«ВОЙНА – СОВСЕМ НЕ ФЕЙЕРВЕРК, А ПРОСТО ТРУДНАЯ РАБОТА...»

05/17/2006 - 21:29

Звание Героя России Альберту Маратовичу Зарипову было присвоено за участие в боевых действиях первой чеченской кампании. Командир разведгруппы, старший лейтенант вместе с подчиненными восемнадцать раз (!) выходил в тыл противника, в сложной обстановке неоднократно проявлял решительность, отвагу, личное мужество в сочетании с тонким расчетом и хладнокровием.
Как считает сам Зарипов, на всю оставшуюся жизнь события в Чечне наложили свой отпечаток. В особенности – пережитое под Первомайским. О том, как развивались январские события 1996 года, Герой России, потерявший на войне зрение, рассказал в автобиографической повести «Первомайка».
…Как гласит поговорка, от судьбы не уйдешь. Получилось, что под Первомайское Зарипов напросился сам. Когда после отпуска на «большой земле» офицер вернулся в чеченскую Ханкалу, его подчиненные готовились к выполнению боевой задачи. Зарипов вызвался идти вместе с ними. Но вместо Шатоя группа оказалась под дагестанской Первомайкой, захваченной боевиками Салмана Радуева.
Помимо «гражданских» заложников, радуевцы взяли тогда в плен… отряд новосибирского ОМОНа. Вместе с личным оружием им достались бронетранспортер и станковый автоматический гранатомет милиционеров.
Между тем, к селу подтягивались все новые и новые силы федералов, состоящие из специальных подразделений ОМОНа, СОБРа, «Витязя», «Альфы», «Веги» и др. Они охватывали село с востока и юга, а с севера и запада его блокировали армейцы, в том числе – разведгруппа Зарипова.
Вот что говорится о действиях старшего лейтенанта в тех боях в представлении офицера Зарипова к высокой государственной награде:
«С 13 по 18 января 1996 года офицер Зарипов и его подчиненные выполняли боевые задачи по обезвреживанию террористов банды Радуева и освобождению заложников в с. Первомайское Республики Дагестан, проявив при этом мужество, героизм.
14 января 1996 года в ходе штурма села Первомайское, захваченного радуевцами, офицер Зарипов со своими подчиненными выдвинулся на его северо-западную окраину и массированным огнем из гранатометов, РПО и стрелкового оружия выбил боевиков с передовых позиций. Действия федералов сковали значительные силы бандитов на северно-западном направлении, что позволило подразделениям МВД закрепиться на восточных границах Первомайского. В ходе семичасового боя подчиненными Зарипова были уничтожены БТР-80, расчет крупнокалиберного пулемета, до двадцати террористов.
В ночь с 17 на 18 января старший лейтенант Зарипов выполнял задачу по предотвращению попытки боевиков прорваться через кольцо окружения федеральных войск.
Около 4.00 бандиты Радуева численностью до трехсот пятидесяти человек предприняли попытку прорыва через боевые позиции федералов. Основные усилия боевиков были направлены на участок, прикрываемый группой офицера Зарипова.
Своевременно обнаружив террористов, Зарипов подал команду личному составу на открытие огня. Огнем из штатного оружия противник был отброшен назад.
Старший лейтенант прицельным огнем из РПГ лично подавил два расчета крупнокалиберных пулеметов. В ходе повторной атаки, несмотря на большие потери, боевикам удалось вплотную прорваться к огневым позициям Зарипова. Завязался ожесточенный ближний бой. В ходе него противник начал использовать ручные осколочные и противотанковые гранаты, постоянно вел огонь из подствольных гранатометов и РПГ-7. Зарипов, организовав эвакуацию трех погибших военнослужащих и четырех раненых солдат, продолжал руководить боем. Огнем из автомата и ручными гранатами он лично уничтожил семь боевиков. Получив команду отходить, остался прикрывать отход группы. В результате разрыва гранаты офицер был тяжело ранен в голову и получил множественные осколочные ранения ног, но продолжал руководить подчиненными, полностью обеспечив отход личного состава. С поля боя он был эвакуирован на сборный пункт раненых в бессознательном состоянии только после окончания боя. В результате запоздалого обращения за медицинской помощью старший лейтенант потерял зрение».

– Бумага все стерпит, – вздохнул Зарипов, когда при нашей встрече я дочитал ему последнюю фразу документа. – Все, вроде бы, так и одновременно не так было. То же Первомайское – вот оно, на кассете. Хотите взглянуть?
– Конечно.
…Кадры любительской видеохроники уносят нас в зиму десятилетней давности. Всполохи выстрелов. На позициях – федералы. А это – останки боевиков, нашедших под Первомайским свое последнее пристанище.
Видно, сам Зарипов не раз прокручивал пленку и мысленно воссоздал в памяти запечатленную на ней обстановку.
– Сейчас огнеметчика покажут, – не видя экрана, тем не менее, уверенно комментировал он. – А вот там, справа, была моя дневка…
И без перехода:
– Жаль, тот, кто писал представление, меня не спросил. Могу ноги показать. На них от пуль ни отметины.
Увы, документ действительно нельзя назвать безукоризненно точным. Взять то же ранение ног. На самом деле ни его, ни разрыва гранаты не было. Командир разведгруппы получил пулевое ранение: войдя в левый весок, пуля вышла через правую глазницу, повредив лобные пазухи и правое глазное яблоко. Но, после того, как представлению дали ход, кто-то из недоброжелателей, зацепившись за неточности, распустил слухи, что Зарипов, якобы, выдернув чеку, уронил под ноги собственную гранату, в результате, дескать, «выбило глаз и посекло ноги».
– Начали мы не 14-го, а 15 утром, – мой собеседник поправил очки. – По замыслу для нас это был не штурм – отвлекающий маневр. Главную задачу под прикрытием артиллерии в это время должны были решать спецназовцы «Витязя». Мы же имитировали атаку на позиции террористов, с 9 до 13 держали боевые порядки, потом по команде организованно отошли.
– Не могу ручаться, – продолжал он, – что лично подбил БТР. Кто только тогда не вел огонь по машине. Как определить, чей выстрел оказался точнее?
Немало претензий у Героя и к тому, как изложены в документе события ночи 17–18 января.
– В разведгруппу, – рассказывал, – только пришло молодое пополнение. Противостоять боевикам Радуева новички не смогли бы. «В укрытие, – приказал я новобранцам. – Главное для вас сегодня – просто выжить».
На пути же прорывающихся из окружения радуевцев встали тогда солдаты-контрактники и оказавшиеся в расположении группы офицеры. Было бы побольше надежных людей – таких, как полковник Александр Стыцина, майоры Михаил Темирханов и Игорь Морозов, капитан Сергей Косачев, старший лейтенант Константин Козлов, лейтенант Александр Винокуров, сержант Виталий Бычков – разве ушли бы бандиты? Достаточно сказать, что к утру 18 января на поле боя перед позициями разведгруппы старшего лейтенанта Зарипова осталось шестьдесят два погибших боевика. Два десятка убитых радуевцев обнаружили на самих позициях группы.
…Десять лет – срок немалый. Спецназ и Чечня остались в прошлом. Сегодня потерявший на войне зрение Герой России много размышляет – о своей жизни, о Чечне и других нынешних российских событиях. Не случайно ведь родилась книга. Написав ее, отставной офицер, по существу, совершил еще один, на этот раз гражданский подвиг.

Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: