Голос переселенцев из России

11/02/2006 - 11:22

Берлин. - За последние два десятилетия в Германии поселились более двух миллионов этнических немцев из бывшего Советского Союза и более 200 тысяч российских евреев. В Берлине поражает число надписей на русском языке вдоль модных улиц в районе Курфюрстендамм (Kurfurstendamm). Агенты недвижимости, стремящиеся нажиться на новоявленной буржуазии, дают описания домов и квартир по-немецки и по-русски. На другом конце города, в аэропорту Шенефельд (Schonefeld) обозначения тоже двуязычны.

Но красноречивее всего газетные киоски. Реклама в глянцевых журналах мод на русском языке говорит все об их аудитории. Одежда от кутюрье, дорогие часы и товары роскоши - это норма, символ возвышения российского обеспеченного класса.

Кроме того, существует новая ежемесячная газета для российских евреев, конкурирующая с традиционными публикациями для еврейской общины в Берлине. Среди еженедельных изданий стоит отметить русскоязычную газету 'Европа-Экспресс' с аудиторией в 480 000 читателей и иллюстрированную программу российского, украинского и немецкого телевидения 'TV-Арена' с тиражом 114 000 экземпляров. Еженедельную 'Берлинскую газету' читают 190 000 человек.

Эти издания появились благодаря Николасу Вернеру, 38-летнему русскому с немецкими и еврейскими корнями, родившемуся в Молдове, бывшей советской республике.

'Когда я попал в 1996 г. в Берлин, первым, что бросилось в глаза, было низкое качество русских газет, - сказал Вернер в интервью, данном в новом офисе его редакции на юге Берлина. - У русской общины не было приличных газет. Низкокачественной была даже сама бумага. Было слишком много мелких изданий, не совсем представлявших, чего они хотят достичь и на какую аудиторию они рассчитывают'.

Вернер увидел шанс и охотно взялся за дело, потому что за несколько лет до этого он потерял все, что у него было, когда ему пришлось уехать из Тирасполя, столицы Приднестровья, региона, который националистическое движение пытается при поддержке России оторвать от Молдовы.

'Моим первым решением было приобретение большей части мелких газет', - говорит Вернер. За несколько газет он заплатил 25 000 немецких марок (примерно 13 000 евро). К 2001 у него была корпорация Werner Media, компания, занимающаяся посылочной торговлей и магазины, торгующие российскими продуктами. 'Рынок созрел', - говорит он.

По словам Вернера, в этом году его компании принесут 20 млн. евро (25,4 млн. долларов) прибыли. Он говорит, что такая прибыль - успех для любого газетного издателя в Германии, где проблемы печатных СМИ - те же, что и в любой другой стране: неповоротливая реклама, низкий уровень потребительских расходов и молодое поколение, которое больше интересуют электронные СМИ.

Но Вернер не забывает и о русских, живущих в других европейских странах. Он создает пункты распространения своих глянцевых журналов по всей Европе, в том числе, во Франции, в Италии и Британии, стремясь охватить растущее число русскоязычных в этих странах.

Еще один вызов, встающий перед Вернером, - это многоликость русской общины, охватывающей несколько поколений с разной историей и разными традициями.

Многие русские, эмигрировавшие в Германию после распада Советского Союза в 1991 г, - это 'аусзидлеры' (Aussiedlers), потомки немецких переселенцев, которых в XVIII в. пригласила в Россию Екатерина Великая, сама бывшая немецкой принцессой. Подвергшись в советскую эру гонениям, они были отправлены в ссылку в Казахстан. Лишь в 1980-е годы тогдашний лидер коммунистической партии Михаил Горбачев разрешил им уехать. Остальные - это евреи.

К 2005 г. в Германии проживало 3,5 миллиона русскоязычных.

Но Вернер первым признает, что община не до конца интегрирована. Многое, по его словам, зависит от поколений и состояния немецкой экономики.

'Разумеется, 90 процентов детей в возрасте от 1 до 10 лет интегрированы, - говорит Вернер. - Они думают по-немецки. У них друзья-немцы. Потом идет второе поколение, возрастом от 12 до 20 лет. Они интегрированы наполовину'.

Вернер говорит, что аудитория его газет - читатели возрастом от 20 до 40 лет. 'Это нормальные люди, рабочие, из них 70 процентов говорят по-русски, а 30 процентов - по-немецки. Проведя анализ рынка, Вернер выяснил, что лишь 10 процентов из числа русских старше 50 лет говорят по-немецки. - А из тех, кому больше 60 (многие из них - аусзидлеры) 100 процентов говорят только по-русски'.

Вернер утверждает, что с самого начала он не хотел, чтобы его газеты создавали 'государство в государстве'. В особенности, это касается его ежемесячной газеты для еврейской общины, издающейся тиражом 50 000 экземпляров, что в почти в три раза больше, чем у традиционной еврейской газеты. 'Посмотрите, я человек светский. Я хотел создать газету, которая занималась бы вопросами идентичности и культуры и тем, как российские евреи ощущают себя в Германии. Я не хотел, чтобы газета замыкалась на делах общины. Я считаю себя большим энтузиастом интеграции'.

Похоже, на этой философии основаны и другие его газеты. 'Я хочу, чтобы они были открыты, информативны и вмещали в себя широкий спектр мнений. Я не хотел создавать СМИ в стиле гетто и укреплять среди русских убежденность в том, что они полностью отделены от немецкого общества, - говорит Вернер. - Прежде всего, я не хочу, чтобы в моих газетах была тоска по родине и ностальгия'.

Вернер без колебаний излагает свое мнение о состоянии России при Владимире Путине.

'У моих читателей нет иллюзий относительно состояния демократии в России, - говорит он. - В сегодняшней России так мало независимых и свободных политиков'.

Джуди ДЕМПСИ

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: