путина, Германия прячется за мнимую реалистическую политику. Однако пришло время поставить Москву на место

Движется ли Россия при президенте Путине к фашизму, задался недавно вопросом Economist. Журнал волнуется не зря. За время своего второго президентского срока Путин превратил страну в авторитарное государство с фашистскими тенденциями. Начав с "диктатуры закона", призванной покончить с хаосом периода правления Ельцина, сегодня Путин делает ставку на диктатуру бесправия и крайнего национализма.

Принципы фюрера в России – это реальность. Политика, юстиция, общество, экономика работают на одного человека – на Путина. После крушения советской империи он хочет снова поставить страну, оскверненную клептократами, "на один уровень с США", сказал как-то закадычный друг Путина Герхард Шредер. Используемые им средства – это произвол государства, повсеместный контроль, монополизированная экономика и, наконец, армия.

Внутренние репрессии и внешняя агрессия

В политике и в обществе сотрудниками ФСБ, внутренней разведывательной службы, которую Путин возглавлял до 1999 года, присутствуют повсюду. Милиция и юстиция ополчаются против критиков режима. Экономика подчинена государству, у прессы связаны руки. "Ближнее зарубежье", как в России называют бывшие советские республики, видит в Москве угрозу собственному существованию. Угроза исходит не только от армии, но и от "Газпрома" – контролируемого государством газового колосса, который использует свои ресурсы в качестве оружия.

При этом Запад, в первую очередь Германия, не хочет замечать очевидного. Кажется, будто слабость России 1990-х годов, нашедшая свое отражение в алкогольной зависимости и коррумпированности Ельцина, вытеснила из памяти тот факт, что авторитарный режим этой страны в прошлом всегда опирался на внутренние репрессии и внешнюю агрессию. Империя, которая уничтожает своих внутренних противников и бесцеремонно действует в отношении менее могущественных соседей – именно такой была Россия до крушения Советского Союза. Такая же она и сейчас, с тех пор как в нее устремились нефтяные миллиарды. Растущая зависимость Западной Европы от поставок российских энергоносителей – это то главное, что питает самонадеянность Кремля в его стремлении к реставрации прежнего могущества.

Как спортсмены, находящиеся под действием допинга, Путин считает, что он на равных может померяться силами с атлетами из другой, более тяжелой весовой категории. Остановить Путина пока никто не пытается. Европа глубоко расколота в том, что касается российской политики. Если восточные европейцы и британцы бьют в колокола, то Германия идет на существенные уступки, в числе которых, например, строительство экономически бессмысленного, однако геостратегически важного Северо-Европейского газопровода, – с целью гарантировать себе поставки энергоносителей.

Американская администрация дистанцировалась от Москвы, предупреждая: это максимум, на что оно способно. Запутавшись в иракской авантюре и других конфликтах, президент США Буш зависим от Путина. Россия этим пользуется. Лишь потому, что Россия блокирует жесткие действия в отношение мулл, стремящихся к ядерному оружию, иранцы могут работать над своей атомной программой.

Слабый Запад укрепляет железную хватку Путина

Слабость Запада позволяет Путину беспрепятственно сжимать железную хватку внутри страны. Пока еще государство не регламентирует повседневную жизнь, как его коммунистический предшественник. Однако армия шпионов ФСБ, преемницы КГБ, вновь столь же велика, как и в советские времена. Карьеру в империи Путина может сделать лишь тот, кто является членом президентской партии "Единая Россия". Политические критики бессильны и находятся под угрозой.

Российский парламент – это фарс. В Госдуме принимаются законы, которые спускаются из Кремля. Возможно, вскоре здесь конституция изменится настолько, что Путин сможет править до конца своих лет. Сейчас Путин сам для себя создает оппозицию. Объединение мелких партий призвано отобрать голоса у все еще оппозиционных маргиналов-националистов и коммунистов – и тем самым поддержать главу Кремля.

Если советские руководители использовали в качестве идейной надстройки коммунизм, то Путин в тех же целях использует национализм. Россия в опасности, вдалбливает он в головы россиян. За преступностью, террором, коррупцией и бедностью в стране стоят иностранцы – сейчас это, в первую очередь, кавказцы, но также и Запад. Западные концерны готовы опустошить Россию; Запад хочет сокрушить страну. Тем самым Путин разжигает пожар национализма. И русские, удрученные поражением в холодной войне и ограбленные в эпоху Ельцина, отогреваются у этого огня.

"Россия для русских" – с этим требованием, согласно опросам, полностью солидарны больше половины респондентов. Три четверти опрошенных приветствуют аресты и высылку грузин, составление списков школьников, носящих грузинские фамилии. Перед этим Грузия выдворила из страны четверых россиян, которые подозревались в шпионаже.

Государственная экономика растет

Неудивительно, что крайние правые приветствуют "своего президента", а посягательства на жизнь иностранцев, торгующих на рынках, стали повседневностью. И неудивительно, что запрет на деятельность десятков неправительственных организаций, получающих финансирование из-за границы, который обусловлен новыми бюрократическими барьерами, практически никого не трогает.

Давление чувствуют и транснациональные концерны. Shell, Total, Exxon Mobil и ВР вынуждены волноваться за свои гигантские инвестиции, так как они не хотят делиться собственностью, гарантированной договором, с "Газпромом" и государством.

Да и сама российская экономика находится под контролем Кремля, даже если большинство предприятий все еще принадлежит частным лицам. Кто не может похвастаться карьерой в спецслужбах, ищет наитеснейших связей с государством. По крайней мере после показательного процесса над создателем ЮКОСа Михаилом Ходорковским и разрушения его концерна ни у кого не осталось сомнений в том, что антикремлевский курс, как его понимал Ходорковский, приводит к тюрьме или к эмиграции.

Параллельно растет государственная экономика: многочисленные энергетические предприятия находятся под контролем государства. Путин создает себе автостроительный, самолетостроительный, авиационный и алюминиевый концерны.

Укрощенная пресса

Пресса укрощена, последние критические журналисты работают с соизволения Кремля. Газеты, радиостанции и телекомпания принадлежат послушным Путину предприятиям и его личным друзьям. Журналисты, которые идут против системы, расплачиваются за это потерей работы и судебными процессами. А порою – потерей жизни, как недавно Анна Политковская.

За границей Россия беспрепятственно использует свои ресурсы в политических целях. С одной стороны, это оружие, чтобы держать в узде непослушные правительства, как произошло в начале года с Украиной, а теперь с Грузией.

С другой стороны, все чаще это приманка, чтобы беспрепятственно и выгодно разместить на западных рынках нефтяные миллиарды и тем самым укрепить свое влияние на Запад. Против этого (еще) существует политическое сопротивление, которое Москва, однако, надеется преодолеть эксклюзивными газовыми подарками.

В горячих объятиях оказалась Германия, самое большое и влиятельное государство ЕС, но одновременно и самая энергозависимая страна. Здесь Путин находит понимание: министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер вновь открыл реалистическую политику. Чтобы гарантировать Германии исключительные права на российский газ, он готов поступиться западными ценностями.

"Сближение через интеграцию"

"Сближение через интеграцию" – так называется проект новой российской политики Штайнмайера, реализация которого должна совпасть с началом президентства Германии в ЕС. Смысл его заключается в следующем: чем больше российских политиков, учреждений и предприятий вплетены в Западную Европу, тем быстрее Россия превратится в демократическую страну.

Но воздействие предшествующей доктрины СДПГ – "Переустройство через сближение" – на слом железного занавеса было ничтожным (с точки зрения запертых по ту сторону занавеса, сотрудничество с социалистическим режимом только продлило их страдания). Столь же мизерным будет влияние проекта Штайнмайера на обуздание Москвы. Из-за своей зависимости Германия не может диктовать условия; и реализация доктрины Штайнмайера есть не что иное, как добровольное усиление этой зависимости.

Путин охотно примет предложение Штайнмайера, оно наилучшим образом отвечает его интересам. Однако надеяться на то, что в итоге он примет западные ценности, не следует. Ведь он отвергает все, за что держится Европа, – как идеи, так и политическое единение.

Предпринимать шаги будет только Запад. Штайнмайер уже их делает: его предложение отказаться от отвергнутой Россией международной Энергетической хартии (она регламентирует открытие энергетических рынков и защиту иностранных инвестиций) вызывало в Москве ликование. Это вызывает уважение, заявил российский министр иностранных дел.

Заступиться за западные ценности

Тем самым Штайнмайер поступился западными ценностями. Он рискует тем, что граждане Восточной Европы еще сильнее отвернутся от ЕС. И он отягощает только что восстановившиеся отношения с естественным союзником США.

Чтобы усмирить российского вождя, нужно нечто иное. Нельзя соглашаться с использованием энергии как оружия. Россия не может ожидать, что она получит прямой выход на западные рынки, если у себя дома она будет притеснять западные компании.

Пока Россия не гарантирует прав собственности, пока Москва использует милицию и юстицию как оружие против неугодных бизнесменов, политиков и журналистов, до тех пор ей должно быть отказано в членстве как в "Большой восьмерке", клубе ведущих индустриальных стран мира, так и в ВТО.

Запад должен объяснить России, что есть ценности, которые не продаются. Ни за какие кубометры газа.

Рене ГРИБНИТЦ

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: