Тон задают русские

11/07/2006 - 14:35

Лопающиеся от богатств, которые им принес мировой товарный бум, новоявленные миллионеры из России, Китая и с Ближнего Востока заявляют о себе как о ведущей силе на мировом арт-рынке.

Седьмого ноября начались аукционы авторитетных нью-йоркских аукционных домов, иностранные покупатели, как ожидается, придадут им драматизма и, вероятно, поднимут объемы продаж до рекордных высот. Главные аукционные дома – Christie's, Sotheby's и Phillips de Pury – рассчитывают, что их совокупные продажи за две аукционных недели впервые преодолеют отметку 1 млрд долларов и могут достичь цифры 1,1 млрд. В прошлом году осенние продажи принесли 764 млн долларов.

Стремясь привлечь новых богатых покупателей, аукционные дома разворачивают мировые маркетинговые кампании. После того как Эндрю Ллойд-Уэббер передал заботам Christie's картину Пикассо "Портрет Анхеля де Сото" из своего собрания, аукционисты попросили автора "Кошек" отправиться в Москву и встретиться с местными журналистами и коллекционерами. (Картина, купленная 11 лет назад за 29 млн долларов, как ожидается, будет продана за 60 млн, которые направят на благотворительные цели.)

Sotheby's впервые напечатал брошюру с описанием его главных осенних лотов на русском языке и разместил рекламу в московской деловой газете "Коммерсант". Эксперты аукционного дома по живописи также были привлечены к продвижению лотов, а те из них, кто говорит по-русски, будут помогать заключать сделки по телефону. Кроме того, когда Sotheby's возил по миру свои главные достопримечательности несколько недель назад, то маршрут турне обошел Цюрих, без которого такие рекламные поездки раньше были немыслимы, но прошел через Гонконг, Токио и Лондон.

"Безграничные доходы"

"Новички меняют конфигурацию всего рынка, – говорит арт-дилер Сьюзан Данн из нью-йоркской PaceWildenstein. – У них безграничные доходы, и деньги для них не вопрос, если они охотятся за художественными трофеями. Так что аукционисты куют железо пока горячо".

Аукционные дома уже усилили свое международное присутствие, устроив отдельные аукционы для русского, индийского, а недавно и современного китайского искусства. В самом общем смысле стратегия заключается в том, чтобы подцепить коллекционеров на крючок, предлагая им произведения искусства, относящиеся к культурному наследию их страны, а затем расширять их покупательские предпочтения и стараться привлечь внимание к другим, часто более дорогим, шедеврам.

Представители Восточной Европы хорошо зарекомендовали себя как покупатели таких мастеров, как Шагал, но аукционисты напоминают клиентам, что знаменитые русские собиратели, например Сергей Щукин, когда-то покупали много работ Матисса и Пикассо. В советское время границы для произведений искусства были, разумеется, закрыты. Зато сейчас эти границы, как и бумажники коллекционеров, открыты нараспашку.

Привкус драмы

В Нью-Йорке их присутствие и покупательная способность придают аукционам еще и драматизм. После весенних торгов в Нью-Йорке несколько месяцев не утихали разговоры о том, кто же все-таки купил за 95 млн долларов "Портрет Доры Маар с кошкой" кисти Пикассо. Мир искусства решил, что это должен быть русский, хотя доказать это не удалось.

По мере того как на рынок приходят новые деньги, многие американские коллекционеры постепенно превращаются в продавцов. Опытные собиратели искусства XX века, в том числе Дэвид Геффен, постепенно негласно избавляются через дилеров от части своих коллекций. За последние пару месяцев Геффен продал по одному полотну де Кунинга, Джаспера Джонса и Поллока на общую сумму 285 млн долларов. Другие, как Майкл Овиц, выставляют нынешней осенью на продажу через аукционные дома менее значимые работы из своих собраний.

"Это безумие, но есть масса свидетельств того, что гонка за произведениями искусства обостряется во всем мире", – говорит Дэвид Норман, один из руководителей отдела импрессионизма и модернизма аукционного дома Sotheby's.

Аукционисты наперегонки стараются оправдать меняющиеся ожидания и пожелания клиентов. Нью-йоркские коллекционеры еще могут шуметь на торгах из-за современных американских художников-нонконформистов, платя гораздо больше, чем ожидалось, за новых фаворитов, вроде Лайзы Юскавейдж, Сесили Браун и Барнаби Фурнаса. Но в мировом масштабе нувориши предпочитают вечные ценности, так что нынешней осенью Sotheby's и Christie's делают ставку на классические полотна, в том числе Сезанна, Моне, Гогена и Климта. И тем не менее наблюдатели задаются вопросом, смогут ли цены на произведения искусства и дальше демонстрировать столь стремительный рост.

Sotheby's пришлось в этом сезоне изрядно потрудиться над рекламой, поскольку среди его импрессионистов и модернистов почти нет лотов, которые могли бы стать блокбастерами. Норман говорит, что среди лотов, которые он предлагает, есть большое разнообразие экспрессионистов. Однако, чтобы добавить пасторальную ноту, он также позаимствовал несколько картин из предстоящего аукциона, посвященного искусству XIX века, в том числе портрет женщины в белой рубашке с оборками кисти Хоакина Соролья-и-Бастида. Главный лот Sotheby's – сезанновский натюрморт с дынями за 35 млн долларов.

Christie's, в свою очередь, может предложить ряд шедевров импрессионизма и модернизма, в том числе Пикассо из коллекции Ллойда-Уэббера – мрачный портрет друга художника. Аукционный дом также выставляет яркую "Уличную сцену в Берлине" (1931) Эрнста Людвига Киршнера, оцененную в 24 млн долларов, редкого Гогена таитянского периода (45 млн) и несколько недавно возвращенных работ Густава Климта (93 млн).

Глава отдела импрессионизма и современного искусства Гай Беннетт говорит, что Christie's просто пожинает плоды культивирования связей с продавцами по всему миру. Но по крайней мере часть заслуг принадлежит недавним судебным решениям. Семь из топ-лотов Christie's являются результатом реституции, когда работы из собраний коллекционеров-евреев, конфискованные нацистами, были сочтены судом украденными и возвращены наследникам законных владельцев. Эксперты по реституции из дома Christie's внимательно отслеживают такие дела, говорит Беннетт. Пять из числа этих работ были оценены в гарантированную сумму, так что продавцы ничем не рискуют. (Аукционный дом обещает продавцу продать лот за определенную сумму, а в обмен получает доход, иногда достигающий 40%, если картина уйдет за сумму, превышающую обещанную.)

Конечно, заполучить такие выгодные топ-лоты очень непросто. Оба аукционных дома потратили немало собственной наличности, чтобы обеспечить их выставление на аукцион. Sotheby's гарантировал цену на 48 лотов, вложив по меньшей мере 40 млн долларов собственных средств в одно только современное искусство. Christie's гарантировал 43 лота на сумму не менее 150 млн, большая часть этой суммы обеспечивает четыре полотна Климта.

Означает ли это, что будущие продажи послевоенного и современного искусства будут менее значимыми? Вряд ли. Аукционные дома предлагают массу произведений Энди Уорхола. Sotheby's по-прежнему рассчитывает продать нового искусства на 199 млн, в том числе портрет склонившейся обнаженной Фрэнсиса Бэкона (оценивается в 12 млн долларов) и несколько энергичных абстракций де Кунинга. У Christie's тоже есть шесть работ де Кунинга. В целом его выручка от современного искусства может достичь 279 млн долларов.

Роберт КОУЛЛИ

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: