АРАМ АКОПЯН, НАСТОЯЩИЙ ПОЛКОВНИК!

05/17/2006 - 21:29

СПУСТЯ ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ, 11 ДЕКАБРЯ 1994-ГО, НАЧАЛИСЬ БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ КОНСТИТУЦИОННОГО ПОРЯДКА НА ТЕРРИТОРИИ ЧЕЧНИ. НО У УЧАСТНИКОВ ТЕХ СОБЫТИЙ ОНИ ЕЩЕ СВЕЖИ В ПАМЯТИ.
Армейцы говорят, что офицер, на время службы которого не выпало хотя бы одной войны, может считать себя таковым лишь наполовину. Исходя из этого утверждения, начальника отдела мобилизационного и комплектования 58-й общевойсковой армии Арама Ервандовича Акопяна с полным правом можно назвать «настоящим полковником». Так уж сложилась армейская биография офицера, что ему не раз приходилось выполнять свои служебные обязанности в боевых условиях – и в Афганистане, и во время осетино-ингушского конфликта, и в обеих чеченских кампаниях.

ДЕЛО БЫЛО ПОД ШИНДАНДОМ
В мотострелковый полк, что стоял под афганским Шиндандом, лейтенант Акопян попал практически сразу по окончании Бакинского высшего общевойскового командного училища. Буквально на пару месяцев «заехал» в Ордженекидзевский (ныне – Владикавказский) гарнизон. А уж оттуда и был откомандирован «за речку». Чем руководствовались, принимая решение, кадровики? Сам Акопян считает, что здесь во многом сыграл свою роль имеющийся уже у него, лейтенанта, опыт. Ведь срочную службу начинал он в элитном разведывательном батальоне, в группе советских войск в Германии. В училище же уже был сержантом, заместителем командира курсантского взвода...
– Чем особо запомнился Афган? – переспрашивает Арам Ервандович. И, ни секунды не медля, отвечает:
– Был особо памятный эпизод.
Участвуя в очередной операции против моджахедов, колонной из двух машин мотострелки под командованием офицера Акопяна выехали в тот день на разведку в район Гулистана. На развилке дороги командир решил разделить колонну и обследовать оба направления на наличие б анд. На горном участке машина Акопяна попала в засаду.
– Бандиты сразу открыли огонь, – вспоминал офицер. – И попали – пробили радиатор. Приказал тогда механику-водителю заглушить двигатель. Но без боя решил не сдаваться. Стали отстреливаться из всего имевшегося у нас оружия. Сам видел, как завалил одного «духа».
Не ожидав отпора, мятежники запаниковали. И пока наводчик-оператор прикрывал нас огнем, вместе с механиком-водителем мы попытались «оживить» машину. Получилось! Вырвались мы из засады без потерь! Правда, через какое-то время двигатель БМП вновь заглох. Но тут подоспела наша вторая машина …
Будучи командиром взвода, еще до назначения на вышестоящую должность, в Афганистане лейтенант Акопян по существу уже командовал... ротой: так сложились обстоятельства, что после ранений сначала один, затем другой комроты подолгу лечились в госпиталях. Так вот, безусловно, заслуга Арама Ервандовича в том, что за два года в его роте, несмотря на участие в боевых действиях, потери были минимальными.
В чем же причина столь значимого показателя, интересуемся, может быть, поступавший тогда в Афган контингент молодняка был подготовлен лучше сегодняшних выпускников учебных подразделений?
– Нет, – отвечает офицер. – И тогда, и сейчас из одних «учебок» приходили и приходят действительно классные специалисты, из других – близкие к «нулю». И задача командира взвода, роты – научить подчиненных. Так, в Афгане молодой наводчик-оператор, скажем, начинал у меня службу... стрелком. Пока в ходе занятий я не убеждался, что на поле боя за пультом орудия БМП тот не подведет.
Это подмеченное старшими начальниками стремление офицера сначала обучить солдата, а уж потом требовать с него, определило дальнейшее после Афгана место службы кавалера двух боевых орденов – «Красной Звезды» и «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени. Арам Акопян был назначен в Ашхабадский гарнизон командиром учебной мотострелковой роты, готовящей специалистов для службы в подразделениях ограниченного контингента.
АКАДЕМИЧЕСКАЯ ЗАДОЛЖЕННОСТЬ
К декабрю 1994-го в армейской судьбе Акопяна произошло немало значимых перемен. После Туркестанского военного округа он вновь послужил в Германии, в Западной группе войск, где «дорос» в должности до комбата. Заменился во Владикавказский гарнизон, где, заочно обучаясь в академии имени М.В. Фрунзе, находился за штатом. Во время кровавых осетино-ингушских событий часть, обязанности начальника штаба которой временно был назначен исполнять офицер Акопян, ввели в Ингушетию. Потом, наконец, освободилась хоть какая-то должность – заместителя начальника штаба полка...
Парадоксально, но факт: на момент приказа Верховного Главнокомандующего о привлечении российских войск для наведения конституционного порядка в Чечне, старше Акопяна в полку по должности… вмиг никого не оказалось. Начальник штаба подал рапорт об увольнении из армии. Командир полка находился в командировке. Пришлось кадровикам в пожарном порядке назначать Арама Ервандовича начштаба полка. И именно Акопяну приказали вводить часть в Чечню.
– Через Ингушетию, – вспоминает полковник Акопян, – прошли мы тогда без потерь. Стали в Чечне под Элистанжи. С первых же дней, как врио командира полка, решил я наладить нормальные отношения с местными жителями. Пригласил имама, старейшин, представителей местных властей на КП части, представил им выстроившихся здесь же свободных от службы солдат. Рассказал о целях нашего прихода в Чечню – бороться с бандитами. Мирному же населению, подчеркнул, опасаться армейцев нечего. И такая открытость дала себя знать. Ежедневно за водой, продуктами отправляли мы колонну машин практически без охраны. Ни нападений, ни минирования дорог у Элистанжи не случалось ни разу.
И все-таки без конфликта не обошлось. Причем виновными в нем оказались представители обеих сторон – и военнослужащие, и местные жители. Однажды с позиций полка по населенному пункту был произведен гранатометный выстрел. Граната разорвалась во дворе жилого дома – осколками убило собаку, ранило молодую чеченку и ее ребенка. Тот, кто открыл огонь, особо не прятался. И причина случившегося была на лицо: солдат оказался пьян, плохо соображал. Акопян поспешил к месту происшествия, принес извинения пострадавшим. А затем долго беседовал с... имамом.
– Ну, нигде, – убеждал священнослужителя, – водки солдатам не достать – только купить у кого-то из местных. Юношам же пить нельзя – и дозы рассчитывать не умеют, и закусывать не приучены. Как результат, «крышу сносит».
К чести имама, тот понял все правильно: не только помог уладить ситуацию, но и нашел продавцов «сорокаградусной», приструнил их, пригрозив… «отлучением» от мечети…
И все же о «первой Чечне» полковник Акопян вспоминает с некоторой долей горечи, сожалея о том, что вовремя не закончил академию Фрунзе.
– Да какие экзамены, – махнул рукой старший начальник, когда Акопян заикнулся тогда о выпуске в академии. – Не волнуйся, воюй. Мы такие бумаги напишем, что диплом тебе прямо в Чечню привезут.
Лишь через год после того разговора начштаба полка с оказией оказался в Москве. И узнал, что приказом министра обороны… отчислен - за академическую задолженность.

НА ЮЖНОМ И ЗАПАДНОМ НАПРАВЛЕНИЯХ
Как раз накануне второй чеченской кампании подполковника Акопяна назначили старшим офицером оперативного отдела 58-й армии. Когда же вновь встал вопрос о вводе в Чечню полка, где до недавнего времени тот был начальником штаба, новый командующий 58-й генерал-майор В. Шаманов приказал, обращаясь к Араму Ервандовичу:
– Часть поведете вы! Полк вас знает, подчиняется. Вам, как говорится, и карты в руки.
Что ж через Ингушетию в Чечню дорога была привычной…. И снова в указанное им место мотострелки вышли без потерь
.
Вскоре генерал Шаманов предложил Акопяну занять должность начальника штаба создаваемой в Чечне группировки «Юг». И в период интенсивной армейский фазы контртеррористичекой операции, в декабре 1999-го и январе 2000 годов, в горной Чечне под руководством Арама Ервандовича были разработаны и проведены две десантных операции – в районе Шатили и на Итум-Кале.
– Пару раз, – улыбается полковник Акопян, – в различных телепередачах доводилось слышать о том, как наши доблестные пограничники высаживали десант в районе Шатили. Полагаю, вряд ли кто из офицеров приписал себе чужие заслуги. А вот ваш брат-журналист такой: где что услышит – давай трезвонить по миру.
Сейчас в горной Чечне, действительно в основном «погранцы» стоят. И вполне логично выглядит: кому, как не им, было сюда десантом высаживаться. В реальности же все обстояло иначе. Помню, зашел как-то к нам на КП представитель погранвойск (чей штаб в километре стоял). Ервандыч, говорит, ну когда, наконец, в район Шатили десантироваться будем? «Опомнились, – отвечаю, – да мы уж как три дня туда высадились. И все вам обеспечили – дороги перекрыли, высоты заняли».
Далее, как у Гоголя, была немая сцена.
Режим секретности мы тогда хорошо выдержали, утечки информации и через три дня не было.
Операция в район Шатили готовилась тщательно. Начштаба группировки не раз участвовал в воздушной разведке. Заметил, что в некоторых местах площадки были столь крошечными, что вертолету колесом не стать. У боевиков же хватало зенитных установок.
Командующий группировкой «Юг» генерал-лейтенант М. Ашуров был нетерпелив, все спрашивал: когда же, наконец, в дело? Акопян, наоборот, не торопился. Как сам говорит, время начала операции ему подсказала… интуиция. Словно подтолкнул кто: смотри, мол, вчера было рано, завтра будет поздно.
– Сегодня, товарищ генерал! – среди ночи доложил начштаба генералу Ашурову.
Первым, застав боевиков врасплох, в горах высадился спецназ. Бандиты только начали выдвигаться к зенитным установкам. Спецназовцы открыли кинжальный огонь – те отступили. И операция прошла без потерь.
– Помню, прилетел на КП начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Анатолий Васильевич Квашнин, – рассказывает полковник Акопян. – Обнимал меня, целовал, Владимиру Владимировичу Путину тут же доложил об успехе.
Позже «президент Чеченской республики Ичкерия» Аслан Масхадов, назвав дорогу в горную Чечню «дорогой жизни», пытался что-то предпринять, посылая бандгруппу за бандгруппой. Да куда там: расположившись на захваченных высотах, федералы так организовали систему обороны – зверь не прокрадется, не то что человек с оружием.
Так же успешно и без потерь на южном направлении был высажен и второй десант – на Итум-Кале…
Если же еще о «второй Чечне», то офицеру Акопяну довелось повоевать в должности начальника штаба и группировки «Запад».
– Рутинная была работа, – скромничает он, – своевременно поставить подразделениям задачи; добиться, чтобы информация не просочилась к бандитам; блокировать и уничтожить группы боевиков (по пять – десять человек); какие-то особые главари не попадались... Как-то провели операцию – выловили тех, кто ставил мины и фугасы на пути следования войсковых колонн.
Ничего себе, «рутина»! Не случайно именно за организацию выполнения задач в таких условиях офицеру Араму Акопяну были вручены боевые государственные медали – к ордену «За заслуги перед Отечеством» II степени (с мечами) и «За отвагу». Он также был награжден именным оружием – пистолетом. Могли бы еще быть и два ордена – Мужества, «За военные заслуги»… Только представления к ним, хоть и были написаны, не прошли через какие-то инстанции.

Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: