Чувство родины под названием "ненависть"

11/09/2006 - 11:42

Конечно, ситуация в Сальске (Ростовской области) была не в порядке и до того вечера. Иначе до этого бы не дошло и Магомед Мусаев точно бы помнил, что за команды играли в тот июньский вечер. Это был довольно неравный матч между Португалией и Нидерландами, который останется в памяти как матч чемпионата мира с наибольшим числом удалений. "Вечером 25 июня мы сидели возле кафе и планировали посмотреть футбол на большом экране", – рассказывает Мусаев. Но, когда в Нюрнберге судья дал свисток к началу игры, в Сальске катастрофа уже произошла. "Если бы наши ребята не начали стрелять, они бы всех перебили. Никто бы не выжил", – говорит зажиточный фермер Мусаев.

"Мы просто хотели поговорить", – возражает Дмитрий Пугачев, совершенно не зажиточный водитель грузовика и мелкий предприниматель. Однако факт остается фактом: в ту ночь один молодой человек оказался в морге. Пуля попала ему в спину.

Сальск, городок с 60 тысячами жителей, находится примерно в 180 километрах к юго-востоку от Ростова-на-Дону. Он находится в такой глубокой провинции юга России, что, собственно, ничего из происходящего здесь не должно было заинтересовать остальную страну. Исключением не стала бы и перестрелка в кафе – если бы погибший не был русским, а стрелявший – дагестанцем.

Многонациональное государство

Под словом "они" Мусаев подразумевает русских. А когда о "них" говорит Пугачев, он имеет в виду дагестанцев и других приезжих. Население Сальска многонационально -как и во всей России. Россия, подобно бывшему Советскому Союзу, – многонациональное государство. Это не всем нравится. В эту субботу Россия отмечает День национального единства. Как раз в этот день националисты из "Движения против нелегальной иммиграции" (ДПНИ) призвали провести "Русский марш", который должен пройти по Москве и другим городам. Свою цель они провозглашают в русской хартии: "Мы, русский народ, являемся единственным легитимным источником суверенитета и легитимности власти в России".

В стране, где 20% населения не являются этническими русскими, это смелый и, главное, взрывоопасный тезис. Который, однако, по данным серьезного опроса, 54% россиян в принципе разделяют. Мэр Москвы Юрий Лужков, в отличие от прошлого года, на этот раз запретил демонстрацию, но ДПНИ все равно собирается провести акцию. "Они запретили марш, а я его разрешаю", – объявил лидер ДПНИ Александр Белов.

30-летний Белов давно ездит по России в качестве коммивояжера по вопросам ненависти. Он появился в Кондопоге, где в конце августа смерть двух русских в драке с чеченцами привела к многодневной травле кавказцев. До этого он уже был в Сальске, что говорит о том, что националист целенаправленно искал случаи убийств, годящихся для разжигания расовой ненависти. В Сальске, казачьем крае, он надеялся найти плодородную почву. Встретившись с Дмитрием Пугачевым и послушав его, понимаешь почему. Пугачев не богатырь, но его поношенная джинсовая куртка обтягивает мускулы. Волосы у 28-летнего молодого человека коротко стриженные, настолько коротко, что хорошо виден 7-сантиметровый шрам на затылке. Дагестанец порезал его ножом 25 июня, говорит он.

"Они, – говорит он, имея в виду дагестанцев, – уже приезжают сюда с ненавистью. Они ненавидят нас, особенно молодые. Они считают нас людьми второго сорта". Свое видение ситуации в Сальске он излагает так: дагестанские преступники контролируют город, на машинах без номеров и с оружием носятся по центру, дают взятки администрации и угрожают девушкам.

Именно Пугачев в тот кровавый вечер привел группу русских на место встречи дагестанцев, "чтобы поговорить". Поговорить он хотел о трех молодых русских, которые после жестокого избиения группой дагестанцев находились в больнице. По рассказам, русских заманили в ловушку – из-за спора вокруг девушки. На место встречи дагестанцев они пришли совершенно без оружия, в шлепанцах, утверждает сейчас Пугачев.

Мусаев, напротив, говорит, что русские пришли с бейсбольными битами и полные решимости напасть на дагестанцев. По его словам, 150 русских представляли угрозу для дюжины дагестанцев. "Дагестанцы были вынуждены оказать сопротивление. Двое выстрелили в воздух, чтобы сдержать людей", – говорит он. Однако, каким образом этот "выстрел в воздух" настиг одного из уже спасавшихся на автомобиле русских, пока неясно.

После кровавого вечера несколько молодых дагестанцев были арестованы, но выпущены под подписку на невыезде. Именно тогда Пугачев стал народным трибуном. Сотни человек вышли на демонстрацию против "дагестанских преступников". Пугачев получил разрешение на митинг и на использование звукового оборудования. Пришли несколько тысяч человек, и сначала казалось, что все обойдется. Администрация взяла на себя руководство и позаботилась о том, чтобы "заслуженные учителя" и другие уважаемые лица рассказали о дружбе народов.

Они делают из нас нацистов

Но потом один гость резко потребовал микрофон, это был лидер ДПНИ Александр Белов. "Здесь вы боретесь за судьбу России!" – крикнул он жителям Сальска, рассказал об опасности нового Беслана и о махинациях исламистов. "Выселить, выселить", – закричала толпа, и Белов мог быть доволен, в том числе и Пугачевым, который организовал движение "Мужество и гуманизм".

"Весь город поддерживает меня", – говорит Пугачев, утверждая, что именно он призывал к разуму и не допустил таких кровавых событий, как в Кондопоге. Но одновременно Пугачев грозит: "В Сальске нет скинхедов и нацистов. Но они делают из нас нацистов, потому что ничего не предпринимают".

Действительно ли весь город поддерживает Пугачева и его "мужественных гуманистов" – это большой вопрос. Но в казачьем штабе рядом с игорным заведением "Шур-шур" взгляды Пугачева пользуются популярность. В Зале казачьей чести висит портрет президента Путина в казачьей шапке. За полуразвалившимся столом сидит седой 61-летний мужчина. Над ним красуется синий плакат с десятью жизненными правилами казака. Пункт первый: "Честь и доброе имя казаку дороже жизни". Имя седого мужчины – Николай Мешков – доброе имя, как он заверяет: "Еще мой прадед был донским казаком". А поскольку казачья честь не запрещает ни ругаться, ни применять силу, он клянется "дать в морду" тому, кто будет оспаривать, что Сальск – это старый казачий край.

Мешков – атаман, предводитель 630 казаков в Сальском округе, и он в гневе. "Народ больше не может терпеть", – говорит он. Народ, по его словам, стал жертвой кавказской колонизации. Это люди, не уважающие культуру России. "Когда я иду в чужой дом, я вытираю ноги и стучу. Они же сразу вышибают дверь ногой", – говорит он. Грозит не только новая Кондопога, но и даже новое Косово, если русские не станут снова хозяевами у себя дома, говорит атаман.

Дагестанец Магомед Мусаев и его друг Магомед Габаздибиров не выглядят как люди, не снимающие обуви. Оба владеют большими фермами, они много лет назад приехали сюда из Дагестана, из одной части России в другую. На большом письменном столе в кабинете Мусаева они разложили множество бумаг. Как глава шести-семи сотен сальских дагестанцев в последние месяцы Габаздибиров написал много прошений, два из которых отправил непосредственно Владимиру Путину в Кремль. Ответа он не получил, поэтому недавно он откликнулся на призыв задавать вопросы главе государства, на важнейшие из которых тот обещал ответить по телевидению. "Я думал, мой вопрос примут во внимание, – говорит Габаздибиров, – ведь о наших проблемах говорили по всей стране". Дагестанец вытаскивает рукописную записку и зачитывает вопрос, на который не ответил Путин: "Уважаемый Владимир Владимирович, почему казаки относятся к нам как к лакеям, ворам и гостям? Почему Вы как гарант Конституции это допускаете?"

Габаздибиров и Мусаев ощущают в Сальске атмосферу угрозы и преследований, хотя до таких эксцессов, как Кондопоге, здесь не дошло. Восемь дагестанцев были арестованы в связи с июльскими событиями, хотя нападавшими были русские, говорят они. В листовках всех дагестанцев заклеймили как преступников, хотя большинство из них тяжелым трудом зарабатывают свой хлеб в сельском хозяйстве. Ситуация в любой момент может выйти из-под контроля, предупреждают они – в этом они согласны с казаками. "Мы в любую минуту готовы оказать сопротивление. Такова наша культура. Хотя нас меньше, мы всегда будем защищаться", – говорит Габаздибиров. Сам он после кровавого июньского вечера совершенно легально приобрел охотничье ружье. "Без оружия никак", – добавляет его друг Мусаев, доставая из-под стола средней длины нож.

Лозунги у скамейки

"Ситуация спокойная", – заверяет мэр Сальска. Анатолий Кашин на всякий случай пригласил трех представителей местной прессы, которые с готовностью подтверждают высказывания главы города. Кашин, крепкий лысый мужчина, вызывающе откидывается в кресле. "Меня избрал народ. Что этот Пугачев сделал для города?" – спрашивает он. По его словам, в Сальск прибыли силы, которые хотят дестабилизировать город. Да, требования выселить дагестанцев были. "Но они граждане России. Как я их выселю? На это у меня нет права", – говорит он. Три раза, по его словам, глава ДПНИ Белов приезжал в Сальск, открыто призывал к расовой ненависти, но ему не удалось ее разжечь. Правильно действовал его московский коллега Лужков, запретив "Русский марш", потому что это "призыв к войне", говорит Кашин.

Дмитрий Пугачев, основатель "Мужества и гуманизма", в любом случае не может поехать в Москву. Мэр подал на него в суд за клевету, и Пугачеву пока запрещено покидать город. Но опускать руки он не собирается, в чем и заверяет собравшихся у скамейки в парке верных сторонников. Предводитель казаков Мешков тоже пришел, так же как и один пожилой мужчина, утверждающий, что "нужно снова расстреливать и казнить, как в сталинские времена". Но большинство собравшихся – это молодые люди, которые вместе с Пугачевым регулярно тренируются в спортивном клубе "Олимп". "Власти не регистрируют "Мужество и гуманизм", – информирует Пугачев своих людей. Но это ничего, люди организуются в отряды казачьей молодежи. Атаман Мешков достает бумажку с последней информацией, согласно которой один чеченец зарезал русскую девушку.

"Казаки отправляются в путь, следить за порядком", – говорит он.

Даниэль БРЕСЛЕР

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: